Книжный каталог

Романов Р. Охотники за голосами

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Романов Р. Охотники за голосами Романов Р. Охотники за голосами 502 р. bookvoed.ru В магазин >>
Джаявардхана Р. Охотники за нейтрино Джаявардхана Р. Охотники за нейтрино 303 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Роман Романов Охотники за голосами Роман Романов Охотники за голосами 249 р. litres.ru В магазин >>
Роман Романов Охотники за голосами Роман Романов Охотники за голосами 353 р. ozon.ru В магазин >>
Майка борцовка Print Bar Охотники за привидениями Майка борцовка Print Bar Охотники за привидениями 1390 р. printbar.ru В магазин >>
Футболка Print Bar Охотники за привидениями Футболка Print Bar Охотники за привидениями 1390 р. printbar.ru В магазин >>
Футболка Print Bar Охотники за привидениями Футболка Print Bar Охотники за привидениями 1390 р. printbar.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Издательство КРЫЛОВ

Романов Р. Охотники за голосами

Охотники за голосами

человек, вдобавок прошедший снизу вверх по ступенькам власти. В центре этой книги — природа власти как таковой и природа русской власти.

Однако рассказ рассказу рознь. Долой скучные истории. Обо всем можно рассказать увлекательно. Тому пример эта книга — увлекательный рассказ с калейдоскопом разных приключений (и остросюжетных, и веселых, и фантастических). Разочарованным не уйдет никто.

Битва за страну: после Путина

Михаил Логинов, журналист, политтехнолог, писатель.

В Кремле новый президент Михаил Столбов. Ему не передали власть, как в свое время Путину и Медведеву. Он вырвал ее сам в трудной, почти безнадежной борьбе.

Теперь перед Столбовым еще более тяжелая задача. Решать проблемы, о которых власть забывала двадцать лет. Восстанавливать промышленность, строить дороги. Прощать врагов и быть беспощадным к друзьям. Вынести удары в спину от самых близких людей. Выстоять в противоборстве с теми, кто лишился власти и стремится вернуть ее себе любой ценой.

Победит ли он в этой битве? В битве за страну.

Источник:

www.vkrylov.ru

Псков, Вышла в свет новая книга Романа Романова «Охотники за голосами»

Вышла в свет новая книга Романа Романова «Охотники за голосами»

Вышла в свет новая книга заместителя руководителя аппарата администрации Псковской области, писателя Романа Романова «Охотники за голосами». Об этом он сообщил сегодня на своей странице в Фейсбуке.

«Вышла моя новая книга "Охотники за голосами", наконец-то», - написал Роман Романов. При этом он поблагодарил писателя, публициста Александра Проханова и политолога Олега Матвейчева за отзывы на работу (они помещены на обложке книги», а председателя Псковского регионального отделения Союза писателей России Игоря Смолькина - за послесловие. Отдельные слова благодарности Роман Романов выразил Сергею Анисимову за обложку и иллюстрации и друзьям, которые нашли время прочесть книгу до ее издания.

«Книгу можно приобрести на Псковском книжном форуме "Русский Запад" с сегодняшнего дня или традиционно взять в основных библиотеках Псковской области», - сообщил автор издания.

Напомним, что Роман Романов является автором еще двух книг - «Чиновник Авдий» и «Монархисты из квартиры 27». Его новое произведение «Охотники за голосами» посвящено выборам, оно «для тех, кто понимает - главная битва за Россию разворачивается прямо здесь и сейчас, что прошлое взрывает настоящее, а будущее уже было».

В недавнем интервью Псковской Ленте Новостей Роман Романов сообщил, что «выборы в книге - лишь повод для разговора о людях». «Кому-то это покажется легкой сатирой и приключением, кому-то - претензией на какую-то философию власти, тут уже от читателя зависит. Завязка сюжета простая: в Провинцию приезжает пара столичных деятелей с целью победить на выборах губернатора и разворачивается вполне себе то ли реальная, то ли сказочная история», - рассказал Роман Романов, добавив, что псковские читатели смогут узнать в героях книги тех или иных наших политиков. «Сразу ответственно хочу сказать: в книге нет ни одного чисто списанного с реальных людей героя, все образы собирательные», - пояснил автор издания.

Последние новости Псковской области по теме:

Вышла в свет новая книга Романа Романова «Охотники за голосами»

19:22 13.04.2016 ПсковГУ

17:19 13.04.2016 Pln-Pskov.Ru

17:13 13.04.2016 Vluki.Net

15:53 13.04.2016 ГТРК Псков

15:26 13.04.2016 InformPskov.Ru

15:20 13.04.2016 Vluki.Net

14:16 13.04.2016 Iluki.Ru

13:25 13.04.2016 Комитет по культуре

11:59 13.04.2016 Iluki.Ru

09:57 13.04.2016 Iluki.Ru

23:19 12.04.2016 Vluki.Net

23:18 12.04.2016 Pln-Pskov.Ru

21:15 12.04.2016 Администрация г.Пскова

Источник:

pskov.bezformata.ru

Книги серии Охотники за головами - бесплатно читать онлайн, скачать FB2

Романов Р. Охотники за голосами

      1 Беглецы и Преследователи
      2 Усмешка фортуны [СИ]
      3 Замкнутый круг [СИ]
      4 Между небом и землёй [СИ]

Над Канадой небо синее…

Земля лишних. Коммерсант

Прости, но ты полюбил психопатку

Майкл Мар" title="скачать книгу Прости, но ты полюбил психопатку автора Мария Круз

