Книжный каталог

Мопассан Г. Мадемуазель Фифи и другие истории

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Мопассан Г. Мадемуазель Фифи и другие истории Мопассан Г. Мадемуазель Фифи и другие истории 220 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Ги де Мопассан Мадемуазель Фифи. Книга для чтения на французском языке Ги де Мопассан Мадемуазель Фифи. Книга для чтения на французском языке 147 р. litres.ru В магазин >>
Guy de Maupassant Mademoiselle Fifi and Other Stories Guy de Maupassant Mademoiselle Fifi and Other Stories 599 р. ozon.ru В магазин >>
Ги де Мопассан Ги де Мопассан. Собрание сочинений. Пышка Ги де Мопассан Ги де Мопассан. Собрание сочинений. Пышка 419 р. ozon.ru В магазин >>
Ги де Мопассан Мадемуазель Фифи Ги де Мопассан Мадемуазель Фифи 5.99 р. litres.ru В магазин >>
Ги де Мопассан Пышка (сборник) Ги де Мопассан Пышка (сборник) 169 р. litres.ru В магазин >>
Mademoiselle Fifi and Other Stories Mademoiselle Fifi and Other Stories 777 р. labirint.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать онлайн Мадемуазель Фифи автора Де Мопассан Ги - RuLit - Страница 2

Читать онлайн "Мадемуазель Фифи" автора Де Мопассан Ги - RuLit - Страница 2

Вытянувшись, он бесстрастно выслушал указание барона, затем вышел, и пять минут спустя четверка лошадей уже мчала под проливным дождем огромную обозную повозку с натянутым над нею в виде свода брезентом.

Тотчас все словно пробудилось: вялые фигуры выпрямились, лица оживились, и все принялись болтать.

Хотя ливень продолжался с тем же неистовством, майор объявил, что стало светлее, а лейтенант Отто уверенно утверждал, что небо сейчас прояснится. Сам Мадемуазель Фифи, казалось, не мог усидеть на месте. Он вставал и садился снова. Его светлые, жесткие глаза искали, что бы такое разбить. Вдруг, остановившись взглядом на усатой даме, молодой блондин вынул револьвер.

– Ты этого не увидишь, – сказал он и, не вставая с места, прицелился.

Две пули одна за другой пробили глаза на портрете.

Затем он крикнул:

И разговоры вмиг смолкли, словно вниманием всех присутствующих овладел какой-то новый и захватывающий интерес.

Мина была его выдумкой, его способом разрушения, его любимой забавой.

Покидая замок, его владелец, граф Фернан д’Амуа д’Ювиль, не успел ни захватить с собою, ни спрятать ничего, кроме серебра, замурованного в углублении одной стены. А так как он был богат и любил искусство, то большая гостиная, выходившая в столовую, представляла собою до поспешного бегства хозяина настоящую галерею музея.

По стенам висели дорогие полотна, рисунки и акварели. На столиках и шкафах, на этажерках и в изящных витринах было множество безделушек: китайские вазы, статуэтки, фигурки из саксонского фарфора, китайские уроды, старая слоновая кость и венецианское стекло населяли огромную комнату своею драгоценною и причудливою толпой.

Теперь от всего этого не осталось почти ничего. Не то чтобы вещи были разграблены, – майор граф фон Фарльсберг этого никогда не допустил бы, – но Мадемуазель Фифи время от времени закладывал мину, и в такие дни все офицеры действительно веселились вовсю в течение нескольких минут.

Маленький маркиз пошел в гостиную на поиски того, что ему было нужно. Он принес крошечный чайник из китайского фарфора – семьи «розовых», – насыпал в него пороху, осторожно ввел через носик длинный кусок трута, поджег его и бегом отнес эту адскую машину в соседнюю комнату.

Затем он мгновенно вернулся и запер за собою дверь. Все немцы ожидали, стоя, с улыбкою детского любопытства на лицах, и как только взрыв потряс стены замка, толпою бросились в гостиную.

Мадемуазель Фифи, войдя первым, неистово захлопал в ладоши при виде терракотовой Венеры, у которой наконец-то отвалилась голова; каждый подбирал куски фарфора, удивляясь странной форме изломов, причиненных взрывом, рассматривая новые повреждения и споря о некоторых, как о результате предыдущих взрывов; майор же окидывал отеческим взглядом огромный зал, разрушенный, словно по воле Нерона, этой картечью и усеянный обломками произведений искусства. Он вышел первым, благодушно заявив:

– На этот раз очень удачно.

