Книжный каталог

Невеста для императора

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Книги

Описание

Как известно, бывших ликвидаторов не существует, а тем более ликвидаторов нулевого уровня. Поэтому Денис Колобродов целый год изводил себя изнурительными тренировками, лелея мечту возвратиться в сказочный мир к своей невесте, и вовсе не зря. Верный друг Виол Шебалин помог ему в этом трудном деле. И все бы хорошо, но у ликвидатора нулевого уровня, оказывается, есть еще и верные враги, которые ждали его в этом сказочном мире с огромным нетерпением. И вместо увеселительной прогулки по добрым детским сказочкам ему выпало серьезное испытание. На карту была поставлена его душа. Что победит в ней - добро или зло? От этого зависело существование целого мира, и не только сказочного...

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Шелонин О., Баженов В. Невеста для императора Шелонин О., Баженов В. Невеста для императора 137 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Ефимов И. Невеста императора Ефимов И. Невеста императора 235 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Елена Арсеньева Государева невеста Елена Арсеньева Государева невеста 69.9 р. litres.ru В магазин >>
Милена Завойчинская Тринадцатая невеста Милена Завойчинская Тринадцатая невеста 199 р. litres.ru В магазин >>
Футболка классическая Printio Самая красивая невеста Футболка классическая Printio Самая красивая невеста 730 р. printio.ru В магазин >>
Милена Завойчинская Тринадцатая невеста Милена Завойчинская Тринадцатая невеста 119 р. litres.ru В магазин >>
Футболка классическая Printio Невеста Футболка классическая Printio Невеста 730 р. printio.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Виктор Баженов Невеста для императора скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

Невеста для императора

Невеста для императора

Авторы выражают сердечную признательность модераторам Александру Владимировичу, Елене и Volkodav’у за бескорыстную помощь в поддержке форума нашего сайта www.viol-sheba.narod.ru, а также Виктории, Олегу Кремневу, Райну, Рекару, Бжике и Cezar’ю за веселый треп, от которого у авторов на душе становится теплей и резко поднимается настроение.

Звон клинков оглушал. Шпаги со свистом вспарывали воздух, но, как ни был силен напор, яростная атака Дениса Колобродова опять позорно провалилась. Преподаватель, видя, что ученик взял слишком дикий темп, не дрогнул, не дернулся назад. Он ловко произвел перенос оружия, распластался чуть не параллельно земле, пропуская клинок противника над собой. За спиной Дениса вновь вспыхнула лампа, сообщая о том, что он в очередной раз пропустил укол, а защищенное наконечником острие шпаги тренера попало в самый центр груди юноши, и шпага разлетелась на мелкие кусочки, словно была сделана из ст…

Дорогие друзья по чтению. Книга "Невеста для императора" Баженов Виктор Олегович, Шелонин Олег Александрович произведет достойное впечатление на любителя данного жанра. Небезынтересно наблюдать как герои, обладающие не высокой моралью, пройдя через сложные испытания, преобразились духовно и кардинально сменили свои взгляды на жизнь. Гармоничное взаимодоплонение конфликтных эпизодов с внешней окружающей реальностью, лишний раз подтверждают талант и мастерство литературного гения. Глубоко цепляет непредвиденная, сложнопрогнозируемая последняя сцена и последующая проблематика, оставляя место для самостоятельного домысливания будущего. События происходят в сложные времена, но если разобраться, то проблемы и сложности практически всегда одинаковы для всех времен и народов. Загадка лежит на поверхности, а вот ключ к отгадке едва уловим, постоянно ускользает с появлением все новых и новых деталей. Что ни говори, а все-таки есть некая изюминка, которая выделяет данный masterpiece среди множества подобного рода и жанра. Попытки найти ответ откуда в людях та или иная черта, отчего человек поступает так или иначе, частично затронуты, частично раскрыты. На протяжении всего романа нет ни одного лишнего образа, ни одной лишней детали, ни одной лишней мелочи, ни одного лишнего слова. Благодаря динамичному и увлекательному сюжету, книга держит читателя в напряжении от начала до конца. Основное внимание уделено сложности во взаимоотношениях, но легкая ирония, сглаживает острые углы и снимает напряженность с читателя. "Невеста для императора" Баженов Виктор Олегович, Шелонин Олег Александрович читать бесплатно онлайн будет интересно не всем, но истинные фаны этого стиля останутся вполне довольны.