Практическая работа по обитателям болота

Метро 2033: Хозяин города монстров

Ключи от всех дверей

Довмонт. Неистовый князь

Assassin’s Creed. Последние потомки

Александр Леонидович Пономарев

Ликвидатор. Тени прошлого

Удивительные Люди Икс. Одарённые

Заоблачные острова. По воле звезд

Алексей Алексеевич Волков

Вечный. Выживший с «Ермака»

Алексей Алексеевич Волков

Игорь Минаков" title="скачать книгу Вечный. Выживший с «Ермака» автора Роман Злотников

Алексей Алексеевич Волков

8 час 19 мин назад

2 дня 9 час 33 мин назад

3 дня 10 час 51 мин назад

6 дней 1 час 0 мин назад

6 дней 1 час 56 мин назад

8 дней 0 час 22 мин назад

8 дней 23 час 7 мин назад

9 дней 5 час 13 мин назад

1часть не всю выложили?

Мне не понравилось

Отличная серия!

восхитило название, у бабочек Костей не бывает, они насекомые. после такого названия читать дальше уже ничего

Источник:

www.litlib.net

Охотники за голосами»

«Охотники за голосами». Часть 1-я

Псковское агентство информации начинает публикацию повести Романа Романова «Охотники за голосами». Сам автор рассказывает, что идея книги родилась у него в ходе выборов губернатора Псковской области 2014 года. «Основа сюжета связана с предвыборным процессом. Но это лишь обертка. Это книга об обществе. Там есть немного мистики, немного реализма. В приключенческой манере раскрыта предвыборная кухня», - говорит он. «Роман Романов… ныряет на такую глубину, где почти нет воздуха и где обитают странные глубоководные существа российской политики», - так охарактеризовал «Охотников…» писатель и публицист Александр Проханов.

Необходимое предварительное пояснение

Прежде чем рассказать эту ненормальную историю, хочу сказать тому, кто возьмется ее читать следующее. Записана она со слов непосредственного участника событий. Никакого вранья и всяческих литературных домыслов в ней нет. Поскольку в те месяцы я проживал в соседней губернии и сам довольно часто бывал по своим делам в той самой провинции, то самолично убедился в совпадении многих фактов из этой истории с тем, что действительно происходило тогда.

В конце концов, самые разнообразные люди, которые, волею судьбы оказались вовлечены во все эти события – живы-здоровы и ради личного любопытства со многими из них я даже пытался поговорить лично. Большинство реагировали странно: становились агрессивны или замкнуты, меняли тему или просто замолкали, или, совершенно неожиданно, начинали оправдываться. В любом случае, хочу сказать, что история эта имела место быть в жизни.

Ведь что мы знаем о Жизни? Если говорить совсем уж честно – почти ничего. Ни доказать, ни опровергнуть массу странностей в этой штуке под названием «Жизнь» часто невозможно, а школьное образование либо игнорирует все разнообразие фактов, либо навешивает на них ярлык – «сказка», а сказка, как известно, доказательств не требует, она типа того, всем намек и моральное предупреждение. Но разве то, что мы не можем умом и всей силой науки опровергнуть, означает, что этого всяческого «того» не бывает на самом деле? Для меня, например, когда я был совсем маленький, Снежная Королева реально существовала, я же по-настоящему ее боялся, не понарошку, выглядывая после мультика в окно и слушая завывание метели в зимней вечерней мгле. А если страх настоящий, то и Королева была очень даже реальной, пока мне кто-то из взрослых не сказал, что это голимое вранье конкретного сказочника, и она сама собой не померла, перейдя в разряд выдумок.

Впрочем, сказка так сказка, мне все равно. Хочу только заметить совершенно уверенно, что полагать себя умнее детей – совершеннейшая глупость, которую человек, как правило, осознает только в глубокой старости. В общем, считаю своим долгом рассказать, что мне стало известно, а как читатель к этому отнесется – сугубо его личное дело. Честно говоря, я и сам до сих пор не знаю, как ко всему этому относиться и какие выводы, какая мораль для общества, государства и политических консультантов во всем этом повествовании есть?

Единственное, что я вдруг осознал в процессе записывания рассказа – это то, что подобные истории, оказывается, имеют место быть почти во всех местах нашей необъятной России. Куда бы я ни приехал, самые элементарные поиски вновь открывали мне какие-то, подобные моей, истории. Может, все дело в повсеместных и регулярных выборах и демократии? Ведь не было же раньше массы людей, которые вместо того, чтобы работать, лезут во власть или все свое время тратят на тех, кто хочет залезть во власть, попадая при этом в совершенно жуткие перипетии? Я даже предположил, что и там, в Москве и в ООН, все бывает точно также, но развивать эту мысль дальше, признаюсь, не хватает личного мужества. Поэтому единственное, что я нагло и не спросив героя, изменил в рассказе – имена людей и названия мест, дабы избавить Провинцию от нетипичного любопытства, мало ли, что в ней еще хранится такого… такого, очень важного для всех нас, в нашей провинции. В общем, дело было так…

Над Петербургом висело темное, набухшее сыростью небо. Эта мрачная, многотонная сырость словно пыталась раздавить землю, прорваться к водам Невы, слиться с нею, и только макушки деревьев, фронтоны дворцов и античные истуканы на крыше Зимнего сдерживали давление небес. Добровольно гулять в такую погоду могут только неврастеники, мистики и совсем юные одиночки без собственной квартиры, страдающие от несчастной любви. «Удивительный город, удивительный город!» – шепотом сам с собой разговаривал Турист, кутаясь на ходу в промокшую куртку. – «Вот где небо-то с землей сходятся! Питер – это же край земли. И где Атланты, где Атланты, я вас, дорогие мои, спрашиваю? Приподнимите же небо повыше!».

