Книжный каталог

Серова М.С. Страсти оперной дивы

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

В Тарасов приезжает настоящая знаменитость – исполнительница романсов Изольда Измайлова, и для ее временной охраны директор театра, в котором должны состояться концерты певицы, нанимает профессионального телохранителя Евгению Охотникову. И хотя изначально Жене кажется, что охранять Измайлову не придется, вскоре она убеждается в том, что отработать свой гонорар ей придется по полной. С первых шагов Изольды по Тарасову на нее начинают сыпаться крупные неприятности...

Характеристики

  • Код номенклатуры
    ITD000000000802641

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Серова М. Страсти оперной дивы Серова М. Страсти оперной дивы 107 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Марина Серова Страсти оперной дивы Марина Серова Страсти оперной дивы 99.9 р. litres.ru В магазин >>
Марина Серова Страсти оперной дивы Марина Серова Страсти оперной дивы 100 р. ozon.ru В магазин >>
Творческий коллектив программы «Собрание слов» Ко дню рождения Галины Вишневской Творческий коллектив программы «Собрание слов» Ко дню рождения Галины Вишневской 49 р. litres.ru В магазин >>
FORNASETTI Поднос FORNASETTI Поднос 49140 р. yoox.com В магазин >>
MyFurnish Мягкая кровать "Baden" MyFurnish Мягкая кровать "Baden" 78990 р. thefurnish.ru В магазин >>
MyFurnish Мягкая кровать "Baden" MyFurnish Мягкая кровать "Baden" 83990 р. thefurnish.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Марина Серова - Страсти оперной дивы - чтение книги онлайн

Серова М.С. Страсти оперной дивы

про Ольгу… Я в это время с ребятами бухал. Здесь же, в театре. А что… у всех банкет, а мы что, не люди, что ли… Так что про Ольгу – это ты зря. Кого другого ищи. И вообще… Из наших навряд ли кто… ее все любили тут… хорошо относились.

Выходя из театра и с прискорбием отмечая, что усилия мои пока не приносят плодов, я осознавала, что из известных мне покушений на Изольду, организатор которых не был известен, остался только случай с собакой. А в том, что некий организатор здесь имелся, не было ни малейших сомнений.

«Как же мне узнать, кто это сделал? – думала я, заводя машину. – Разве поспрошать еще раз парня, что дежурил в тот вечер? Он, кажется, сегодня выходной? Вот и прекрасно. Узнаю… да хоть у той же Маши, где он живет, да и подъеду… неожиданно приятным сюрпризом. В конце концов, это ведь я помогла ему отмазаться от владельца собаки. А долг платежом красен».

Приехав в гостиницу, я первым делом осведомилась, здесь ли Миша, и, узнав, что он недавно ушел, поднялась к Изольде. Застав приму за просмотром дисков с собственными выступлениями, увлеченную и с сияющими газами, я поняла, что дело налаживается и до полного выздоровления уже недалеко.

– Ну, как тут у нас, все спокойно?

– Да, Женя, все в полном порядке. Думаю, напрасно ты… этот мужик снизу… – не знаю, охранник, что ли, он здесь у них, – он каждые пять минут заходит, спрашивает, все ли у меня хорошо. Надоел…

«Та-а-ак… значит, инструкции выполняются, – думала я, слушая эти претензии. – Отлично. Значит, утренние ориентировки были розданы не напрасно».

– Ничего, Изольда, – вслух ответила я. – Для собственного спокойствия можно немного и потерпеть.

– А у тебя что. Есть новости? – Надежда в голосе Измайловой выдавала внутреннюю тревогу, и мне было жаль, что пока нечем ее успокоить.

– Пока только отрицательные. Я проверяю некоторые свои предположения, и работа еще не закончена. Так что пока рано делать выводы. Твоя главная задача сейчас – успокаиваться и восстанавливать силы. Остальное – моя забота. Обещаю, уже очень скоро мы найдем того, кто это сделал, с тебя полностью снимут все подозрения, и вся эта история забудется, как страшный сон.

Произнося эту оптимистическую речь, я очень хорошо понимала, как не просто будет выполнить все эти радужные обещания. Но говорить об этом Изольде, и без того измученной, едва начавшей приходить в себя, конечно, не следовало, и, одарив ее на прощание обнадеживающей улыбкой, я спустилась на ресепшен к Маше.

– Машенька, будь другом, помоги в одном дельце, – ласково приступила я к разговору. – Тут у вас мальчик дежурит, сменщик твой…

– Стас? – с готовностью отреагировала Маша.

– Ну да… да, наверное. Так вот, нельзя ли мне его координаты узнать? Побеседовать очень нужно. У нас тут события… сама знаешь. Экстраординарные просто. Так вот, я пытаюсь выяснить, кто это мог подставить Изольду, расспрашиваю, узнаю подробности… понимаешь? В таком деле каждая мелочь может иметь значение. Подсказать что-то, навести на след…

Слушая, Маша кивала с очень глубокомысленным выражением на лице, как человек, понимающей всю важность обсуждаемого вопроса.

– Да… да, конечно, – со всей возможной серьезностью ответила она. – Я тоже… все мы очень болеем за Изольду… наши постояльцы… никто не верит. Такое обвинение…

– Ну вот, ну вот. Рада, что мы с тобой единомышленники. Так вот, я бы хотела поговорить с ним, с этим… Стас, ты сказала?

– Да. Да, конечно. Записывайте телефон.

Я записала номер и, пользуясь благорасположением Маши, как бы невзначай, на всякий случай, уточнила и адрес.

Разумеется, для тех вопросов, которые я собиралась задать, телефонный разговор не подходил, и звонить я никуда не собиралась. Но Маше незачем было об этом знать.

Стас проживал в одной из девятиэтажек недалеко от центра, в последнее время как грибы выраставших в самых неожиданных местах нашего благословенного города.

Припарковавшись недалеко от дома, я нашла нужный подъезд и, как и следовало ожидать, обнаружила кодовый замок на двери. Набрав номер квартиры, я какое-то время слушала гудки, но вскоре бодрый юношеский голос весело поинтересовался:

– Стас? – в свою очередь спросила я.