Но в столовую, где было сильно накурено, ворвался такой столб дыма, что стало трудно дышать. Майор распахнул окно; офицеры, вернувшиеся допивать последние рюмки коньяку, тоже подошли к окну.

Комната наполнилась влажным воздухом, который принес с собою облако водяной пыли, оседавшей на бородах. Офицеры смотрели на высокие деревья, поникшие под ливнем, на широкую долину, помрачневшую от низких черных туч, и на далекую церковную колокольню, высившуюся серой стрелой под проливным дождем.

Как только пришли пруссаки, на этой колокольне больше не звонили. То было, впрочем, единственное сопротивление, встреченное завоевателями в этом крае. Кюре ничуть не отказывался принимать на постой и кормить прусских солдат; он даже не раз соглашался распить бутылочку пива или бордо с неприятельским командиром, часто прибегавшим к его благосклонному посредничеству; но нечего было и просить его хоть раз ударить в колокол: он скорее дал бы себя расстрелять. То был его личный способ протеста против нашествия, протеста молчанием, мирного и единственного протеста, который, по его словам, приличествовал священнику, носителю кротости, а не вражды. На десять лье в округе все восхваляли твердость и геройство аббата Шантавуана, посмевшего утвердить народный траур упорным безмолвием своей церкви.

Вся деревня, воодушевленная этим сопротивлением, готова была до конца поддерживать своего пастыря, идти на все: подобный молчаливый протест она считала спасением народной чести. Крестьянам казалось, что они оказали не меньшие услуги родине, чем Бельфор и Страсбург, что они подали одинаковый пример патриотизма и имя их деревушки обессмертится; впрочем, помимо этого, они ни в чем не отказывали пруссакам-победителям.

Начальник и офицеры смеялись над этим безобидным мужеством, но так как во всей местности к ним относились предупредительно и с покорностью, то они охотно мирились с таким молчаливым выражением патриотизма.

Один только маленький маркиз Вильгельм во что бы то ни стало хотел добиться, чтобы колокол зазвонил. Он злился на дипломатическую снисходительность своего начальника и ежедневно умолял его дозволить один раз, один только разик, просто забавы ради, прозвонить «дин-дон-дон». Он просил об этом с грацией кошки, с вкрадчивостью женщины, нежным голосом отуманенной желанием любовницы; но майор не уступал, и Мадемуазель Фифи, для своего утешения, закладывал мины в замке Ювиль.

Несколько минут все пятеро стояли группой у окна, вдыхая влажный воздух. Наконец лейтенант Фриц, грубо рассмеявшись, сказал:

– Этим дефицам выпал дурной фремя для их прокулки.

Затем каждый отправился по своим делам, а у капитана оказалось множество хлопот по приготовлению обеда.

Встретившись снова вечером, они не могли не рассмеяться, взглянув друг на друга: все напомадились, надушились, принарядились и были ослепительны, как в дни больших парадов. Волосы майора казались уже не столь седыми, как утром, а капитан побрился, оставив только усы, пылавшие у него под носом.

Несмотря на дождь, окно оставили открытым; то и дело кто-нибудь подходил к нему и прислушивался.

Источник:

www.rulit.me

Книга Мадемуазель Фифи и другие истории

Мадемуазель Фифи и другие истории / Mademoiselle Fifi et autres contes О книге "Мадемуазель Фифи и другие истории / Mademoiselle Fifi et autres contes"

В этом комплекте из книги и аудиофайлов, на которых текст читают франкоязычный и русский дикторы, читателям предлагаются неадаптированный текст и классический перевод блестящих рассказов и новелл Ги де Мопассана. Вы оцените великолепный слог писателя, занимательные сюжеты, умение подмечать детали и рассказывать истории живым, образным языком. Читая и слушая тексты на французском языке, обращаясь к классическому переводу, вы улучшите свои навыки чтения и восприятия на слух иноязычной речи. Для углубления знаний французского и облегчения понимания текста предлагаются упражнения и словарь. Книга будет интересна и полезна школьникам, абитуриентам, студентам, преподавателям, а также всем, кто изучает французский язык самостоятельно.