Добавить отзыв о книге "Невеста для императора"

Источник:

readli.net

Читать онлайн Невеста для императора автора Арсеньева Елена Арсеньевна - RuLit - Страница 1

Читать онлайн "Невеста для императора" автора Арсеньева Елена Арсеньевна - RuLit - Страница 1

Сильна, как смерть, любовь…

– Благословите вести молодых почивать! – выкрикнул дружка, озорно выкатывая хмельные глаза. – Ох, нет – везти! Благословите везти молодых почивать!

– Благослови бог! – раздраженно махнул рукою Алексей Григорьич Долгоруков, посаженый женихов отец. – Вези, чего уж!

Князь Федор неприметно перевел дыхание. Это было единственное, что он смог выторговать для себя на свадьбе, которую Долгоруковы положили справить непременно широко, по-старинному, по-царски, со всем обрядовым русским размахом. Уже и чарку топтали ногами, и бесконечно играли сурны и бубны, и невеста целовала жениховы сапоги в знак рабской покорности, а потом не то притворно, не то искренне плакала в знак разлуки с родными и страха перед новой жизнью…

У Федора сосало под ложечкой: то ли от нетерпения, то ли от волнения, то ли от голода: оба они, жених с невестою, ничего не ели, хотя перед ними и ставили кушанья одно за другим. Федору вдруг вспомнилось, как о прошлое лето в Париже шел он по мосту Пон-Неф и остановился, любуясь белым призраком Нотр-Дам, и вдруг приблизился с поклонами запыхавшийся юноша и, запинаясь от волнения, нижайше попросил его сделаться шафером при венчании, которое и свершилось четверть часа спустя в боковом приделе собора: без притворных слез, без нескромных взоров, без громкой оценки приданого невесты и обсуждения причуд жениха, который непременно пожелал провести ночь в своем доме, хотя окручивание и пир прошли у приемного отца, а стало быть, здесь же следовало молодым почивать. Нет, брачное ложе было устроено в полузаброшенном, лишь частью отремонтированном особняке почти на окраине, на Фонтанке [1], где молодые будут вовсе одни, избавленные от докучливых советов, от вопросов через дверь в разгар ночи: «В добром ли здоровье жених?», от громогласных воплей – мол, «доброе» меж новобрачных свершилось…

Еще слава богу, что государь Петр, и государева сестрица, и тетка государева, царевна Елизавета Петровна, почтили только церковное венчание, а не сам пир. Молодой царь не прочь был повеселиться подольше, но Елизавета, конечно, его отговорила: она так и не простила Федора, а потому не упускала случая уколоть его… любопытно, что скажет он наутро? Федор с трудом удержал судорожную зевоту: да когда же все завершится?!

Но все, окончено пированье, окончена публичная пытка: дружка, фаворит императорский, Иван Долгоруков, статный, светловолосый, обернул скатертью жареную курицу и, красуясь под ласковыми женскими взглядами, пошел в сени, а за ним нетвердо двинулись смертельно усталые молодые.

– Гляди, не наделай глупостей! – послышался встревоженный голос из толпы – голос Василия Лукича Долгорукова, и только жених угадал, к кому были обращены эти слова…

Ну, слава богу, вошли в покои. У изголовья широкой кровати с шелковым пологом и впрямь стояли кади с пшеницею, куда дружка нетвердою рукою воткнул свечу и потянулся к яхонтовым застежкам парчового женихова камзола (оба новобрачных были одеты по-старинному), чтобы помочь молодому раздеться, как предписывал обряд. Пьяненькая сваха возилась с летником невесты, и до князя Федора долетел сердитый шепот Анны: «Осторожнее, косорукая!»

