Книжный каталог

Избранные стихи

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

В книгу избранных стихов Светланы Сырневой вошли лирические сочинения 1980-х - 2000-х гг. Автор - одна из самых значительных поэтов современной России. Это отмечалось многими выдающимися деятелями отечественной культуры. Среди них: Вадим Кожинов, Владимир Солоухин, Петр Палиевский, Юрий Кузнецов. Сырнева живет в городе Кирове. У нее вышло пять стихотворных сборников. Стихи публиковались в альманахах "Поэзия", "День поэзии", "Поле Куликово"; журналах "Наш современник", "Москва", "Новый мир", "Подъем", "Русская провинция"; в газетах "Литературная газета" и "Литературная Россия"; во многих коллективных сборниках. Лирика Светланы Сырневой несет в себе редкие художественные достоинства, философско-интеллектуальное напряжение, изобразительную мощь.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
С. Маршак. Избранные стихи С. Маршак. Избранные стихи 529 р. ozon.ru В магазин >>
Станислав Львовский Станислав Львовский. Стихи из книги и другие стихи Станислав Львовский Станислав Львовский. Стихи из книги и другие стихи 259 р. ozon.ru В магазин >>
Изюмский А. Роза на ветру. Избранные стихи Изюмский А. Роза на ветру. Избранные стихи 654 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Юрьев О. Избранные стихи и хоры Юрьев О. Избранные стихи и хоры 146 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Бубенников А. Избранные стихи Бубенников А. Избранные стихи 231 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Поль Мари Верлен Избранные стихи Поль Мари Верлен Избранные стихи 0 р. litres.ru В магазин >>
Dorothea Tanning Dorothea Tanning Избранные стихи Dorothea Tanning Dorothea Tanning Избранные стихи 365 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Избранные стихи

Избранные стихи

источник - журнал "Неведомый мир" №12-2010

Жизнь - это солнце, что греет лучами.

Жизнь - это горы с дождём и ветрами.

Жизнь - это сказка, восторг, удивленье.

Жизнь - это радость, любовь, наслажденье.

Свалкой насилия, мусора, грязи,

Видишь угрюмой, жестокой и злой,

Значит, ты сам её сделал такой.

Из цикла "Бессонница"

Из дома сонного иду — прочь.

И люди думают: жена, дочь, —

А я запомнила одно: ночь.

И где-то музыка в окне — чуть.

Ах, нынче ветру до зари — дуть

Сквозь стенки тонкие груди — в грудь.

И звон на башне, и в руке — цвет,

И шаг вот этот — никому — вслед,

И тень вот эта, а меня — нет.

Ночного листика во рту — вкус.

Освободите от дневных уз,

Друзья, поймите, что я вам — снюсь

Что и не знала я, что я - поэт,

Сорвавшимся, как брызги из фонтана,

Как искры из ракет,

В святилище, где сон и фимиам,

Моим стихам о юности и смерти,

(Где их никто не брал и не берет!),

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед!

вовек не встретимся с друзьями за столом,

лови же каждое летящее мгновенье,

его не подстеречь уж никогда потом.

две истины запомни для начала:

голодным лучше быть, чем что попало есть,

быть лучше одному, чем вместе с кем попало.

Борис Смоленский. Ремесло

и в конуре, прокуренной дотла

метаться зверем, пожимать плечами

и горбиться скалою у стола.

чтоб ветер стянул лицо,

чтоб перешибая лбом упорство улиц,

здесь, сейчас же встретить

единственную, нужную любовь.

все отшвырнув как тягостный мешок,

вскочить на отходящий поезд,

и радоваться шумно и смешно,

и быть счастливым от дурацких снов.

И быть счастливым просто так -

от солнца на снежных елях - это ремесло.

Любить в словах, годами жить без слов.

Быть Моцартом, убить в себе Сальери.

И стать самим собой.

Вот это ремесло.

Вершины, утесы, скалы,

Спроси, и любовь тебе даст ответ, -

На горы она взлетала.

Ты хочешь знать глубину морей,

Что нам не сдаются на милость,

Спроси у любви, потому что ей

И там бывать приходилось.

И непонятно, в чем же корень зла,

Что в поединке уцелел Мартынов

И что судьба Дантеса сберегла,

Что, сколько раз ни приходилось биться,

Как ни была рука его тверда,

Не смог поэт ни разу стать убийцей,

И оставался жертвою всегда.

Что был им непривычен пистолет?

Но бил со смехом Пушкин пулю в пулю,

Туза навскидку пробивал корнет.