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Мадемуазель Фифи и другие истории / Mademoiselle Fifi et autres contes" Ги де Мопассан бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Источник:

avidreaders.ru

Мопассан де Мадемуазель Фифи скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

Мадемуазель Фифи

Майор, граф фон Фарльсберг, командующий прусским отрядом, дочитывал принесенную ему почту. Он сидел в широком ковровом кресле, задрав ноги на изящную мраморную доску камина, где его шпоры – граф пребывал в замке Ювиль уже три месяца – продолбили пару заметных, углублявшихся с каждым днем выбоин.

Чашка кофе дымилась на круглом столике, мозаичная доска которого была залита ликерами, прожжена сигарами, изрезана перочинным ножом: кончив иной раз чинить карандаш, офицер-завоеватель от нечего делать принимался царапать на драгоценной мебели цифры и рисунки.

Прочитав письма и просмотрев немецкие газеты, поданные обозным почтальоном, граф встал, подбросил в камин три или четыре толстых, еще сырых полена, – эти господа понемногу вырубали парк на дрова, – и подошел к окну.

Дождь лил потоками; то был нормандский дождь, словно изливаемый разъяренной рукою, дождь косой, плотный, как завеса, дождь, подобный стене из наклонных полос, хл…

Здравствуй уважаемый читатель. Книга "Мадемуазель Фифи" де Мопассан Ги относится к разряду тех, которые стоит прочитать. События происходят в сложные времена, но если разобраться, то проблемы и сложности практически всегда одинаковы для всех времен и народов. Основное внимание уделено сложности во взаимоотношениях, но легкая ирония, сглаживает острые углы и снимает напряженность с читателя. На развязку возложена огромная миссия и она не разочаровывает, а наоборот дает возможность для дальнейших размышлений. По мере приближения к исходу, важным становится более великое и красивое, ловко спрятанное, нежели то, что казалось на первый взгляд. Отличный образец сочетающий в себе необычную пропорцию чувственности, реалистичности и сказочности. Автор искусно наполняет текст деталями, используя в том числе описание быта, но благодаря отсутствию тяжеловесных описаний произведение читается на одном выдохе. Значительное внимание уделяется месту происходящих событий, что придает красочности и реалистичности происходящего. Умелое использование зрительных образов писателем создает принципиально новый, преобразованный мир, энергичный и насыщенный красками. В романе успешно осуществлена попытка связать события внешние с событиями внутренними, которые происходят внутри героев. Обращают на себя внимание неординарные и необычные герои, эти персонажи заметно оживляют картину происходящего. "Мадемуазель Фифи" де Мопассан Ги читать бесплатно онлайн приятно и увлекательно, все настолько гармонично, что хочется вернуться к нему еще раз.

Добавить отзыв о книге "Мадемуазель Фифи"

Источник:

readli.net

Новеллистика Ги де Мопассана: разновидности, признаки, ведущие темы: Исповедь, Мадемуазель Фифи, Могильницы, Два товарища, Исповедь, Мадемуазель Фифи,

Новеллистика Ги де Мопассана: разновидности, признаки, ведущие темы: "Исповедь", "Мадемуазель Фифи", "Могильницы", "Два товарища"

Новелла - короткий рассказ о каком-то событии или человеке, о его чувства и переживания. Воссоздав на ограниченном пространстве новеллы чью судьбу или случайное событие, писатель стремился показать фрагмент жизни, а через него - характерные черты всего общества.

Если в эпоху Ренессанса новелла основном имела комический характер, в основе лежал анекдотический, забавный сюжет, была насыщена динамическими событиями, имела четкую фабулу и почти не изображала внутреннего мира героев, то французская новелла критического реализма в значительной степени потеряла эти черты. Более статическая и описательная, она стала прежде всего психологической, рассказывала о душевные порывы человека.

Своей вершины французская новелла XIX века достигла в творчестве Ги де Мопассана. Его творчество содержал более 20 сборников, в которых вошло 300 новелл, напечатанных в течение 1880-1890 годов.

o война; страдания и смерть, которые она несла людям;

o жизни представителей различных общественных слоев и слоев;

o любви; счастье или несчастье в браке;

o верность и предательство;

o одиночество человека; ее изолированность и обреченность;

o судьба женщины в обществе и семье;

o судьба людей, оказавшихся за пределами общества;

o буржуазные и аристократические обычаи в столице и провинции;

o религия и ее влияние на людей;

o патриотические произведения о франко-прусской войне.