Турист остался без денег, без билетов, без единого знакомого в огромном городе и брел, совершенно не ориентируясь в пространстве. Вдруг его взгляд остановился на знакомой картинке. Вернее как: куда бы он ни смотрел – везде были знакомые со школы картинки, но взгляд остановился именно на этой – Петропавловская крепость. «А вот пойду и зайду, может, там согреюсь где». В голове сам собой пролетел жиденький рой воспоминаний, ассоциаций и строчек из рекламных буклетов: Петр I, саркофаги императоров, монетный двор, казематы для революционеров, вроде все. Нет, еще такой красивый и несовпадающий с окружающей мрачностью, блестящий на солнце шпиль собора – «до-ми-нан-та» – это слово тоже догнало рой воспоминаний и тут же вылетело из головы неудачливого странника.

Не понимая, с какой стороны зашел в петровскую цитадель, озираясь среди редких зонтов и фотоаппаратов настоящих, не то что он сам, туристов, остановился перед входом в какой-то собор, вернее тот самый, который «до-ми-нан-та», где, наверное, и находилось последнее пристанище русских императоров. Турист подумал, что нет никакой разницы, где греться, и раз уж он в двух шагах от входа – чего бы и не зайти, не подсушиться и не дать передышку уставшим, гудящим от долгой ходьбы ногам.

В этой довольно странной, забегая вперед, истории, должен вам сказать, у туриста впервые неприятно и так противненько что-то сжалось под сердцем именно при входе в храм. Он даже обратил на это внимание, пытаясь ровно дышать и списав все мысленно на погоду и давление. Тем не менее, быстро перекрестившись, как полагается русскому человеку, он шагнул в мерцающее золотой лепниной, прозрачное и устремленное ввысь – в противоположность низким темным тучам – светящееся пространство собора.

Освоившись в новой обстановке, оглядевшись, Турист начал медленно, растягивая время, изображая из себя типичного любознательного туриста, мелкими шажками передвигаться по церковному полу. Он подолгу, опять же растягивая время на обогрев, рассматривал надписи мраморных надгробий. Но думал он, в силу своей природной, хотя и тщательно скрываемой от посторонних стыдливости, не о надписях, а о том, чтобы его внешний вид и поведение не выдали банально замерзшего и бесприютного человека в противоположность, как ему казалось, поголовно умным, прилично одетым, воспитанным и живо интересующимся историей туристам.

Однако, по мере согревания, пропитываясь величественной тишиной и светом, недавно еще мечтающий сугубо о тепле и горячем кофе человек незаметно погрузился в совсем другие, высокие мысли. Словно с тающих сосулек в душу стали падать капли-мысли о власти, страсти и перипетиях истории. Сражения, заговоры, интриги, вызовы эпох и подарки судьбы, победы и трагедии венценосной династии беспорядочным потоком, словно наяву, проносились перед блуждающим по царским мраморным надгробиям взглядом Туриста.

Он всегда был далек от сантиментов и романтики, от великодержавной тоски или циничного злорадства. Но при этом всегда, можно сказать, почти с юности, любую историю пытался переложить в выводы, выводы в рекомендации, а рекомендации довести до технологии получения и удержания власти. А перекладывал исто-рию на область политтехнологий промокший человек потому, что кроме выборов различного уровня в различных губерниях, городах и районах вот уже лет пятнадцать ничем больше не занимался, не интересовался и не пробовал.

И вот, прямо в соборе, в этой золотистой пелене видений, икон и мраморных гробниц его зацепила, а потом заполонила всего практическая мысль о том, как можно было бы русскому самодержцу использовать демократические выборы и о том, как надо бы было поступить каждому из русских императоров.

Само собой, ему явилось воспоминание, как однажды, споря с новоявленным депутатом горсовета до хрипоты в ночь после подсчета голосов на выборах, находясь уже на той стадии, когда русские люди спорят обо всем на свете независимо от банкетного повода, он заявил, что император Павел, знай он про референдумы, обязательно провел бы процедуру и остался бы еще на троне долго-предолго! Поскольку народ его как раз уважал, а петербургская аристократия все больше ненавидела. «П-п-п-авел видел наш век, и, если бы не был убит – мир был бы сегодня с-с-с-совсем другой! Надо было просто выжить, а он – ик – не смог!» – закончил тогда на затухающем банкете свою длинную мысль заплетающимся языком Турист.

С этим воспоминанием он словно очнулся, вздрогнул и заново начал внимательно осматривать надгробия, переходя от одного к другому в поисках надписи «Павел I». Пройдя ближе к золотому иконостасу и вытянув шею он вдруг увидел у одного из надгробий открытую золотую калитку в противовес всем остальным плотно запертым оградкам. Со следующим шагом – вазу с белым букетом, и, уже не сомневаясь, подошел ближе. «Павел, Павел! Бедный Павел… Здрассс-тии, Ваше царское Величество! И кому это вы воротикито отворили?» – про себя, но беззвучно проговаривая слова губами, подумал Турист. Неожиданно вспышкой электрического тока по позвоночнику пробежал дурацкий и смешной, но не в этой обстановке, ответ: «Для меня! Ой-е, мать моя! Меня встречает!».