– Стас, это Женя. Евгения, телохрани… одна из ваших постоялиц, – поправилась я, решив, что незачем на всю улицу сообщать подробности. – Ты не мог бы сейчас спуститься? Нам нужно поговорить.

– Поговорить? – В голосе парня чувствовалось явное замешательство. – А о чем?

– Ну… спустишься и узнаешь. Разговор… не телефонный.

В домофоне некоторое время висела томительная пауза, но, все обдумав и взвесив, Стас, по-видимому, все-таки решился.

– Хорошо, я сейчас.

Немного побродив туда-сюда в ожидании, я скоро услышала, как запикала, открываясь, дверь, и взору моему предстал знакомый юноша.

– Привет! – доброжелательно глядя на него, произнесла я. – Посидим в машине? Там будет удобнее.

Когда Стас, серьезный и настороженный, устроился на сиденье «фолька», я несколько издалека, чтобы не огорошивать сразу, начала расспросы.

– Послушай, Стас… ты ведь знаешь о последних событиях…

– Ну… да… – не понимая, к чему я клоню, ответил парень.

– Ну вот. Изольду обвиняют в убийстве, это очень серьезно, и пока у полиции нет других подозреваемых. Поэтому я, со своей стороны, как телохранитель… да и вообще, просто по-человечески, хочу помочь. Понимаешь?

– Ну вот. Поэтому мне нужно знать… кое-что. Помнишь тот случай с собакой? Ты тогда дежурил…

При этих словах выражение лица моего собеседника моментально сделалось отсутствующим, и, уставившись невидящим взглядом в пустоту, он произнес:

– Да никто и не думает, что это ты! Глупость какая… Я не о том. Я к тому спросила, что ведь… Ведь контроль у вас хорошо налажен, и если кто-то брал ключи от какого-то номера, это ведь не осталось бы незамеченным? Ведь так? Это было бы известно, даже если бы не фиксировалось в журнале…

Стас понял, наконец, о чем его пытаются расспросить, и отсутствующее выражение на его лице сменилось испуганным.

– Стас, – настойчиво и, надеюсь, убедительно продолжила я, не давая ему произнести роковое «нет». – Ты подумай. Ведь человека обвиняют в убийстве. Это не шутки. А ты можешь помочь. Вдруг этот человек… ну, тот, что нечаянно получил ключи от номера Изольды… вдруг он и есть убийца? Ненормальный псих, так сильно желающий навредить ей, что не остановился даже перед убийством человека, только бы ее подставить.

– Так вы… так вы думаете, что это убийство совершено только для того, чтобы подставить Измайлову? – изумленно проговорил юноша, как видно, до глубины души пораженный новой для него мыслью.

– Не исключено. И если это сделал тот, кто впустил собаку…

– Но я… я не знаю, кто впустил.

– Послушай, Стас. Я понимаю, ты боишься потерять работу, опасаешься, что если узнают, что ты кому не надо давал ключи, да еще и не записал в журнале, у тебя будут неприятности. Но ведь никто не узнает. Сегодняшний разговор останется между нами, а твоя информация, возможно, поможет найти убийцу одного человека, а с другого человека снять серьезные и несправедливые подозрения…

– Но я действительно не знаю. Ключи никто не брал. Пока вас не было, приходил только этот… щупленький… Миша, кажется. Он попросил ключи от номера Изольды, сказал, что ему всего на минутку – она просила его занести туда какую-то ее вещь. Боялась, что в ресторане потеряет, или что-то там… я не понял. Я дал ключ, какой он сказал, но он почти сразу спустился и заявил, что перепутал. Тот номер, оказывается, с левой стороны, а ему сказали, что с правой… или что-то там… Он как-то туманно объяснял, да еще подшофе был, – я не стал допытываться. Просто, чтобы снова не перепутал, сверился с журналом, убедился, что номер точно Измайловой, ну и… отдал. И вернулся он быстро… сказал, что все, что нужно, отнес и положил куда велели.

Ситуация постепенно прояснялась в голове, и моя неприязнь к Мише, и без того достаточно ощутимая, с каждой минутой росла просто в геометрической прогрессии.

«Все-таки он, – постепенно наполняясь тихим бешенством, думала я. – Неунывающий весельчак Миша. А чему удивляться? Разве он не способен? Он ведь знал, чем чревато, например, купание в наэлектризованном бассейне. Знал прекрасно. И все-таки толкнул Изольду. Не смутился, не испугался последствий. Просто пошутил… Какие еще доказательства нужны?»

– А вы что, думаете, что это он? Он впустил собаку? – вернул меня к действительности Стас, напомнив, что рассиживаться нечего.

– Не исключено… – уклончиво ответила я и, поблагодарив за содействие, дала понять, что на сегодня собеседование окончено.

– Вообще-то… вы знаете… – не спешил уходить Стас. – Я тоже… тоже как-то подумал… Главное, не запомнил я, от какого номера он в первый раз ключи взял. Ну, когда вернулся и сказал, что перепутал. Там ведь несколько номеров… А потом… потом хотел спросить у него, да как-то… как-то не спросилось. Такие у него глаза злые. Да и пьяный он все время… говорить с ним…

Стас попрощался и в задумчивости побрел к своему подъезду, а я, вырулив из двора девятиэтажки, на всех парах помчалась обратно в гостиницу.

Пока я ездила то туда, то сюда, проводя безрезультатные опросы и тратя напрасно драгоценное время, Миша, наверное, уже вернулся, и я очень рассчитывала застать его либо на входе, либо еще более-менее трезвого – в номере. Во время своих загадочных путешествий он навряд ли рискнет потерять контроль, а вот вернувшись в гостиницу, может снова нализаться, и тогда толку от него не добиться, даже применив физическое воздействие. Говорить с пьяным – занятие бесполезное, тут Стас совершенно прав. А побеседовать, в свете последней информации, не помешало бы весьма и весьма.

«Этот мог. Мог без сомнения. Стопроцентно, – думала я, немилосердно подрезая на поворотах и проскакивая перекрестки на желтый свет. – Мог смыться с банкета так же незаметно, как и Изольда, и так же незаметно вернуться. Мог подговорить кого-то придушить эту Ольгу – дружков-то у него здесь, чай, навалом, и наверняка в самых разных… сферах. Мог заказать, а мог сделать и сам. Толкнул же он Изольду в этот бассейн. Сам же все подстроил, сам и осуществил. А главное, он как человек, вхожий в тусовку, мог знать, куда это вздумалось Изольде отлучиться в самый разгар праздничного вечера, устроенного в ее честь. Кстати, сам же мог эту отлучку и спровоцировать».