Ги де Мопассан создал новый тип новеллы, которого не знала европейская литература. Анализировать его произведения достаточно сложно, так как чаще всего сюжет и содержание в новелле не совпадали. Обычно автор воспроизводил лишь частный эпизод человеческого бытия без четко определенного финала - "кусок жизни". Но каждый такой эпизод был проявлением глубинных процессов жизни, увидеть, понять и постичь которые автор предложил читателю. Сюжет стал бы верхним грунтом, который скрывал значительный художественный слой. Такой принцип изображения позже получил название "подтекст".

Исследовав тему войны, Мопассан поставил широкий круг вопросов: -ответственность правительства за войну;

-аморальне стремление городской и сельской буржуазии иметь выгоду от войны; -трагедия вовлеченного в кровавые события войны обычного человека и присущее ей чувство патриотизма;

-патриотизм мопассановского героев не красноречивый, они не произносили громких лозунгов, не говорили о величии Франции и свой долг. Мастерство Мопассана-новеллиста:

o одна сюжетная линия;

o острота и динамичность сюжетов;

o психологическая мотивированность всех действий героев;

o строжайший отбор главного, типичного в слове, образе, характер, ситуации;

o концентрированность в одном событии, в резком столкновении характеров;

o драматическое напряжение действия;

o прием контраста;

o речь героев индивидуализирована;

o широкое использование художественной детали;

o неожиданная развязка;

o ризноманисть форма произведений;

o краткость и лаконичность.

Главные героини - Сюзанна и Маргарита где Терели - две родные сестры. Центральная тема новеллы - тема верности и измены.

Маргарита умерла. ей было 56 лет, но на вид - не менее 75.

Сюзанна, старше сестру на 6 лет, рыдала, стоя у сестры на коленях. Она была вдовой. Когда она очень любила одного человека, он тоже ее любил, но Анри вскоре умер. Девушка решила никогда больше не выходить замуж. II младшая сестра Маргарита тоже сказала, что никогда не выйдет. Она была красива и многие мужчины влюблялись в нее.

Теперь, умирая, Маргарита умоляла, чтобы пришел священник, которому призналась, что также была влюблена в Анри. Чтобы он не достался сестре, она подмешала ему в пирожное порошок из толченого стекла, себе так же, а остальные бросила в озеро. На второй день умерло двое лебедей. Вскоре умер и Анри, а Маргарита навсегда осталась калекой. Маргарита попросила сестру простить и и простила: "Прощаю тебя, дитя, прощаю . "

"Мадемуазель Фифи"

Маркиз Вильгельм фон Эйрик, миниатюрный блондин, чопорный, грубый с солдатами, жестокий, вспыльчивый. Со времен вступления во Францию товарищи называли его не иначе как мадемуазель Фифи, ибо в нем тонкую талию, будто затянутую в корсет, бледное лицо и употреблял слово-паразит, которое он произносил с присвистом "fi-fi donc!".

Однажды он вместе со своими друзьями решил развлечься и из Руана привезти барышень. На улице они встретили 5 красивых девушек-проституток. За три месяца эти женщины уже смирились с пруссаками и были уверены, что им хорошо заплатят.

Девушек привели в столовую и капитан сам начал "делить" их, объявляя: "№ 1 - Помела - предназначен командиру . ". Мадемуазель Фифи досталась наименьшая - Рашель - юная брюнетка, еврейка. Она была настоящей патриоткой и убила его десертным ножом. Девушка убежала и спряталась в колокольне. После ухода немецких войск Рашель вернулась в Париж, где встретила настоящего патриота. Он влюбился в нее и они поженились.

"Два товарища"

В центре новеллы - два приятеля - Морисо и Соваж, которые познакомились в свое время на рыбалке. Они уже долгое время не виделись, и однажды внезапно встретились. Приятели зашли в кафе выпить, и во время разговора решили пойти порыбачить, чтобы вспомнить былые времена. Саваж сказал, что у него был знакомый полковник, который мог пропустить их, чтобы они не наткнулись на аванпосты пруссаков.