Турист попятился задом, не в силах отвести взгляд, развернуться и, где-то уже у выхода, крутнулся волчком и быстро вышел из храма.

– Не подскажете, как пройти в этот замок, ну, где императора Павла табакеркой по голове, где он еще все на прусский манер сделал? А? через мост? Вон тот? Какая Фонтанка? А-а-а-а, там спросить, ага – ага, спасибо, спасибо! – Турист несколько раз неловко изобразил поклоны в благодарности старушке – музейщице и стремительно вышел из Петропавловской крепости. По дороге он весело размышлял о своем испуге, тужился, вспоминая какой сегодня церковный праздник, и даже почти что был уверен, что сегодня у всех Павлов именины, оттого и цветы, и открытая калитка. На душе стало весело и спокойно, но, зная свой характер, Турист не сопротивлялся возникшему любопытству и решил сходить в Михайловский замок императора Павла. Идеи всегда захватывали его полностью, он даже забыл, что ничего не ел со вчерашнего вечера, а небо над Питером было уже совсем другим: солнечные лучи пробили толщу туч, заиграли позолотой на поверхности уличных луж и Невы, наполнили ярким цветом первую, еще совсем прозрачную, весеннюю листву.

Пока мокрый Турист шагает по Троицкому мосту, остановимся ненадолго для знакомства. Не буду читателя вводить в заблуждение и сразу расставлю все точки над «и» по поводу личности впечатлительного героя. Вот посмотрите на него со стороны: высокий, не меньше метра девяносто, с копной вьющихся светлых волос, слега сгорбленный, с нескладной подростковой походкой, худоват, хотя и широк в плечах. Джинсы грязноваты, ветровка замусолена, кроссовки стары. Глаза василькового цвета, нос прямой, как у античного грека, губы припухлые. Девчонки таких обычно любят, но не выходят замуж. Парни таких обычно бьют или изводят насмешками, но уважают за бесшабашность и личную независимость. С виду ему скорее подошло бы прозвище Иванушка-дурачок, чем Турист в современном представлении этого слова в головах городских обывателей. На самом же деле зовут его, действительно, Иван, фамилия смешная – Ежихин, отчество – Федорович. Иван Федорович Ежихин.

Взрослые соседи в детстве и юности ласково называли его дебилушкой или балбесушкой. Одноклассники, когда дразнили, называли его не иначе как Лупень или Паганель за его вечное витание в облаках. Когда не дразнили, то называли просто – Ванька – дылда. Родители у него были самые что ни есть обыкновенные, из спального микрорайона то ли Казани, то ли Рязани, где, говорят, грибы с глазами. Они, в отличие от странного сына, никогда не падали в открытый на тротуаре люк, не застревали головой между перилами лестничных пролетов, не попадали под мопеды и не пытались ради интереса фотографировать с крыши девятиэтажки лицо пилота в момент посадки в старом аэропорту, который находился совсем рядом с микрорайоном.

Единственное отличие его от сверстников с детства – книжки и толстые журналы. Больше никаких выдающихся достижений. Уже на первом курсе местного института, в веселые 90-е годы Ваня Ежихин бросил подрабатывать грузчиком на вокзале и с юношеским восторгом взялся работать на выборах у одного из кандидатов в горсовет. В избирательный штаб Ваню привел сосед – старшекурсник все того же местного института, который в красках рассказал, сколько «бабла можно поднять студенту» на выборах, особенно, если бригадиром над другими такими же студентами. Сначала Ване очень хотелось заработать на теплую зимнюю куртку, чтобы не тянуть со своих уже почти нищих к разгару 90-х родителей, но буквально с первого же дня – готов был работать хоть за бесплатно. Его маленькая спальня наполнилась стопками библиотечных книг по психологии, социологии, маркетингу, политологии, а также классическими политическими трудами. Он читал партийные методички, потом хватался за Фрейда, переходил к полевым социологическим исследованиям, после которых принимался за древнеиндийскую Архашастру. За Архашастрой накидывался на модную в то время политологическую новинку «Уши машут ослом», а после встречи своего кандидата с избирателями бежал в библиотеку за переводом японского Бусидо, поскольку Ванечке кандидат на мероприятии показался именно что самураем перед харакири.

В общем, повезло человеку, с самого начала жизненного пути нашел, так сказать, свою стихию и цель. А цель простая – придумать непобедимую технологию для победы на выборах его, Ивана Ежихина, авторства. С годами, он, конечно, поумнел и понял, что не все решается технологическими манипуляциями, тем не менее выборы считал единственной своей профессией, достойной оплаты. Деньги ему, естественно, платили, то густо, то пусто, но обращаться с вожделенными бумажками он так и не научился, по крайней мере, пока не научился, к своим 30 с небольшим годам.

За то, что он был легок на подъем и с удовольствием ехал по выборным делам туда, где обычно и Макар телят не пас, в околополитической тусовке города к нему быстро приклеилось прозвище «Турист». При всем отвращении к туризму как способу времяпровождения Иван со временем смирился с этим прилипшим, как банный лист к известному месту, прозвищем.