Причина здесь не в шансах перевеса, -

Была вперед предрешена беда:

Когда бы Пушкин застрелил Дантеса,

Как жить ему, и как писать тогда?

Р.Киплинг. Заповедь ("Неведомый мир", похоже, что самый 1-й номер)

Источник:

oldik58.narod.ru

Избранные стихи

Пятое

Любовь — это пятое время суток,

Не вечер, не ночь, не день и не утро.

Придешь ты — и солнце сияет в полночь,

Уйдешь ты — и утро темнее ночи.

Любовь — это пятое время года,

Не осень она, не весна, не лето,

Она не зима, а то, что ты хочешь,

И все от тебя одной зависит.

Любовь ни с чем на свете не схожа:

Не детство, не старость, не юность, не зрелость;

Любовь — это пятое время жизни.

Банальная песенка

Когда сюда входила ты,

То на оранжевых обоях,

Как в поле, синие цветы

Цвели в те дни для нас обоих.

Но ныне облик их не схож

С цветами подлинными в поле,

Обои выгорели. Что ж,

А мы-то лучше стали, что ли?

Расстались мы давным-давно…

Как говорится, песня спета…

Я не снимаю все равно

Стенного твоего портрета:

Под ним, хранимы в темноте

Тобой — от солнца и от пыли,

Цветы не выгорели те

И помнят всё, что мы забыли.

Я другом был…

Я другом был, я был веселым малым,

Старательным и преданным вполне

Но если б вдруг совсем меня не стало,

Она бы не всплакнула обо мне

Но был другой, совсем чужой, неблизкий,

Он слов ее не принимал всерьез

Он рвал ее бессвязные записки

И доводил насмешками до слез.

Она о нем твердила мне со смехом:

«Вот уж в кого ничуть не влюблена!»

Но если б умер он или уехал,

Не знаю, что бы делала она.

Давно о ней я ничего не знаю,

Но без тоски и грусти вспоминаю

Лукавую подругу давних лет

Кто был из нас счастливей — неизвестно,

Все заблуждались искренне и честно

А в честных играх проигравших нет.

На станции гудели паровозы…

На станции гудели паровозы,

Скрипели у колодцев журавли,

И алые, торжественные розы

За пыльными оградами цвели.

Mы у реки встречались вечерами,

Мы уходили в дальние поля,

Туда, где за песчаными буграми

Дышала давней тайною земля.

Там и поныне у речной излуки,

На полдороге к дому твоему,

В пустую ночь заламывая руки,

Былое наше ищет нас! К чему?!

Есть много в мире белых роз и алых,

Есть птицы в небе и в ручьях вода,

Есть жизнь и смерть.

Но ни с каких вокзалов

В минувшее не ходят поезда.

Нет, ночи с тобою мне даже не снятся…

Источник:

rubooks.org

Избранные стихи (Кацо)

Избранные стихи

Как гений глуп: все делает не так.

Как гений глуп и как умен простак!

Известно простаку, что жизнь одна

и что душа другому не видна,

что идеальных - не было и нет,

что на деньгах сошелся клином свет,

что совесть - это фикция и бред,

и что стирает время всякий след,

что нет любви, что жив, пока живешь,

что правда - миф, а миром правит ложь.

уверен он, что все учел и взвесил.

рассыпаны вопросы по судьбе.

Цепочка жизни вечна для него.

Он знает, что не знает ничего.

Он верит в бога, в истину, в любовь,

он за свободу проливает кровь,

относится к другому, как к себе,

творит, насущный добывает хлеб,

не ищет ни чинов он, ни наград,

и иногда своим страданьям рад.

как бьется гений на своем веку,

и даст простак от всей души совет,

но с грустью видит - результата нет.

но . знает он, как будет жить простак!

Лицо, лицо. Как ни хитри,

души невидимой приметы

проступят изнутри.При этом

попробуй прошлое сотри.

какую б ни надел личину,

добро и зло - первопричины

и только следствие - черты.

А я скажу вам – наша жизнь бессмысленна,

никто, нигде не думает о нас,

жизнь средь планет вселенных многочисленных

случилась в первый и последний раз.

которые отвергнуть мудрено,

найдем успокоенье и признание

самим себе – другого не дано.

пытаются прожить за счет других,

правы во многом, а, быть может, полностью,

ведь норм моральных нету никаких.

надежду, совесть, веру и любовь,

но поколение за поколением,

твердя об этом, проливают кровь.