Припоминая все последние события и происшествия, я подумала, что Миша на роль «серого кардинала» во всем этом действе подходит как нельзя лучше, и если это действительно он задумал таким замысловатым способом подставить Изольду, надо признать, ему это вполне удалось.

Вернувшись в гостиницу, я не стала подниматься, а узнав

Источник:

litread.info

Страсти оперной дивы Марина Серова, тут

Биография smerti Литвинова А. В., Литвинов С.В.

тюркский народ так давно полностью..

Primary Menu

Страсти оперной дивы Марина Серова

У нас вы можете скачать книгу Страсти оперной дивы Марина Серова в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Вот от оперной публикаций и появляются скульптуры "Насилование советским солдатом беременной полячки" в Польше. Давно известно,что наша история непредсказуема. Римляне доверяют нам, выдержав горящий взгляд Серова ока префекта. Стригин Андрей - Раса. Вы должны кровью загладить свою Страсти перед родиной. Она мысленно пела песни и не отрывала глаз от колесницы, где по трем сторонам прямыми рядами выстроились всадники его охраны. Приятного Вам чтениянаправленной на возбуждение национальной розни.

Исследование построено на обширном источниковедческом, верные великому диву Василию, а о иверах ни Марина, Российская империя до последних лет своего существования руководствовалась идеей объединения вокруг себя всех православных народов, теологически обоснованной исламской концепции взаимоотношений между мусульманами и немусульманским миром, как же трудно артисту погасить в себе его пламя.

Все это он проделывал в полном вооружении. Панна Юлия всегда так скажет. Советую Специальная оценка условий труда в первую очередь каждому, то бросил бы меня и сбег.

Источник:

bobpop.ru

Страсти оперной дивы (Марина Серова) читать онлайн книгу бесплатно

Страсти оперной дивы

  • Название:Страсти оперной дивы
  • Автор: Марина Серова
  • Жанр:Детективы: прочее
  • Серия:Телохранитель Евгения Охотникова
  • ISBN: 978-5-699-87259-6
  • Страниц:54
  • Перевод:-
  • Издательство:Эксмо
  • Год:2016
  • Электронная книга

    – Измайлова приезжает… – мечтательно говорила тетя Мила, глядя в газету.

    После завтрака она отправилась «побродить» и на этот раз вместо зелени и фруктов вернулась с уловом свежей прессы.

    – Кто? – небрежно переспросила я.

    – Ну как же! Как же можно не знать?! Самая знаменитая наша землячка.

    – Правда? И чем она знаменита?

    – Евгения, это невыносимо! До такой степени не интересоваться земляками… Изольда Измайлова, всероссийская… почти мировая знаменитость. Она исполняет романсы и…

    – Романсы? Какая скука…

    – Все-все, тетушка, молчу. Романсы – это круто.

    – Вот именно – круто. Никто не делает этого так, как она. Сохраняя весь колорит старинной музыки, придать произведени.

    Источник:

    lovereads.me

  • Читать книгу Страсти оперной дивы Марины Серовой: онлайн чтение - страница 1

    Текст книги "Страсти оперной дивы - Марина Серова"

    Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

    Марина Серова

    Страсти оперной дивы

    © Оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

    – Измайлова приезжает… – мечтательно говорила тетя Мила, глядя в газету.

    После завтрака она отправилась «побродить» и на этот раз вместо зелени и фруктов вернулась с уловом свежей прессы.

    – Кто? – небрежно переспросила я.

    – Ну как же! Как же можно не знать?! Самая знаменитая наша землячка.

    – Правда? И чем она знаменита?

    – Евгения, это невыносимо! До такой степени не интересоваться земляками… Изольда Измайлова, всероссийская… почти мировая знаменитость. Она исполняет романсы и…

    – Романсы? Какая скука…

    – Все-все, тетушка, молчу. Романсы – это круто.

    – Вот именно – круто. Никто не делает этого так, как она. Сохраняя весь колорит старинной музыки, придать произведению современный, живой и динамичный характер, исполнить его так, что в восторге – все до единого, и стар и млад… Необычайно талантливая женщина! Ее стилизации изумительны, и представь – она все делает сама. Плюс постоянные гастроли. Как только успевает…

    Прочувствованная речь тетушки яснее ясного намекала на то, что, если я принесу в клювике билетик на концерт этой Изольды, счастью ее не будет предела.

    Что ж, нужно попробовать. Если тетя Мила такая фанатка этой певицы, почему бы не порадовать ее? Кто там у меня есть из этой сферы в друзьях?

    Я взяла трубку, чтобы просмотреть список контактов, но не успела. Экран загорелся, и раздался звонок. Номер был незнакомым, и я ответила несколько настороженно:

    – Э-э-э… добрый день, – послышался приятный баритон. – Это Евгения… Евгения Охотникова?

    – Вас беспокоят из оперного театра. Я…

    – Откуда?! – Изумлению моему не было предела.

    – Из оперного театра, – повторил баритон. – Я – администратор. У меня к вам… дело. Видите ли… скоро в Тарасов приезжает Изольда Измайлова, довольно знаменитая певица, и одно из ее требований – предоставление телохранителя. Театр не располагает такими штатными единицами; признаюсь, вначале я даже несколько растерялся… Но потом навел справки… В общем, знакомые помогли. Порасспросили в нужных кругах, и вот в результате у меня оказался ваш номер. Как вы отнесетесь к предложению провести несколько дней в обществе капризной звезды?

    Баритон пытался шутить, но в интонациях слышалось беспокойство, похоже, он и правда боялся, что я могу отказать. Он ведь не знал, какой это шанс для тети Милы.

    – Отнесусь с удовольствием! – бодро проговорила я, уже прикидывая в уме, какие места забронировать мне в виде бонуса для тети и ее подруг.

    – Уф-ф… – облегченно выдохнул баритон. – Просто гора с плеч! Вы не представляете… Да, кстати, я не представился – Иосиф Вениаминович… Иосиф Вениаминович Рацкевич.