Друзья знали, что наверху - пруссаки, но они никогда их не видели, хотя и чувствовали вокруг Парижа. Они осторожно подошли к реке и начали удить, когда услышали позади себя топот. Оглянувшись, увидели вооруженных мужчин, которые нацеливали на них ружья. их схватили, связали и доставили на остров.

Главный среди пруссаков предположил, что наверное они знают пароль, если смогли пройти. Он пообещал, если товарищи скажут пароль, то спокойно вернутся домой. Но приятели никакого пароля не знали. Тогда офицер приказал выстроиться 12 солдатам и расстрелять героев. их убили, прицепили к ногам тяжелые камни и сбросили в реку. А офицер велел повару зажарить рыбу, которую поймали два приятеля.

Тема: изображение бесчинства франко-прусских завоевателей.

Идея: возвеличивание силы духа, мужества, патриотизма простых людей.

Источник:

studbooks.net

Мадемуазель Фифи - де Мопассан Ги, Страница 1, Читать онлайн

Мадемуазель Фифи де Мопассан Ги Серия: Рассказы Содержание
  • В начало
  • Перейти на

Майор, граф фон Фарльсберг, командующий прусским отрядом, дочитывал принесенную ему почту. Он сидел в широком ковровом кресле, задрав ноги на изящную мраморную доску камина, где его шпоры – граф пребывал в замке Ювиль уже три месяца – продолбили пару заметных, углублявшихся с каждым днем выбоин.

Чашка кофе дымилась на круглом столике, мозаичная доска которого была залита ликерами, прожжена сигарами, изрезана перочинным ножом: кончив иной раз чинить карандаш, офицер-завоеватель от нечего делать принимался царапать на драгоценной мебели цифры и рисунки.

Прочитав письма и просмотрев немецкие газеты, поданные обозным почтальоном, граф встал, подбросил в камин три или четыре толстых, еще сырых полена, – эти господа понемногу вырубали парк на дрова, – и подошел к окну.

Дождь лил потоками; то был нормандский дождь, словно изливаемый разъяренной рукою, дождь косой, плотный, как завеса, дождь, подобный стене из наклонных полос, хлещущий, брызжущий грязью, все затопляющий, – настоящий дождь окрестностей Руана, этого ночного горшка Франции.

Офицер долго смотрел на залитые водой лужайки и вдаль – на вздувшуюся и выступившую из берегов Андель; он барабанил пальцами по стеклу, выстукивая какой-то рейнский вальс, как вдруг шум за спиною заставил его обернуться: пришел его помощник, барон фон Кельвейнгштейн, чин которого соответствовал нашему чину капитана.

Майор был огромного роста, широкоплечий, с длинною веерообразной бородою, ниспадавшей на его грудь подобно скатерти; вся его рослая торжественная фигура вызывала представление о павлине, о павлине военном, распустившем хвост под подбородком. У него были голубые, холодные и спокойные глаза, шрам на щеке от сабельного удара, полученного во время войны с Австрией, и он слыл не только храбрым офицером, но и хорошим человеком.

Капитан, маленький, краснолицый, с большим, туго перетянутым животом, коротко подстригал свою рыжую бороду; при известном освещении она приобретала пламенные отливы, и тогда казалось, что лицо его натерто фосфором. У него не хватало двух зубов, выбитых в ночь кутежа, – как это вышло, он хорошенько не помнил, – и он, шепелявя, выплевывал слова, которые не всегда можно было понять. На макушке у него была плешь, вроде монашеской тонзуры; руно коротких курчавившихся волос, золотистых и блестящих, обрамляло этот кружок обнаженной плоти.

Командир пожал ему руку и одним духом выпил чашку кофе (шестую за это утро), выслушивая рапорт своего подчиненного о происшествиях по службе; затем они подошли к окну и признались друг другу, что им невесело. Майор, человек спокойный, имевший семью на родине, приспособлялся ко всему, но капитан, отъявленный кутила, завсегдатай притонов и отчаянный юбочник, приходил в бешенство от вынужденного трехмесячного целомудрия на этой захолустной стоянке.

Кто-то тихонько постучал в дверь, и командир крикнул: «Войдите!» На пороге показался один из их солдат-автоматов; его появление означало, что завтрак подан.