что чудеса бывают на Земле,

всю глубину страдания измеривший,

как будто бы проживший сотни лет,

я говорю вам – наша жизнь бессмысленна,

никто не возвращался, Бога – нет,

и средь планет вселенных многочисленных

есть только наш животворящий свет!

вам неуютно сосуществовать,

являйте чуткость, жалость, сострадание

и продолжайте верить и мечтать.

Мне сердце портит жизнь своим присутствием:

чего болит, волнуется чего ?

Я б обменял на камень с удовольствием

тяжелое величество его.

Как без нее беспечно было б жить!

Какие б удовольствия несметные

я мог бы бездуховно получить!

и день, и ночь покоя не дают.

Я б их отправил в пасть геенны огненной

иль отдыхать куда-нибудь на юг.

Я с завистью гляжу на дураков:

улыбки, смех и похороны пышные,

и никаких воздушных теремов.

всего того, что отравляет жизнь…

и так хочу в чистилище…

Но это еще надо заслужить !

Опасно для жизни расстройство души.

Откроем друг другу сердечную боль,

и легче нам будет обоим с тобой.

разделится как бы на сотню частей,

а с тысячей - делится в тысячу раз,

а там уж, глядишь, и беды нет у нас.

и волосы наши напрасно седы?!

Ведь все относительно в жизни земной,

и сон что случилось с тобой и со мной.

и нет пути назад.

вдруг окунулись в вечность.

Доверчиво глядят твои глаза,

и в них я вижу боль и человечность.

чтоб в холоде вселенском

промчать сквозь мрак,

не задаваясь вновь вопросом детским:

не разбирая времени и места,

открыла в сердце дверцу и вошла,

как входит долгожданная невеста.

наполнился симфониями звуков.

А это значит, что пришла любовь -

тяжелая, но сладостная мука.

без конца и края -

открытый и доверчивый настолько,

что кажется качнулся шар земной,

и к времени взываю я : "Постой-ка!"

Зачем ты обещаешь слишком много?

Ведь ты лишь оторвалась и летишь,

а у меня идет к концу дорога.

ведь разочарованье губит душу.

Я знаю - очень больно падать вниз.

Мой ангел, твой покой я не нарушу.

Как жаль, что мне не суждено открыться!

Но хорошо, что ты на свете есть

и что на свете есть такие лица!

и солнце пусть не обжигает крылья.

Друг друга мы через десятки лет

найдем во тьме без всякого усилья.

Друг друга слушать, не перебивая,

Смотреть на мир едиными глазами.

Такое хоть не часто, но бывает.

В молчании природой наслаждаться,

В безумстве утолять любовный голод

И в общий дом на крыльях возвращаться.

Да сочинять свои стихи и песни,

И под сердечный перебор аккордов

Парить от осознания, что вместе.

Шашлык и борщ, а то пойти к китайцам,

Взять оранж биф иль джимбо шримпы в тесте,

И пищей, как духовным, наслаждаться.

В круиз поехать или даже в горы,

Но, мягко говоря, я послан в ж..у,

И возвращусь, по-моему, не скоро.

Могли б возможно, а теперь не сможем.

Тебя вчера видали с бывшим мужем,

А я пишу, зализывая раны.

Сердце своё не тревожь,

Не было этого, нету.

Личное дело и только.

Кто откровений просил

И стихотворной настойки?

И к наслаждениям плотским.

Душу запродал стихам,

Рифмам своим идиотским.

Жить, как нормальные люди,

Строит любви этажи

В дебрях пустых словоблудий.

Ищет любовь, вдохновенье?

Рухнут, как карточный дом,

Все его хитросплетенья.

Ведь говорили: «Опомнись!»

Бросьте его одного

Так же, как скучную повесть.

Как от козла. – никакого.

Спустимся из облаков

В стены родимого крова,

Милых, постылых, привычных,

Старых, как мир, новостей

Общенародных и личных.

Иль в изобилии лета

С грустью почти неземной

Вспомним, что знали Поэта.

Жизнь моя то и дело

На подобных себе,

То морозом по коже

Измененья в судьбе.

То всесилен, как Бог,

И то шаток, то валок

Болевой мой порог.

И к зелёному змею

И становится смелой,

И живёт не спеша.

И светло, и легко,

И стихи расцветают

мир знает их давно,

однако подлость, ложь и гнет

живучи все равно.

что купишь ты на них ?

Имей всегда мешок монет,

звон денег - лучший стих !

Но наступает час,

и нету выше их в цене

для каждого из нас !