Выборы в горсовет тогда, в его первую кампанию, были суровые и бурные. Шальных денег кандидаты не жалели, и по всем тогдашним правилам сметы раздувались неимоверно. По району шныряли бригады агитаторов, внешне похожие то на банды гопников, то на первомайские демонстрации активных пенсионеров. Друг за другом следили крепкие парни в кожаных плащах до пяток и разъезжавшие на тонированных девятках. Бригады имиджмейкеров, журналистов, операторов и еще куча всяких разных рекламноагитационных специалистов-дармоедов всячески показывали кандидату и самим себе, как важна и решающа их работа на выборах. Они кортежами разъезжали по городу, организовывали мероприятия кандидата, искали новые сюжеты для телевидения и газет и устраивали, как им самим казалось, гениальные, не хуже чем на Западе, скандалы и провокации против других точно таких же кандидатов. Со стороны могло показаться, что все жители города, за исключением малых детей, профессионально и за деньги занимаются предвыборной кампанией, благо заниматься особо тогда больше и нечем было.

Иван, вникнув в процесс, через неделю был охвачен творческой чесоткой. Он сутки просидел за компьютером и, распечатав материалы, нагло, без приглашения ввалился в кабинет Кандидата, на которого работал.

Кандидат – маленький, лысенький живчик с гусарскими усиками и вечно бегающими глазами. Все советское время он был заместителем по хозяйственной части коммунального техникума, с о-о-очень серьезными по тем временам связями и возможностями. Впрочем, таких персонажей тогда было как навоза весной: куда не глянь – везде оттаял. А запах навоза, как говорили деревенские трактористы, что толкали по бешеным ценам халявный навоз горожанам, массово бежавшим в то время в пригородные огороды – это запах денег. Главное, что политические персонажи в эту оттепель грамотно вписались в Россию системы 90-х и откуда-то имели деньги, даже фантастические, по меркам Ивана, деньжищи.

Кандидат, попивающий кофе прямо на ворохе предвыборных газет и листовок с начальником своего предвыборного штаба, знаменитым уже тогда технологом Василием Кузнечко, вместе вопросительно уставились на тогда еще совсем юного Туриста:

– Тебе чего, юноша? – демократично и весело спросил модный политтехнолог, с легким раздражением думая о том, что вообще-то это форменное хамство, через его голову заваливаться к заказчику, да еще и с какими-то макетами, которые он предварительно не просматривал. Впрочем, заказчик сам же сразу и успокоил инстинкт конкуренции за доступ к телу финансового источника.

– Вася, чего это за перец? – и дальше, срываясь на нервный крик измученного публичным вниманием кандидата в депутаты:

– И чего они вообще ходят сюда, как на выставку санфаянса?! А? Мне чего, в собственной конторе охранника к двери кабинета поставить? А, блин?

Иван не дал боссам продолжить диалог, и, смело, с непосредственной улыбкой идиота, подошел к начальственному столу и все с той же улыбкой и удивительной ясностью глаз, которыми он словно излучал торжество, искренность и человеческую доброту, начал громко говорить:

– Да вы не бойтесь, я ненадолго, смотрите, чего я придумал. Если вот эти буклеты и плакат сделать, то мы гарантированно возьмем 500 голосов в СИЗО и заберем примерно 30% избирателей у нашей конкурентки, только надо быстро это сделать и это, как там. тотальная и агрессивная расклейка, во!

На столе оказалось два шедевра начинающего политтехнолога: макет будущего буклета с фотографией самого кандидата напротив фотографии знойной голой красавицы, похожей на девушку из рекламы шоколадки Баунти и второй плакат: голые, едва-едва прикрытые снизу женские груди формата А3 на белом пустом фоне.

– Гы-гы, – заржал Василий Кузнечко. Кандидат стал бордовым и не отрывал взгляда от буклета, на котором он казался сам себе неприлично толстоватым и староватым рядом с тропической красоткой.

– Вы где этих прыщавых озабоченных дрочеров находите? – продолжая багроветь, взревел кандидат, обращаясь к своему технологу, – да он же враг, Тамаркин шпион у тебя в штабе! Да я ж его … да его щас в лесу подвесят за одно озабоченное место, в натуре! Ты, пионэр недоделанный, ты не понимаешь, к кому вваливаешься и с кем разговариваешь?! Кузнечко мысленно согласился с реакцией заказчика в том смысле, что это юное чудо совершенно точно на его, Кузнечко, бюджеты претендовать не может. Однако именно с точки зрения его бюджетов и будущих выборов в Государственную думу инцидент мог отрицательно отразиться на имидже самого модного в городе политтехнолога. Поэтому начальник штаба начал успокаивать кандидата с самых наукообразных аргументов и примеров из практики цивилизованных стран, что действовало в те времена на российских политиков почти так же, как финский санфаянс на советских завхозов коммунальных техникумов:

– Погодите, погодите! Похоть, инстинкт продолжения рода, богатство в образе больших грудей, наконец, сексуальные девиации – это важный аспект жизни электората! Уверяю вас, что тема сисек – это обоснованная еще великим Фрейдом игра подсознательных табу, которую всегда используют ведущие мировые политтехнологи в предвыборной игре в цивилизованных странах! Вряд ли президент Рейган так уверенно избрался, если бы не был популярным актером Голливуда и объектом желания зрительниц. А ведь на самом деле он далеко не красавец! Сексуальный скандал – двигатель электорального интереса, вопрос только в том, что хотел сказать своим творчеством наш юный стажер. Вы нам поясните идею вашего, пардон, клубничного творчества, завершите гештальт, но только очень-очень быстро, у нас без вас в офисе масса дел между встречами…