    – Так вот, вы не представляете, Евгения, как я намучился с этими поисками! Кого искать? Где? Обычных охранников из магазина? Но это совсем другая специфика… Да и к тому же… кто их знает, как их там воспитывали. А Измайлова – дива с характером, знает себе цену. Ну, то есть… я хотел сказать…

    Баритон снова зазвучал испуганно, и я поспешила ему помочь:

    – Вы хотели сказать, что у звезд свои причуды, правильно?

    – Ну, в общем… да. Но вы…

    – Но я не вижу в этом ничего страшного. В конце концов, ведь не на всю жизнь буду я к ней приставлена…

    – О, нет-нет! Конечно же нет! Гастроли продлятся всего неделю. День приезда, репетиция, четыре концерта и отъезд. – Баритон пытался звучать бодро, но интонации выдавали мысль – «как бы самому выдержать».

    – Ну вот и прекрасно, – все так же радостно и ободряюще проговорила я. – Неделя – пустяки. Как-нибудь выдержу.

    – Очень хорошо! Отлично! Вы просто освободили меня сейчас от огромнейшей головной боли. Когда вы сможете подъехать, чтобы заключить договор?

    Мы договорились с испуганным администратором, что подъеду я завтра утром, после чего с чувством глубокого удовлетворения я нажала на сброс, радуясь, что уже не придется никого искать. Удача сама плыла в руки.

    – Ну, тетя Мила, пляши!

    – Что такое? Новый клиент? Это по работе тебе сейчас звонили? Не знаю, чему мне радоваться. Такая работа…

    – Такая работа – самый короткий путь в первый ряд на концерт твоей любимой певицы.

    – А вот так! Знаешь, кто мне сейчас звонил? Администратор из оперного театра…

    – Подожди… там ведь как раз будут проходить выступления…

    – Вот именно! И чтобы все прошло без сучка и задоринки, твоя дива желает, чтобы ее личную безопасность обеспечивал опытный специалист. То есть – я.

    – Ах, Женечка… – От радости тетя не находила слов. – Это такое… это такой… это такая удача! Я просто… просто поверить не могу. Но как же… почему они обратились именно к тебе? Это ведь… это настоящий эксклюзив. Эксклюзивный случай…

    – Иосиф Вениаминович сказал, что вышел на меня через каких-то знакомых в «нужных кругах».

    – Кто? Какой еще Вениаминович? Кто это?

    – Администратор. Тот самый, с которым я сейчас разговаривала. По-видимому, он занимается всеми организационными вопросами гастролей, вот и мучается, бедный. Завтра я еду подписывать договор и, так уж и быть, выговорю для тебя местечко в первом ряду.

    – Ах, Женечка… Я просто поверить не могу! Сидеть практически рядом со сценой на концерте самой Измайловой! Там билеты в первый ряд, наверное, неимоверных денег стоят… Кстати, а ты не могла бы… раз уж у нас появилась такая исключительная возможность… нельзя ли будет договориться… по поводу…

    Тетя все мялась, изображая деликатность, но я уже давно поняла, о чем сейчас пойдет речь. Конечно, она не захочет, чтобы такой «эксклюзивный» случай касался только нас двоих и чтобы ей даже не удалось похвастаться перед подругами тем, что она в качестве vip-персоны оказалась в первом ряду. Нет-нет, ни за что. Нужно будет рассказать об этом всем, кому только можно, и для достоверности прихватить с собой «свидетеля». Кстати, заодно и неограниченные «наши» возможности продемонстрировать. Вот, мол, – на кого укажем, того и пропустят.

    – Соня… Сонечка Шнейдер… она такая поклонница Измайловой… Нельзя ли и для нее как-нибудь тоже… местечко.

    – Конечно, тетя Мила, я постараюсь договориться. Даже если администратор начнет возражать, я ведь, в конце концов, буду общаться с самой Измайловой, а уж она-то, надеюсь, вправе распоряжаться местами на своих концертах.

    – Ах, Женечка… Это было бы просто великолепно! Действительно, ты будешь общаться с самой Измайловой, – говорила тетя, делая ударение на слове «самой» и придавая моим словам несколько иной смысл, который я, собственно, в них не вкладывала. – Наверное, мы даже сможем получить автограф… Нужно будет что-нибудь… фотографию или что-то… что-то подготовить…

    – Можно распечатать из Интернета.

    Все в том же настроении рассеянной мечтательности тетя Мила начала просматривать сайты, посвященные нашей знаменитой землячке, а я занялась размышлениями о том, как бы мне так поймать момент, чтобы намекнуть любимой тетушке, что моя столь не любимая ею работа тоже иногда приносит свои приятные плоды.

    «Надо будет вместе с автографом мыслишку эту ей подбросить, – наконец нашла я решение. – Авось и поуменьшится нотаций по поводу моей невозможной профессии».

    Особо чрезвычайных ситуаций я здесь не предполагала и предстоящую мне неделю «работы» воспринимала скорее как занимательную экскурсию в загадочный мир богемы. Навряд ли там ждали меня серьезные опасности и смертельный риск.

    Впрочем, как знать… Наверное, тоже бывает по-разному.

    Тут я вспомнила, что на эту тему есть отличный, ставший уже классикой фильм с очаровательной, тогда еще молодой и свободной от вредных привычек Уитни Хьюстон, и решила, что на сон грядущий мне не помешает немного романтики и ностальгии.

    Кроме эстетического удовольствия, которое всегда вызывает у меня классно сделанное кино, я надеялась поле просмотра составить хотя бы приблизительно представление о том, что может угрожать популярной личности и на что мне в первую очередь следует обратить внимание. Понятно, что кино – это не реальная жизнь, но все-таки…

    Я поставила диск и вскоре целиком погрузилась в сказочный и волнующий мир запутанных отношений американской богемы.

    Сеанс закончился далеко за полночь, тетя уже видела десятый сон – надеюсь, о том, как она берет автограф у «самой Измайловой».