В столовой они застали трех младших офицеров: лейтенанта Отто фон Гросслинга и двух младших лейтенантов, Фрица Шейнаубурга и маркиза Вильгельма фон Эйрик, маленького блондина, надменного и грубого с мужчинами, жестокого с побежденными и вспыльчивого, как порох.

С минуты вступления во Францию товарищи звали его не иначе, как Мадемуазель Фифи. Этим прозвищем он был обязан своей кокетливой внешности, тонкому, словно перетянутому корсетом стану, бледному лицу с едва пробивавшимися усиками, а также усвоенной им привычке употреблять ежеминутно, дабы выразить наивысшее презрение к людям и вещам, французские слова «fi», «fi donс» [1] , которые он произносил с легким присвистом.

Столовая в замке Ювиль представляла собою длинную, царственно пышную комнату; ее старинные зеркала, все в звездообразных трещинах от пуль, и высокие фландрские шпалеры по стенам, искромсанные ударами сабли и кое-где свисавшие лохмами, свидетельствовали о занятиях Мадемуазель Фифи в часы досуга.

Три фамильных портрета на стенах – воин, облаченный в броню, кардинал и председатель суда – курили теперь длинные фарфоровые трубки, а благородная дама в узком корсаже надменно выставляла из рамы со стершейся позолотой огромные нарисованные углем усы.

Завтрак офицеров проходил почти безмолвно. Обезображенная и полутемная от ливня комната наводила уныние своим видом завоеванного места, а ее старый дубовый паркет был покрыт грязью, как пол в кабаке.

Окончив еду и перейдя к вину и курению, они, как повелось каждый день, принялись жаловаться на скуку. Бутылки с коньяком и ликерами переходили из рук в руки; развалившись на стульях, офицеры непрестанно отхлебывали маленькими глотками вино, не выпуская изо рта длинных изогнутых трубок с фаянсовым яйцом на конце, пестро расписанных, словно для соблазна готтентотов.

Как только стаканы опорожнялись, офицеры с покорным и усталым видом наполняли их снова. Но Мадемуазель Фифи при этом всякий раз разбивал свой стакан, и солдат немедленно подавал ему другой.

Едкий табачный туман заволакивал их, и они, казалось, все глубже погружались в сонливый и печальный хмель, в угрюмое опьянение людей, которым нечего делать.

Но вдруг барон вскочил. Дрожа от бешенства, он выкрикнул:

– Черт побери! Так не может продолжаться. Надо наконец что-нибудь придумать!

Лейтенант Отто и младший лейтенант Фриц, оба с типичными немецкими лицами, неподвижными и глубокомысленными, спросили в один голос:

Он с минуту подумал, потом сказал:

– Что? Если командир разрешит, надо устроить пирушку!

Майор вынул изо рта трубку:

– Какую пирушку, капитан?

Барон подошел к нему:

– Я беру все хлопоты на себя, господин майор. Слушаюсь будет отправлен мною в Руан и привезет с собою дам; я знаю, где их раздобыть. Приготовят ужин, все у нас для этого есть, и мы по крайней мере проведем славный вечерок.

Граф фон Фарльсберг улыбнулся, пожимая плечами:

– Вы с ума сошли, друг мой.

Но офицеры вскочили со своих мест, окружили командира и взмолились:

– Разрешите капитану, начальник! Здесь так уныло.

Наконец майор уступил, сказав: «Ну, хорошо», – и барон тотчас же послал за Слушаюсь. То был старый унтер-офицер; он никогда не улыбался, но фанатически выполнял все приказания начальства, каковы бы они ни были.

Вытянувшись, он бесстрастно выслушал указание барона, затем вышел, и пять минут спустя четверка лошадей уже мчала под проливным дождем огромную обозную повозку с натянутым над нею в виде свода брезентом.

Тотчас все словно пробудилось: вялые фигуры выпрямились, лица оживились, и все принялись болтать.

Хотя ливень продолжался с тем же неистовством, майор объявил, что стало светлее, а лейтенант Отто уверенно утверждал, что небо сейчас прояснится. Сам Мадемуазель Фифи, казалось, не мог усидеть на месте. Он вставал и садился снова. Его светлые, жесткие глаза искали, что бы такое разбить. Вдруг, остановившись взглядом на усатой даме, молодой блондин вынул револьвер.