Иван был несколько смущен реакцией на свои макеты, но, подумав, что начальники ничего не поняли, а уже дают оценки, начал пояснять:

– Погодите. Это же не то, о чем вы подумали. Возьмем вот этот будущий буклет для СИЗО, лист сгибаем, получается четыре стороны, и что мы видим? Полезную для заключенного под стражу вещь, которую он не выбросит и которая полностью соответствует его жизненным, так сказать, проблемам. На первой странице знойная красавица – это символ желания, мечта запертого человека, сублимация, так сказать представлений о свободе в послесоветские времена. Дальше – чистый лист с подписью «Распиши тысчонку». Это для популярной карточной игры, главного способа скоротать время, практическая польза, так сказать. Дальше – календарь на полгода вперед, считать оставшиеся дни до суда. И дальше, понятное дело, сам кандидат, который не просто для рекламы, а который понима-а-а-ет! – Иван высоко поднял в этот момент указательный палец. – Понима-а-а-ет долю человека на шконке, человека, который, это, как там, чалится, вот! А если б вы еще договорились радиоточку изолятора использовать для блатных песен, которые хотя бы без оскорбления вертухаев, вернее, сотрудников, то они вас вообще за своего родного приняли бы, и за такой шансон все голоса будут ваши! – Иван сделал паузу, поглядел на реакцию и для убедительности добавил: – В общем, это не примитивное зомбирование и советское собрание коллектива, а сознательная акция на нашей русской платформе «родственных душ»!

Кузнечко, скривившись, почесал за ухом, пытаясь угадать реакцию кандидата, но тот молчал, сопел и все-таки не сводил взгляд со своей фотографии. Потом сказал:

– Да эту фотографию даже моей теще показывать нельзя, не то что задержанным! Какие, едрит твою, родственные души? Типун тебе на язык, каркаешь! – Теперь уже Кандидат подумал, что это такой хитрый ход технолога Кузнечко через молодого дурачка, чтобы опять выйти за пределы обговоренной уже на десятый раз сметы. Поэтому быстро добавил: – Елки-палки, да все уже я перетер со всеми в СИЗО, а вы меня опять стричь начинаете, так сказать!

– А что со вторым макетом? – быстро отреагировал Кузнечко, уводя тему от скользких подозрений заказчика.

– Тут еще проще, – сразу подхватил Иван пас от главного технолога, немного помявшись и думая, как назвать вслух огромную женскую грудь в этом солидном взрослом кабинете. – Не знаю, как там по Фрейду, не всё читал пока, но у нашей главной конкурентки, госпожи Скалкиной, в комсомольских кругах было неофициальное прозвище: «Скалка – давалка»…

Кандидат в это время заскалился, хитро улыбнулся и слегка качнул головой. Ваня заметил, что попал в точку и продолжил:

– Это прозвище мы просто из узких кругов перетащим в широкое общественное поле. Берем эти, э-э-э, как там, эти… сиськи А3 и наклеиваем на соответствующее место на ее плакаты, которыми она залепила весь город. По тону и цвету все совпадает, смотрите, вот, технически – это ночь работы. Поначалу никто издалека и не заметит накладки, зато, э-ээ-э, сиськи, конечно, заметят все. Поскольку самая дисциплинированная, непьющая и нравственно устойчивая часть нашего народа – женщины с детьми и пенсионеры, то пошлая соблазняющая реклама должна вызвать резкое неприятие нашего основного оппонента и это, того, ну вы понимаете. В крайнем случае, через пару дней их штаб сам зачистит от своих плакатов наш город. При этом, благодаря сложившейся репутации, – тема разврата будет восприниматься вполне, как это – естественно и правдиво, во! И мы с чистой совестью, как робингуды: не врем людям, а наказываем морально разложившихся кандидатов проигрышем на выборах…

– Еще идеи есть? – спросил кандидат. – Ну и кадры у тебя, Вася, и где ты находишь таких дурачков? Эх, рано комсомол закрыли, рано, в общем, сами тут порешайте, как лучше, у меня стрелка важная, потом побазарим с тобой один на один…

Кандидат как ураганчик завертелся по кабинету, собираясь, пожал руку Кузнечко, одновременно ныряя другой рукой в дорогую дубленку, и шумно вылетел из кабинета.

Кузнечко присел за стол, побарабанил пальцами, о чем-то думая, поглядел на стоящего перед ним Ваню Ежихина и сказал:

– Садись. Кофе будешь? – Кузнечко потянулся к чистой чашке. – Будешь со мной работать пока. Может, подружимся и я из тебя человека сделаю, может, выгоню без зарплаты, поглядим. Пока запомни самое главное на выборах: никаких выборов у нас нету. Вообще. Ясно? Есть спектакль, цель которого – заработать денег одним и оформить свое право на власть другим. И неважно, кто победит, главное, чтобы победила юная и пока щедрая российская демократия. И да, запомни еще: у нас нету никакого народа, что это вообще такое, народ? Есть электорат и все. Понял? И мы с тобой ни какие не робингуды, а просто «охотники за голосами», настоящие охотники, поймаем дичь – будет тебе хлеб с икрой, связи и почет, не поймаем – на рынок пойдем китайскими кроссовками торговать. Все просто. Пока этого с тебя достаточно, но ты это запомни, если хочешь выборами заниматься. Оцени откровенность, пока я добрый и больше без моего ведома никаких инициатив, если на серьезные проблемы не хочешь нарваться, ясно? Это я тебе как бывший факультетский инструктор комсомола советую…

Так у Вани Ежихина появился первый друг по профессии и сама профессия. Потом были разочарования, дискуссии все с тем же Кузнечко о политтехнологиях и власти, периоды затишья и бурных избирательных кампаний, муки совести и обострения цинизма. К моменту своего появления в дождливом весеннем Петербурге Турист уже стал типичным практикующим дельцом с глубокой внутренней тоской о несправедливом устройстве мира и с удивительным образом сохранившейся детской верой в то, что истинная демократия все-таки бывает.