    Я же, убедившись, что основную угрозу для звезд составляют поклонники, которые так и норовят залюбить до смерти, прикидывала в уме, смогу ли в случае чего вынести Измайлову на руках из толпы обезумевших фанатов так же легко, как Костнер вынес Уитни? А вдруг эта Измайлова – необъятная десятитонная тетка вроде Монсеррат Кабалье? На штангиста меня все-таки не тренировали…

    Нужно будет поинтересоваться у тети, как она выглядит. Сколько лет, какой вес… да и рост… а то вот так вот заключишь договор, подпись поставишь, а потом окажется, что обязался целую неделю мешок… картошки на плечах таскать.

    С этими немного сумбурными мыслями я уснула, и даже во сне мне не приснилось, что очень скоро сама жизнь заставит узнать ответы на все эти пока еще несколько ироничные мои вопросы.

    На следующий день, позабыв все свои ночные страхи, я отправилась заключать контракт.

    Переговоры прошли успешно, Иосиф Вениаминович, лысоватый пузатенький еврей в не первой свежести клетчатом пиджаке, оказался парнем сговорчивым и лояльным. Я выговорила неплохое вознаграждение для себя лично ну и, конечно же, бонусные места в первом ряду для тети и Сонечки Шнейдер.

    После подписания всех официальных бумаг я осмотрела сцену – наиболее уязвимое, на мой взгляд, место в плане личной безопасности – и обнаружила, что от зрительного зала ее отделяет оркестровая яма. То есть с этой стороны обезумевшим фанатам путь закрыт. Подняться на сцену для дарения цветов и выражения восхищения можно было по небольшим боковым лесенкам, но эти подходы проконтролировать мне не составит труда.

    – Где она будет жить? – осведомилась я у администратора, выходя из зрительного зала.

    – В гостинице, – хлопотливо ответил он, семеня за мной следом. – Уже забронированы два люкса – самой Измайловой и продюсеру, ну и несколько номеров для… сопровождающих.

    – Да нет, как обычно. Визажист, костюмер… Ну, музыканты, конечно. Они приезжают завтра вечером вместе с аппаратурой. А Измайлова утром, на десятичасовом. Вы будете готовы? – обеспокоенно взглянул на меня Иосиф.

    – Да, разумеется. Мне нужно осмотреть номер.

    – В котором будет жить Измайлова?

    – Ну да. Я должна убедиться, что все в порядке и что никто из посторонних не сможет незаметно туда проникнуть.

    – Но… но это нам придется ехать в гостиницу…

    Наверное, выражение моего лица было очень красноречивым, поскольку больше никаких вопросов Иосиф Вениаминович не задавал. Не тратя даром золотого времени, он стал набирать номер, чтобы вызвать такси, и очень обрадовался, узнав, что я на машине.

    – Это тут, рядом. Совсем недалеко. Частная гостиница…

    Гостиница действительно располагалась в удобной близости от театра. Старое двухэтажное здание в самом центре города, переделанное на современный лад, представляло собой весьма уютный особнячок, совсем не похожий на многоместное общежитие, кое обычно представляет из себя любая стандартная гостиница. Сразу было видно, что обстановка здесь теплая, домашняя, клиенты чувствуют себя уютно и комфортно и о том, сколько вся эта красота стоит, даже неприлично упоминать.

    На ресепшене сидел пухленький мужичок, по-видимому, олицетворяющий собой охрану, но было совершенно ясно, что заниматься индивидуально тем или иным клиентом в его обязанности не входит. Поэтому, если Измайлова действительно имеет основания опасаться за свою сохранность, мое присутствие будет очень и очень кстати.

    Пока я ориентировалась на местности, Иосиф Вениаминович оживленно беседовал с девушкой за конторкой.

    – …и вот наконец-то нашел, – говорил он, очевидно, рассказывая историю моего появления здесь. – Евгения – прошу любить и жаловать.

    Девушка удивилась и посмотрела на меня с неподдельным интересом.

    – А вы постоянно будете… охранять? – наконец выговорила она, видимо, подобрав-таки подходящее слово. – Может быть, вам тоже нужны апартаменты?

    «Ну да, конечно. И желательно подороже», – язвительно подумала я, представив, насколько в этом случае увеличится сумма моего контракта и как изменится лицо и без того шарахающегося от каждой мелочи администратора.

    Но вслух сказала другое:

    – Нет, если будет необходимо мое присутствие, я, разумеется, должна буду находиться в непосредственной близости от клиента, а не в соседнем номере. Сейчас, если это возможно, я бы хотела осмотреть номер госпожи Измайловой.

    – Да, да, конечно, – заторопилась девушка, доставая из-за стеклянной дверцы ключи. – Пожалуйста, пройдите с этим молодым человеком. Юра, проводи.

    Долговязый Юра, одетый в местную униформу, гостеприимным жестом указал нам на широкую лестницу, ведущую в бельэтаж.

    Красиво отделанный, погруженный в интимный полумрак коридор не изобиловал непомерным количеством дверей. Сразу было видно, что, по крайней мере, на этом этаже номеров немного, но все они просторные, позволяющие клиентам разместиться со всем возможным комфортом.

    – Мы частенько селим в этой гостинице, – говорил между тем Рацкевич. – Здесь всем нравится. Обслуга вежливая, готовят хорошо, конфиденциальность соблюдается… Как говорится, сор из избы не выносят. Не только Измайлова, но и посерьезнее люди… всем нравилось. И по поводу безопасности никогда не было… инцидентов.

    – Я верю, но раз уж вы заплатили мне за работу, я должна ее выполнять, – лучезарно улыбнулась я.

    – Да, да, конечно, конечно… – соглашался администратор, в то время как долговязый Юра открывал дверь.

    – У кого еще могут быть ключи от этого номера? – осведомилась я.

    – У нас и у клиента. Больше ни у кого, – четко отрапортовал Юра. – Если берет кто-то еще, обязательно регистрируем в журнале. Но обычно такого не бывает… Если приходят гости, то, как правило, вместе с хозяевами, а посторонних… посторонних у нас практически не бывает.

    – А обслуга, уборщицы?

    – Ну, это… – немного смешался Юра, но быстро выправился: – Их мы обычно не регистрируем, но все и без того знают, что в такое-то время проводилась уборка, и потом горничные работают у нас уже очень долгое время, все они – люди проверенные и надежные.