– Ты этого не увидишь, – сказал он и, не вставая с места, прицелился.

Две пули одна за другой пробили глаза на портрете.

Затем он крикнул:

И разговоры вмиг смолкли, словно вниманием всех присутствующих овладел какой-то новый и захватывающий интерес.

Мина была его выдумкой, его способом разрушения, его любимой забавой.

Покидая замок, его владелец, граф Фернан д’Амуа д’Ювиль, не успел ни захватить с собою, ни спрятать ничего, кроме серебра, замурованного в углублении одной стены. А так как он был богат и любил искусство, то большая гостиная, выходившая в столовую, представляла собою до поспешного бегства хозяина настоящую галерею музея.

По стенам висели дорогие полотна, рисунки и акварели. На столиках и шкафах, на этажерках и в изящных витринах было множество безделушек: китайские вазы, статуэтки, фигурки из саксонского фарфора, китайские уроды, старая слоновая кость и венецианское стекло населяли огромную комнату своею драгоценною и причудливою толпой.

Теперь от всего этого не осталось почти ничего. Не то чтобы вещи были разграблены, – майор граф фон Фарльсберг этого никогда не допустил бы, – но Мадемуазель Фифи время от времени закладывал мину, и в такие дни все офицеры действительно веселились вовсю в течение нескольких минут.

Маленький маркиз пошел в гостиную на поиски того, что ему было нужно. Он принес крошечный чайник из китайского фарфора – семьи «розовых», – насыпал в него пороху, осторожно ввел через носик длинный кусок трута, поджег его и бегом отнес эту адскую машину в соседнюю комнату.

Затем он мгновенно вернулся и запер за собою дверь. Все немцы ожидали, стоя, с улыбкою детского любопытства на лицах, и как только взрыв потряс стены замка, толпою бросились в гостиную.

Мадемуазель Фифи, войдя первым, неистово захлопал в ладоши при виде терракотовой Венеры, у которой наконец-то отвалилась голова; каждый подбирал куски фарфора, удивляясь странной форме изломов, причиненных взрывом, рассматривая новые повреждения и споря о некоторых, как о результате предыдущих взрывов; майор же окидывал отеческим взглядом огромный зал, разрушенный, словно по воле Нерона, этой картечью и усеянный обломками произведений искусства. Он вышел первым, благодушно заявив:

– На этот раз очень удачно.

Но в столовую, где было сильно накурено, ворвался такой столб дыма, что стало трудно дышать. Майор распахнул окно; офицеры, вернувшиеся допивать последние рюмки коньяку, тоже подошли к окну.

Комната наполнилась влажным воздухом, который принес с собою облако водяной пыли, оседавшей на бородах. Офицеры смотрели на высокие деревья, поникшие под ливнем, на широкую долину, помрачневшую от низких черных туч, и на далекую церковную колокольню, высившуюся серой стрелой под проливным дождем.

Как только пришли пруссаки, на этой колокольне больше не звонили. То было, впрочем, единственное сопротивление, встреченное завоевателями в этом крае. Кюре ничуть не отказывался принимать на постой и кормить прусских солдат; он даже не раз соглашался распить бутылочку пива или бордо с неприятельским командиром, часто прибегавшим к его благосклонному посредничеству; но нечего было и просить его хоть раз ударить в колокол: он скорее дал бы себя расстрелять. То был его личный способ протеста против нашествия, протеста молчанием, мирного и единственного протеста, который, по его словам, приличествовал священнику, носителю кротости, а не вражды. На десять лье в округе все восхваляли твердость и геройство аббата Шантавуана, посмевшего утвердить народный траур упорным безмолвием своей церкви.

Французские междометия, выражающие укоризну, недовольство, презрение, отвращение. – Примеч. пер.

Источник:

fanread.ru

Мопассан Г. Мадемуазель Фифи и другие истории в городе Курск

В данном интернет каталоге вы всегда сможете найти Мопассан Г. Мадемуазель Фифи и другие истории по разумной цене, сравнить цены, а также посмотреть похожие книги в категории Наука и образование. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка товара производится в любой город РФ, например: Курск, Ярославль, Владивосток.