Черный джип мягко прокатил мимо указателя границы одной из провинций Российской Федерации. Джип, короче, такой, ну, долго описывать, такой, что сразу видно – не фермер и даже не начальник цеха на таких джипах ездят, не иначе как очень состоятельный депутат, бизнесмен, или сам московский какой начальник. Область, наоборот, была очень древняя, маленькая, с давно высосанным столицей народонаселением и растасканными по алчным частным рукам под дачи и земельные спекуляции бывшими помещичьими и колхозными усадьбами. Народец в области был все больше престарелый, в современном постмодернистском смысле необразованный, но консервативен, крепок хитростию и традиционно скрытен. Именно так и представлял свою будущую область пассажир черного джипа из рассказов знакомых, чтения Интернета и московских сплетен. Этот пассажир – Василий Сергеевич Кузнечко.

Да, да. Тот самый Кузнечко, который в лихие демократические взял себе в подмастерье юного Ваню Ежихина, который по своей непроходящей детской придурковатости оказался в северной столице без денег, без знакомых, без крыши над головой и приперся на свою странную голову в Петропавловскую крепость погреться.

Вся прожитая жизнь Кузнечко была банальна и обидна, на его взгляд, до слез. Нет, поначалу, на фоне миллионов «нищих совков», когда его почитали и любили, молодого, наполненного энергией и деньгами, связями и острым умом – все было хорошо с самооценкой. Тогда он даже премного собою гордился. Но со временем, как большинство из последнего поколения советской молодежи, разочаровался и понял, насколько жестоко он обманулся. Суть этой поколенческой обиды заключалась в том, что все его сверстники, как и он сам, превратились в поколение обслуги, менеджеров и прочих наймитов у тех, кто реально взял власть и собственность. А благодаря тому, что власть и собственность в стране более старшие и умные люди брали как раз с помощью поколения Кузнечко, соответственно, самим кузнечкам уже не выскочить из системы и уж тем более не перекроить ее под себя.

Василий с тихим ужасом однажды вдруг осознал, что ему предстоит всю жизнь давать советы одним политикам, язвить над другими до тех пор, пока не заплатят, морща лоб, заумно комментировать всякую скандальную ерунду, которую на следующий день забывали даже журналисты, которые по этой самой ерунде брали у него наперебой комментарий. Потом опять комментировать, морща лоб – язвить, получив деньги – советовать и постоянно себя рекламировать всеми возможными придумками везде, где только можно, изображая всячески из своей персоны востребованного эксперта, влияющего своим экспертным мнением на жизнь не меньше чем всей страны, а то и на весь глобальный мир.

Всю жизнь давать советы и придумывать объяснения или оправдания, в зависимости от результатов других людей, других! Но при этом уже никогда самому не принимать решения, никогда фатально не ошибиться, никогда не насладиться своей собственной победой или достижением! В тот момент ему стало так страшно от этого своего открытия, что вся шелуха аргументов о безусловной значимости политтехнологов и консультантов куда-то провалилась в подземелье души, как в мусорную яму. А ведь люди работают на земле, управляют предприятиями, строят фермы, проводят научные исследования, считают бюджет города или борются с младенческой смертностью. Даже труд чиновников, которые не без его, Кузнечко, участия превратились в самую зашуганую и позорную прослойку общества, показался ему вдруг на мгновение более благородным и ответственным.

Нет, нет, уважаемые читатели, вы не подумайте, что Василий Сергеевич жаждал доброй славы, хотел бы сам что что-то сделать для кого-то, он просто однажды, тайно от всех, понял, что его привычная, такая легкая и безответственная информационно-политтехнологическая власть – кастрированная и бесславная на самом деле. Что в глазах миллионов – он один из типичных балаболов с экранов телевизора или новостных лент Интернета. А ведь начиная с советского пионерского детства, факультетского бюро комсомола он был уверен в собственной исключительности и в собственной особой судьбе. Из-за этой уверенности с развалом Союза бросил свою инженерную специальность, но не рванул вместе с нормальными комсоргами и юными кандидатами в члены КПСС в кооперативы, на аукционы и в криминальные авторитеты, а подался в загадочный тогда политический консалтинг и выборы.

И вот, будучи теперь, через двадцать лет признанным консультантом сразу нескольких политических партий и ряда крупных заказчиков из числа депутатов и даже чиновников класса «А», он вдруг решил круто поменять свою жизнь и самому всенепременно стать губернатором. Пусть у него нет рабочего происхождения, олимпийских достижений или своего производства, нет рейтинга и авторитета в региональных элитах, нет поддержки Администрации Президента и нету своих подчиненных партийных структур на местах, но кому как не Кузнечко знать, чего все вышеперечисленное стоит и откуда оно берется. Решено. Собрать подписи депутатов для прохождения фильтра, выставить свою кандидатуру на выборы губернатора провинции и победить на выборах!