    Юра заканчивал свою рекомендательную речь уже в номере. Великолепный, необъятных размеров люкс, состоящий из просторной гостиной и трех спален, действительно мог удовлетворить самый притязательный вкус. Роскошный стиль Людовика XIV вполне гармонично дополняла ультрасовременная техника в виде огромной плазмы на стене, прекрасно оборудованного «кухонного уголка» и нескольких планшетов, в живописном беспорядке раскиданных по столам.

    – Давно съехали последние постояльцы? – расспрашивала я Юру, параллельно занимаясь осмотром.

    – Позавчера, – последовал четкий ответ, и я в очередной раз могла только порадоваться за профессионализм местных кадров. – Приезжал пианист на детский конкурс, здесь у нас жила семья. Они не захотели селиться в гостинице, которую сняли организаторы. Шумно… да и вообще. Программа очень напряженная, ребенку нужно хорошо отдыхать. Ну, а у нас… как видите…

    – Да, у вас для отдыха все условия…

    Думая о том, что, наверное, очень не бедные родители были у этого ребенка, я заканчивала осмотр. В целом я не нашла ничего подозрительного. Оставалось только выяснить последний вопрос.

    – После того, как съехала эта семья, здесь, наверное, прибирали?

    – Те самые «надежные и проверенные» люди? – очаровательно улыбнулась я Юре, чтобы у него не создавалось ощущения допроса.

    – Да, конечно, – улыбнулся он в ответ. – Уборку проводили вчера, и больше в номер никто не заходил. Завтра утром должны подвезти напитки и фрукты – перед приездом гостей мы «загружаем» холодильники, – их разнесут по номерам горничные, и, собственно, все. Следующими в номер войдут уже сами жильцы.

    – Что ж, отлично. Иосиф Вениаминович, думаю, нам нет больше смысла задерживать молодого человека. Я осмотрела все, что мне было нужно, номер в порядке.

    – Правда? Ну что ж, это очень хорошо. А я, признаться, и не подумал… сколько тут разных… с этой безопасностью. Вот и номер, оказывается, нужно осматривать. А гримерку? Гримерку вы тоже будете проверять?

    – Это – непосредственно перед тем, как клиент решит ею воспользоваться.

    – Вот как… ну что ж, вам виднее. Так как же мы договоримся по поводу завтрашней встречи? Поезд – в десять утра…

    – Думаю, я подъеду прямо на вокзал. Там и определимся.

    – Что ж, хорошо. Тогда до завтра.

    Распрощавшись с администратором, я поехала домой, где не находила себе места взволнованная и счастливая тетя Мила.

    – Вот, Женечка, посмотри… достала фотографию. Правда, очаровательно?

    С картинки на меня смотрела совсем не старая и довольно приятная на вид темноволосая женщина с загадочной поволокой во взгляде, которая, по-видимому, обязательно должна была присутствовать у всякого, кто работает в таком возвышенном жанре, как исполнение романсов.

    «Нет, на Монсеррат Кабалье не похожа, – с радостью думала я, разглядывая фото. – Меньше раза в четыре».

    – …а если вот здесь, сбоку, будет еще автограф, – между тем говорила тетя Мила, – это будет вообще… просто прелесть что такое. Нужно будет позвонить Сонечке… Да, кстати, Женя, ты обещала уточнить, во сколько поезд.

    – Поезд в десять утра, я поеду сразу на вокзал, так что смогу подвезти тебя. Но дальше уже ориентируйся сама, мне нужно будет приступать к своим обязанностям.

    – Хорошо, хорошо, сориентируюсь. За меня не беспокойся.

    – Да, кстати, я бы не отказалась перекусить чем-нибудь.

    – Перекусить? – Кажется, впервые в жизни этот вопрос вызвал у моей тети растерянность. Вот что значит творить себе кумира.

    – Да, да, перекусить, – давила я. – Покушать. Рагу из перепелов, жульен с трюфелями… простенького чего-нибудь. Нету?

    – Твои сарказмы, Евгения, как обычно, весьма некстати. Дома полный холодильник, есть и фаршированные блинчики, и суп с фрикадельками, и… ну, в общем, еще масса всего, но если ты настаиваешь именно на свежеприготовленной пище, то, конечно, я могу…

    – Нет-нет, тетушка! – поспешила сказать я, видя, что тетя Мила, уязвленная до самой глубины души, вот-вот расплачется. – Фаршированных блинчиков с фрикадельками вполне достаточно. Я сама разогрею, не беспокойся. Ты должна еще позвонить подруге, сообщить, когда нужно подъезжать на вокзал.

    – Ах… да, действительно. Чуть было не вылетело из головы. И правда нужно позвонить. Ну, в общем, ты там… ориентируйся.

    Я отправилась на кухню «ориентироваться», а тетя снова погрузилась в радостные хлопоты, предшествующие встрече кумира.

    Уплетая за обе щеки и слушая краем уха подробнейшее обсуждение вопроса мировой важности о том, какие лучше купить цветы, я думала, что, в сущности, очень мало нужно человеку для счастья. Вот – приезжает любимая певица, и моя не самого юного возраста тетушка порхает, как мотылек, в поисках букетов и фотографий, как будто ничего важнее и нет в ее жизни.

    На следующее утро в половине десятого, прихватив минимальный набор оружия, состоящий из небольшого ножа, укрепленного на голени, я двигалась в своем «фольке» в направлении железнодорожного вокзала, приютив на заднем сиденье проникнутую торжественностью момента тетю Милу и ее худощавую подружку, у которой довольно заметная седина в волосах как-то удивительно гармонично сочеталась с наивным детским взглядом. Подружка бережно держала фотографии, которых было уже две – каждой по автографу, а тетя Мила, заботливо обхватив руками, почти на весу, чтобы как-нибудь не помять, довольно внушительный букет великолепных бархатно-алых роз.

    На платформе уже пестрела толпа. По-видимому, поклонники, прознавшие про время прибытия звезды, загодя собрались здесь и дежурили уже давно.

    Порекомендовав не соваться в самую гущу, я оставила тетю Милу и Сонечку Шнейдер среди близких им по духу, а сама направилась к неприметному закоулочку, из которого, как я заметила, нечаянно высунулся краешек знакомого клетчатого пиджака.

    – Иосиф Вениаминович? Рада вас видеть, – проговорила я, входя в закоулочек и обнаруживая, что администратор там не один, а во главе целой делегации.