невольно глаза опущу.

Ей все в этом мире - раз плюнуть,

все можно и все по плечу.

предательства знаю и ложь,

сердечную боль униженья,

любви неудавшейся "нож".

работал, устраивал быт,

о женщине думал и пище,

был закомплексован и бит.

неведомо горе еще:

пред ней на коленях планета

и мною оплаченный счет.

быть лучше меня и сильней,

а сам от любви умираю,

чужой и неведомый ей.

наивна и загадочна,

не ведает ни старости,

ни злости, ни усталости,

ни бедности, ни слабости,

ни ревности, ни жадности.

и мыслями прекрасными,

не очень-то речистая,

зато с душою чистою.

В ней все понятно каждому,

легко и просто дышится,

одно и то же пишется,

но каждый раз по-разному.

Она всегда - прощение,

она всегда - гармония,

то песня, то симфония

и вечное движение.

добра и справедливости,

и ежедневных радостей,

тогда не жди ни вечности,

ни легкого парения,

ни сладкой быстротечности

и ни стихотворения.

когда ты молод, весел и здоров,

нет равнодушья, не проходишь мимо,

не наломал еще порядком дров.

и мать жива, и молодость в душе,

когда весна вокруг исходит соком

и лето на исходном рубеже.

и за спиной трепещут два крыла,

и нет жестоких разочарований,

и женщина еще не подвела.

и силы есть, чтоб мир перевернуть,

и мужества великие примеры

во тьме веков твой освещают путь.

что ничего дороже жизни нет,

и ты ее такою принимаешь,

какой она была мильоны лет.

случайно залетел туда, куда нельзя,

туда, где смерч и смерть, где нет надежд на Бога,

откуда никуда не выведет стезя.

Кружится все и вся, и не видать ни зги…

И бьется мотылек до одури, до дрожи,

и разум помутнел, и сдвинулись мозги.

я также, как и ты, попал в круговорот,

и также позабыт семейкою небесной,

но смерти вопреки все раздвигаю рот.

но я рожден сказать и исполняю долг:

Сердечный свой огонь сквозь смерч и смерть несу я;

несчастный мотылек, лети в мой хрупкий дом.

Источник:

www.stihi.ru

Избранные стихи, экзистенция

Избранные стихи.

Плененный грустью ваших глаз

печалью вашей заражаюсь .

Звезда в ночи горит для нас,

дробясь в пруду и отражаясь.

Вам отвечал я невпопад,

грусть от меня вас отстраняла.

Октябрьский сыпал листопад,

все поздней осенью дышало.

Брели мы от скамьи к скамье.

За вами следом поспешая,

не смел я думать о семье,

и свить гнезда не помышлял я.

Известно вам, неровен путь

под богом мой: паденья, взлеты.

При мысли застывает ртуть

термометра о браке плоти.

Ветхозаветный чужд вам сказ:

Адам, брачующийся с Евой.

Эдема кущи без прикрас

Купили вы не чистотой,

а силой послушанья року.

Погружены в себя порой,

тень не падет на вас порока.

Пугливо, будто лань на ствол

охотника, по редколесью

ступали вы, след в след я брел,

охвачен следопыта спесью.

Вы не произносили слов.

Я понимал, что нет им места

в юдоли прозаизмов снов,

где б вы звались моей невестой.

Листва дрожала на древах

от налетающего ветра.

Луна свернулась в облаках,

подобно акробатке в гетрах,

калачиком и, замерла,

не мысля шквал снискать оваций.

Судьба двух путников свела

чтоб в кущах спрятаться акаций.

Горит свеча. Я слышу пламя

как шелест бабочки ночной,

как звуки музыки в бедламе

души, измученной тоской.

Я буду одинок весь вечер.

Вне общества, вне пошлых дам.

Я пепел стряхивать на плечи

начну, как Осип Мандельштам.

Горит свеча. Ночные звуки

в раскрытое плывут окно.

Я узнаю, как Парки руки

судьбы сучат веретено.

Я в одиночестве беснуюсь

затравленным зверьком в клети.

В беспутную уходят юность

начала и концы пути.

Горит свеча. Воск оплывает.

Так плавится слеза в пылу

любовной схватки на полу,

когда не плоть, а дух сгорает.

Повсюду тишина под богом.

Ночь водворилась на земле.

Живое в городке убогом

все тонет в непроглядной мгле.

Горит свеча. Свет полнолунья

над тихой родиной моей

как всполохи зарниц в июне

оживших в очаге углей.