Даже своих кровных и немаленьких, надо сказать, сбережений для этого предприятия матерому эксперту тратить не пришлось. Он просто поговорил тет-а-тет с лидерами двух политических партий – своими старыми клиентами, договорился с одной столичной финансовой группой за минимальный счетчик рекламных упоминаний в своих экспертных комментариях. В качестве гарантий пообещал, что продаст свое снятие с выборов в случае если будет проигрывать и отобьет расходы, а в качестве награды – нарисовал политические и экономические радости, которые прольются на спонсоров в случае его победы в провинции.

В итоге на коленях Кузнечко лежал тяжеленький тугой портфельчик с очень солидной и не стыдной, даже по московским меркам, суммой на первый этап кампании. Ах, как интересно и азартно Кузнечко было представлять в своих планах, что он работает на себя, только на себя.

– Тише ты, чуть бабку не сбил! – Василий вернулся из глубокого погружения в мысли о предстоящем сражении на кочковатую региональную трассу в свой черный джип. – Тормози! Сдай назад!

Автомобиль Кузнечко на скорости едва не зацепил старуху, божий одуванчик, сгорбленно тормозящую попутку. «Наверное, в полуразрушенную больницу в какой-нибудь убитый райцентр!» – подумал в стиле будущих предвыборных выступлений будущий губернатор и сказал больше для водителя, чем для себя: «Вроде бабка чистенькая. Сквозь тонированное стекло, по крайней мере. Ничего, мы с народом не брезгуем, подвезем и послушаем первую потенциальную избирательницу». Водитель Петрович, больше похожий на амбала-телохранителя, тихо ругнулся по поводу области, где бабки сами лезут под колеса, и с визгом покрышек сдал назад. Кузнечко сунул за спинку сидения правую руку, не оборачиваясь, и открыл заднюю дверь.

Как жизнь, бабушка? – через некоторое время громко спросил Василий, пытаясь в зеркало заднего вида рассмотреть лицо сгорбившейся старухи под небрежно накинутым платком. – Куда путь держите? Как у вас тут дела с начальством, всё воруют?

Ответа не последовало.

– Бабуля-а-а, але-о-о! Глухая, что ли? Далеко до вашего Господина великого Града? – Через некоторое время повторил вопрос Кузнечко. – Я – «Кузнечко, как маршал Гречко», фамилию то хоть запомни, э-э-э, электораа-а-ат!

Повеселевший Василий поглядел на угрюмое лицо водителя и настроение поднялось еще больше. И только было он хотел продолжить свой веселый расспрос туземной бабки, как сзади раздалась скрипучая, с легким бульканьем, но очень разборчивая речь:

– Сразу за поворотом во-о-он тем тормозните, соколики, тормози, тормози, во-о-от, соколики мои. А ты малец, – обратилась старуха к Василию, снимая, чтобы перезавязать, платок на голове и оголяя лохмотья седых нечесаных волос, – меч-кладенец найди, а то поляжешь в наших буераках без проку и шапку царскую не примеришь, на худой конец – отвара брусничного похлебай, но только моёва, чужова не пей, а то обернуться не сумеешь. – Старуха скрипуче захихикала и, не переставая хихикать, закашлялась своим булькающим, как болото под ногами, кашлем.

Пассажир и водитель, удивленные, вместе повернулись на своих сидениях, чтобы посмотреть на бабку, замерли и с открытыми ртами наблюдали, как та быстро и весело выбралась из машины и бодро поковыляла по тропинке прочь от дороги. В редком пролеске, куда убегала тропинка, виднелись кресты и надгробия какого-то старого кладбища и ни одного дома, строения, души вокруг, только темная свинцовая туча, едва пропуская лучи солнца, клубилась на горизонте там, где сходились тропинка, небо, могильные кресты и зеленые клочья болотных перелесков.

Кузнечко и Петрович резко одновременно повернули головы и посмотрели друг на друга, как бы пытаясь увидеть в глазах подтверждение своим догадкам. Наконец, более темный и неотесанный водитель Петрович выпалил громко: «Видал? Ведьма!». Взявший себя в руки и, не в пример Петровичу, куда более образованный Кузнечко, пытаясь справиться с каким-то древним, утробным страхом, ответил: «Как две капли, эта, из «Вия», где Куравлёв в главной роли!» Петрович, словно старый мерин от назойливых мух, задрыгал головой, развернулся в сиденье к рулю и в суеверном ужасе надавил на педаль газа. Через несколько минут езды, не проронив ни слова, черный джип въехал в какой-то маленький городок со старой, еще советских времен, ржавой металлической стелой, к которой были приварены крупные из железных труб буквы названия населенного пункта: «г. Паракорочка. 1537 год»…

  • Сюжет
  • Охотники за голосами

Полное использование материалов сайта

без письменного согласия редакции запрещено.

При получении согласия на полное использование материалов сайта, а также при частичном использовании отдельных материалов сайта ссылка (при публикации в сети Internet — гиперссылка) на сайт «Псковского агентства информации» обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-56616 от 26.12.2013, выданное Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Источник:

informpskov.ru

Романов Р. Охотники за голосами в городе Нижний Новгород

В нашем каталоге вы можете найти Романов Р. Охотники за голосами по доступной цене, сравнить цены, а также изучить иные предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка товара производится в любой город РФ, например: Нижний Новгород, Краснодар, Тольятти.