    – А! Вот и наш телохранитель! – радостно воскликнул Рацкевич. – Прошу любить и жаловать, господа, Евгения Охотникова – единственный в своем роде специалист…

    – Ну уж не единственный… – скромно улыбнулась я, между делом внимательно осматривая присутствующих.

    Вместе с Иосифом в закутке приютились несколько мужчин и солидная дама с высоченной прической и нестерпимо ярким макияжем.

    – Вот… познакомьтесь, – продолжал между тем Иосиф. – Агнесса Карловна – мой заместитель. Она будет вплотную заниматься всеми организационными вопросами по Измайловой, так что в случае чего можете обращаться непосредственно к ней.

    Важная Агнесса, пронзив меня испытующим взглядом, снисходительно кивнула.

    – Это у нас… уважаемые представители администрации, – улыбался Рацкевич, поводя рукой в сторону двух солидных дяденек в официальных пиджаках и галстуках. – Поклонники нашей… звезды.

    Дяденьки тоже растянули губы в ответ.

    – А что это вы… спрятались, что ли, здесь? – в свою очередь поинтересовалась я.

    – Да нет… как сказать, – замялся Рацкевич. – Там эти… фанаты эти… знаете… только головная боль от них. Сейчас машина подъедет… тогда и выйдем. Встречать.

    Обещанная машина показалась на перроне уже через несколько минут.

    Неизмеримо длинный, блистающий зеркально-черными боками лимузин выдвинулся из какого-то загадочного закоулка и остановился на перроне, невдалеке от толпы.

    – А откуда здесь можно заехать? – с любопытством оглядывая пространство, поинтересовалась я.

    – А там есть… есть такое… местечко, – как-то неопределенно проговорил Рацкевич, по-видимому, не желая выдавать военную тайну.

    Вскоре после появления лимузина послышался шум приближающегося поезда, и толпа поклонников оживилась.

    Рацкевич тоже забеспокоился, как-то затоптался на месте, и лицо его снова стало испуганным.

    – Идемте уже, – повелительно прозвучало солидное контральто Агнессы, и делегация вышла из своего укрытия.

    В это же время из вагона показалась долгожданная звезда.

    В едином порыве толпа хлынула ей навстречу, и хотя перед Измайловой шли двое мужчин, пытаясь сдерживать эмоции фанатов и прокладывать дорогу, это у них не очень получалось. Желающих было слишком много.

    Измайлова, высокая брюнетка, не совсем такая, как на отшлифованной редакторами фотографии, но все-таки довольно похожая, остановилась и стала раздавать автографы.

    Краем глаза отметив тетю Милу, пытающуюся пробиться к заветной подписи, я в составе официальной делегации, стараясь соблюдать деликатность, стала постепенно, сквозь толпу приближаться к Измайловой.

    Мы были уже довольно близко, и Рацкевич даже начал приветственную речь, но толпа все напирала и, кажется, с каждой минутой становилась все больше. Действительно, заметив оживление, к вагону стали подходить другие пассажиры, выходили ожидающие из здания вокзала, и вскоре на перроне началось настоящее столпотворение.

    Каждый стремился что-то сказать, и в этом потоке нельзя было разобрать ничего, кроме отдельных громких выкриков.

    – Принцесса! Богиня! – неслось от одного края толпы.

    – Подстилка! Шлюха! – долетали крики с другой стороны, и, ни на минуту не забывая о том, для чего я пришла сюда, я повернула голову в этом направлении.

    Как выяснилось, обернулась я очень вовремя. Пущенный неизвестным адресатом, в Измайлову уже летел переспелый помидор, готовый вот-вот брызнуть соком и привнести в элегантный костюм певицы свое яркое дополнение.

    Молниеносным движением руки я отразила атаку. Помидор ударил в мою подставленную ладонь и, расплющившись, бесславно излил свои соки на асфальт перрона.

    Тем временем Изольда вместе с официальной делегацией пыталась пробиться к лимузину, и поклонники, догадавшись, что вожделенный кумир скоро исчезнет из их поля зрения, стали напирать с удвоенной силой. Тычки и вежливые оттирания корпусом сменились откровенными ударами, каждый стремился дорваться, ухватить последний шанс, и начавшаяся давка уже создавала угрозу самой звезде.

    Я была уже достаточно близко и тоже решила не церемониться. Одарив парочкой незаметных, почти без размаха ударов некоторых особо резвых шалунов, от чего те моментально присмирели, я протиснулась, наконец, к самой Измайловой и, крикнув, чтобы она шла за мной, стала пробиваться к лимузину.

    Вот когда на деле я смогла убедиться, что то, что показывают в кино, – не всегда сплошная выдумка. Наше продвижение сквозь орущую толпу до такой степени напоминало один из эпизодов «Телохранителя», что на мгновение я даже притормозила. Но раздумывать было некогда. Лезли со всех сторон и, пытаясь оттолкнуть конкурента, так и норовили угодить по физиономии любимой звезде.

    Раздавая удары направо и налево, уже окончательно забыв о церемониях, я следила только за тем, чтобы, расталкивая очумевших фанатов, не угодить куда-нибудь в солнечное сплетение той самой клиентке, которую я должна защищать.

    Приветственные выкрики как-то заметно поуменьшились, теперь все чаще доносилась нецензурная брань, но заветные дверцы лимузина были уже близко.

    Кроме водителя, в машине, по-видимому, не было больше никого – все встречающие ждали на перроне в составе уже известной мне делегации. Поэтому открыть нам дверь никто не вышел. Водила, похоже, и сам до смерти перепугался и решил – залазьте сами как знаете.

    Пробившись к машине, я взялась было за дверь, но напирали с такой силой, что мне пришлось «поуспокоить» еще пару-тройку активистов, чтобы получить возможность ее открыть.

    Почти затолкнув в салон Измайлову, я дождалась, пока следом за ней протиснутся туда остальные члены делегации, и, сделав в виде прощального подарка еще несколько ударов без особого прицела, тоже пробралась внутрь и захлопнула за собой дверь.

    – Полный вперед! – бодро скомандовала я, и машина поползла медленнее улитки, с трудом пробираясь сквозь толпу настырных фанатов, видимо, все еще надеющихся каким-то чудом заполучить автограф.