Жизнь в одночасье замирает.

Лишь полуношника душа

в полночный час тепла алкает,

прохладой сумерек дыша.

Весь вечер музыка звучит.

Плывут фортепиано звуки.

Живое все кругом молчит,

и мы молчим, сцепивши руки.

Все как и прежде.Свечи те,

что раньше озаряли тени

две слившиеся в темноте,

подобно комнатным растеньям.

То полуявь иль полусон.

Так полумрак нисходит к душам,

наследующим прах времен,

к изъеденным червями тушам.

Надмирный шепоток творца

мне слышен в Моцарта клавире.

Сродни музыке глас певца,

божественные звуки лиры.

Прикосновенье робких уст

родные окрыляет души.

В них полнота сердечных чувств.

К ним плоть глуха, но чутки уши.

Не произносят вслух слова

что гонят кровь по кровотоку.

Волчку подобна голова

при встрече с незнакомкой Блока.

С тревогой ангел чистоты

над плотью расправляет крылья

в надежде вытравить мечты

об охватившем чувств всесильи.

Ни вальса звуки не слышны,

ни двух сердец сердцебиенье.

Свет полной в облаках луны

толкает их к уединенью.

Жизнь и смерть есть суть одно.

Парка ткет свое рядно.

Ветер бродит в купах лип.

Звезд не счесть в Созвездьи Рыб.

На лугах лежит роса.

Завтра здесь пройдет коса.

Сколько ты не морщи лоб:

жив сегодня, завтра -в гроб.

Грязь и сумрак наших дней

оттого, что мы мудрей.

Оттого прострел в виске

есть приверженность тоске.

Пуля, бритва, яд, петля…

Человек пред смертью -тля.

Если ты знаком с ножом,

если ты сгоришь живьем,-

все одно,-твоя душа

к небожителям спеша,

не минуя страх и боль

обретет любви юдоль.

Застыла жизнь в оконной раме.

Глубокой ночью замерла.

Все, что ни есть под небесами,

ночная полонила мгла.

Тьма заключила город в клещи.

Жизнь отступила до зари.

Как молью траченые вещи

лоснятся плешью фонари.

Луна течет, подобно млеку,

из тьмы творения светил,

питая сущность человека

произволеньем божьих сил.

Нет ни одной души под богом.

Все точно вымерло в свой срок.

Один лишь Млечный Путь с тревогой

глядит на запад и восток.

Полярная звезда затмила

небесный вертоград зарниц.

Не знают в сумерках светила

пространств и времени границ.

Презрев законы тьмы и света,

светила источают свет,

которому в счисленьях Леты

начала и предела нет.

На тучных пажитях созвездий

твоих, о Отче, свет очей

благою окормляет вестью

от Рождества стада людей.

Всему свой час, свой век в природе.

Моя полночная звезда,

кто б ни была ты в своем роде,

исчезни раз и навсегда.

А на Тверской, а на Тверской

путаны маятся тоской.

И водка в кабаках рекой,-

да мне все мало.

Мне хватит водки за глаза.

Пока не прошибет слеза,

смотрю я как на образа

Я сам не свой.Я всем чужой.

И только годы за спиной

висят на мне как пес цепной

и рвут на части.

Босяцкой веры побратим,

по морю жизни нелюдим,

я был как парусник гоним

Я жил как все, не по злобе.

Ни воплей, ни соплей к судьбе

я не размазывал в мольбе

Я припадал, как к роднику

усталый путник, к леднику,

и полз на брюхе к потолку

Жизнь не за пазухой Христа.

Замкнулись в рай и ад врата

как у покойника уста

в глухом овраге.

Рука об руку, ангел мой,-

ты впереди, я за тобой,-

свершит под богом путь земной

  • страница 1 из 2
  • >
Избранные стихи. : 1 комментарий

Виктор, какие хорошие вдумчивые стихи. Сейчас редко такие встретишь. Спасибо.

Добавить комментарий Отменить ответ календарь

Лиха беда начало…

Стихи разных лет

Избранные стихи.

Стихи и миниатюры.

«Дно детства» (часть третья).

Дизайн и разработка: Oleg Mirabo, A. Secret

Источник:

existenz.ru

Избранные стихи

Страница

Стихи. Избранное. Информация Действия 39 записей предложить новость

Засквозит ли дырка в кармане правом,

Превратится ли в сущее решето

Мой бюджет, что был искони дырявым, -

Все спешу латать, исправлять, чинить,

Подшивать подкладку, кроить заплатку,

Хоть и кое-как, на живую нить,

Вопреки всемирному беспорядку.