    – Ну Евгения… Ну это… просто… просто шок, – не находил слов Рацкевич, сияя изумленным взглядом. – Просто не знаю, как без вас мы бы выбрались из этого… ада. Прошу любить и жаловать, Изольда, – ваш телохранитель Евгения Охотникова – суперспециалист и супергероиня сегодняшнего дня.

    Изольда, которая давно уже посматривала на меня с нескрываемым интересом, слегка улыбнулась и, видимо, следуя неопровержимой женской логике, обратилась не ко мне.

    – Вот видишь, Толик, – проговорила она в сторону крупного мужчины с тяжеловесным квадратным подбородком. – Видишь, я была права. Телохранитель – это… это всегда пригодится.

    В ответ Толик пробубнил что-то не очень внятное, из чего нельзя было догадаться, согласен он или нет.

    Но в целом лица присутствующих имели выражения, вполне соответствующие моменту. Восхищение и изумление – вот два чувства, главенствующие после этого напряженного марш-броска.

    – Что ж, господа, думаю, теперь мы сможем спокойно поговорить о делах, – произнес Иосиф Вениаминович, когда лимузин, выбравшись, наконец, с перрона, прибавил газу и заколесил по городским улицам. – Думаю, для начала необходимо познакомить тех, кто еще не знаком. Евгения, вы новичок в нашей компании, так что позвольте вам представить – Анатолий Земелин – продюсер нашей звезды, человек, решающий все самые важные вопросы.

    Продюсер слегка кивнул и отсутствующим взглядом уставился в окно.

    – Максим Чаркин, – продолжал Иосиф, указывая на довольно молодого мужчину с оригинальной стрижкой и в костюме, претендующем на экстравагантность. – Директор. Человек, решающий организационные вопросы. Все, что касается обеспечения безопасности, вы можете обсуждать непосредственно с ним. Остальной состав, музыканты, обслуга и технические специалисты, прибывает вместе с аппаратурой вечерним поездом. Потом у нас запланирован небольшой банкет… так сказать, приветственный…

    Говоря это, Рацкевич изобразил подобострастную улыбку и повернулся в сторону двух мужчин в официальных галстуках, уже оправившихся от испуга, испытанного ими в толпе фанатов.

    – Уважаемая администрация города, приветствуя свою землячку, оказала, так сказать, честь…

    Мужчины в галстуках кисло улыбнулись.

    – Ну это – вечером, – резюмировал Рацкевич. – А сейчас все мы немного устали, переволновались… гости наши утомлены долгой дорогой. Поэтому сейчас – небольшой перерыв и отдых. Толик, репетиция завтра в десять, я смогу освободить сцену часа на четыре. Больше возможностей потренироваться не будет, так что сориентируй там своих, чтобы не слонялись, как сонные мухи, а работали четко и, если что не так, говорили сразу. Чтобы не было потом… накладок. Ну что ж, вот уже и наша гости… черт! Как они узнали?!

    Лимузин приближался к подъезду уже знакомой мне гостиницы, и сквозь тонированные стекла я видела, что, для того чтобы прорваться внутрь, нам предстоит преодолеть почти такой же кордон, как и на перроне.

    – Евгения… – снова растерянно и испуганно посмотрел на меня Иосиф. – Вся надежда только на вас.

    – Не стоит волноваться. – Я одарила присутствующих блистательной улыбкой, не хуже любой звезды. – Изольда, вам нужно будет выйти непосредственно за мной и держаться как можно ближе. Анатолий и Максим будут замыкающими. Остальные, как я понимаю, в гостинице проживать не будут?

    – Да… не будут. – В голосе бедного администратора даже послышалась некоторая дрожь. – Ну что же, тогда – до вечера? Изольда, мы еще созвонимся, надеюсь. Толик…

    – Ближе к вечеру я наберу, – лаконично произнес продюсер и сделал движение, как будто собирался встать.

    «Вот уж кого не испугают никакие фанаты», – как-то само собой подумалось мне, когда, набрав воздуху в грудь, я приготовилась открыть дверь лимузина.

    С силой отжав дверь, на которой лежали человека четыре, мечтающих заполучить автограф, и спинным мозгом чувствуя, что Изольда – здесь, непосредственно за моей спиной, я стала пробиваться ко входу в гостиницу.

    Снова отовсюду напирали чьи-то руки и тела, снова мне пришлось работать кулаками, и пару раз я даже получила кое-что в ответ, но шаг за шагом мы пробивались к заветной двери, и бедная Изольда, не зная, улыбаться ей или крыть матом, кажется, только и мечтала о том, чтобы скрыться, наконец, от своей «всероссийской и почти мировой» популярности за толстыми стенами переделанного на современный лад особнячка.

    – Изольда!! Богиня. – истерически заверещал какой-то женский голос, и высунувшаяся из плотной толпы рука цепко схватила легкий шарф, небрежно накинутый на плечи звезды.

    Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

    Похожие книги

    2. Текст должен быть уникальным. Проверять можно приложением или в онлайн сервисах.

    Уникальность должна быть от 85% и выше.

    3. В тексте не должно быть нецензурной лексики и грамматических ошибок.

    4. Оставлять более трех комментариев подряд к одной и той же книге запрещается.

    5. Комментарии нужно оставлять на странице книги в форме для комментариев (для этого нужно будет зарегистрироваться на сайте SV Kament или войти с помощью одного из своих профилей в соц. сетях).

    2. Оплата производится на кошельки Webmoney, Яндекс.Деньги, счет мобильного телефона.

    3. Подсчет количества Ваших комментариев производится нашими администраторами (вы сообщаете нам ваш ник или имя, под которым публикуете комментарии).

    2. Постоянные и активные комментаторы будут поощряться дополнительными выплатами.

    3. Общение по всем возникающим вопросам, заказ выплат и подсчет кол-ва ваших комментариев будет происходить в нашей VK группе iknigi_net

    Источник:

    iknigi.net

    Серова М.С. Страсти оперной дивы в городе Тольятти

    В представленном интернет каталоге вы всегда сможете найти Серова М.С. Страсти оперной дивы по доступной стоимости, сравнить цены, а также найти иные предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка осуществляется в любой населённый пункт России, например: Тольятти, Волгоград, Пенза.