Ненасытной молью таится в шубе,

Выжидает, рвется в любую брешь,

Будь то щель в полу или дырка в зубе.

То очнется лампочка, то потухнет, -

Не побрезгует и дырой в носке

(От которой, собственно, все и рухнет).

Заменяю лампочку, чтоб сияла,

Защищаю скудное бытие,

Подтыкаю тонкое одеяло.

Неучтенной в плане дырой в кармане,

Промежутком, брешью в чужой судьбе,

А не твердым камнем в Господней длани.

Я соблазн для слабых, гроза для грозных,

Сквозь меня течет мировой сквозняк,

Неуютный хлад, деструктивный воздух.

Жизнь моя, клонясь к своему убытку.

Это мир подлатывает меня,

Но пока еще на живую нитку.

Член от века друг с другом воюющих сект,

Я ворую огонь наших чресел и рук,

Дешифрую невнятицу нежных наук

Для всесильного войска плебеев.

Как натягивал скулы твои поцелуй,

Подглядев, я шептала себе: "Зарисуй

Это в памяти, как укрепленье

Неприступного города — после продашь

Наступающим варварам. Вспыхнет этаж,

Крыша, лестница, рухнет строенье,

Что мы строили с тихой и долгой мольбой,

Не цементом скрепляя, но только собой,

Костным мозгом, слюною и желчью".

Не грудастые ню украшали альков,

А безносые скальпы погибших богов,

Обреченных улыбчивой речью.

Эти боги и нас защищали, когда

Мои руки к пещере темнеющей рта

Твоего так нещадно тянулись,

И когда мы, забывши о поле своем,

Чем-то третьим и правильным стали вдвоем

Подо льдом беззастенчивых улиц,

Мы не много тогда говорили, о нет,

Зимний день ненадолго включал зимний свет

По кровати ползло одеяло,

Словно все поглощающий, жирный удав,

И, от трех сантиметров меж нами устав,

Мы урок повторяли сначала.

Тот урок, что нам был так надменно знаком,

Мы зубрили упорным и злым языком,

Ослепленными жаром глазами.

Как в утробе земли, были наши тела

И намного голее, чем мать родила,

И честней, чем желали мы сами.

И когда в подступающей боли конца

Я пыталась сравненье найти для венца

Этой нечеловечьей услады,

Вспоминала себя на прибрежном песке,

Перезрелые персики в мокром мешке,

Сладострастье набоковской "Ады".

И когда ты стоишь предо мной, рассуждая о том и о сем,

я как будто составлен тобой из осколков твоей немоты,

и ты смотришься в них и не видишь себя целиком. Показать полностью…

(это жажда назначить себя в соглядатаи разных сторон),

так себя завершает в листве горемычное древо тоски,

чтобы множеством всем предугадывать ветра наклон.

самолетной инверсией плыть в плоскостях тишины -

но блуждает в лесу неприкаянный горький орех,

словно он замурован бессонницей в близость войны.

Я же слеп для тебя, хоть и слеплен твоею рукой -

холостая вода замоталась чалмой на горе,

и утробы пусты, как в безветрие парус какой.

воскресенья в тебе и боюсь - не сносить головы,

вот я вижу, что ты поднимаешь, как ревность, пращу,

паровозную перхоть сбивая с позорной листвы.

так в бессмертном полете безвестная птица крылом

ловит большее сердце, своей подчиняясь судьбе,

и становится небом, но не растворяется в нем.

Разрешающий ревность как правду и волю твою.

Я бессмертен, пока я покорен, но не покорен,

Потому что люблю, потому что люблю, потому что люблю.

Как в зажиревшее ухо втиснуть им тихое слово?

голодна и звонка,

а я человек, Мария,

выхарканный чахоточной ночью в грязную руку Пресни.

Судорогой пальцев зажму я железное горло звонка!

На шее ссадиной пальцы давки.

в глаза из дамских шляп булавки!

что у меня на шее воловьей

потноживотные женщины мокрой горою сидят,—

это сквозь жизнь я тащу

миллионы огромных чистых любовей

и миллион миллионов маленьких грязных любят.

Источник:

vk.com

Избранные стихи в городе Пермь

В этом интернет каталоге вы всегда сможете найти Избранные стихи по доступной стоимости, сравнить цены, а также изучить другие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка товара может производится в любой город России, например: Пермь, Уфа, Саратов.