Впрочем, это было чуть не единственное проявление ее норова. Уже раздетая до рубашки, невеста покорно сняла с Федора сапоги. В одном была монета, и Анна спешила туда заглянуть: ведь если удастся первым снять сапог с монетою, значит, ей будет счастье; в противном случае всю жизнь придется угождать мужу и разувать его. Анне не повезло, она даже глухо охнула с досады.

– Ну, ложитесь, голуби! – велел Иван Долгоруков, которому скучно сделалось топтаться в сем унылом покое, глядеть на постную, без малого признака вожделения, физиономию жениха, на худые, полудетские прелести невесты. Женонеистовый [2] дружка уже обдумывал, как бы это похитрее улизнуть от свахи, спровадив ее на пир в дом отца одну, а самому доехать до дворца Головкиных, что близ Летнего сада, и через тайную калиточку пройти в увитую хмелем беседку, где его ждет, не может не ждать молодая жена старого канцлера – молодая, жаркая, ненасытная…

– Ну, не оплошай, Феденька! – шепнул он торопливо. – Совет да любовь!

И дверь в покои наконец-то затворилась. Наконец-то новобрачные остались одни…

Князь Федор молчал. Хоть убей, не мог он заставить себя даже слово сказать этой девочке, покорно, ждуще прилегшей рядом, дрожащей не то от девичьего страха, не то от бабьего нетерпения. Лежал, вытянувшись в струнку, следя игру свечного пламени по тяжелому шелку полога, внешне оцепенелый, мучаясь нетерпеливым ожиданием того, что сейчас предстояло свершить, и не дрогнул, не шелохнулся, когда невеста вдруг всхлипнула рядом с ним – раз и другой, а потом залилась горькими, тихими, безнадежными слезами.

Федор только вздохнул. Ей было б легче… потом, останься память о ласках мужа. Измученное воображение вдруг мгновенно нарисовало картину смятой постели, белых женских ног, стиснувших его бедра, колыханья обнаженных грудей, тяжелой любовной испарины меж ними… Но ничто не шевельнулось ни в сердце, ни в теле: все то же прежнее, вялое спокойствие владело Федором, и только жалость грызла его душу.

Ему было жаль себя, ибо предстоит еще несчетно страданий и горя, прежде чем обретет он покой; жаль этого дома родительского, обреченного скоро превратиться в прах; жаль Анны, невесты, которая никогда не станет женой и принуждена будет долго, если не вовек, влачить муку своего не то девичества, не то вдовства, невольно, как и он сам, сделавшийся жертвою безмерной, жадной мстительности Долгоруковых. Но пуще всего было ему жаль ту, другую… далекую изгнанницу, которая, узнав о случившемся, а не то – почуяв вещим сердцем, вдруг заведет глаза, заломит руки, ударится о сыру землю, вскрикнет, словно лебедь подстреленная, и никому не будут ведомы ее мука, и почти смертельная боль, и неизбывная тоска, и одиночество…

Нет, хватит. Невозможно долее ждать, ведь есть же предел силам человеческим!

Затаив дыхание, вслушался: всхлипываний Анны уже не слышно – спит как убитая, сморенная усталостью бесконечного дня и горькими слезами.

Встал… бесшумно вышел в другую комнату: пустой дом весь полон таинственных шорохов и треска, и сни-зу уже отчетливо тянет дымом.

Вернулся в опочивальню, взял свечу. О, какое юное, какое сердитое лицо у Анны! Она злится даже во сне. Ну что ж, тем лучше. Тем легче!

– Прощай. Прощай, – едва слышно шепнул князь Федор, поднося свечу к пологу… и заслонился рукою от облака ярого пламени, взметнувшегося над его головой.

– Ох, еще слово… словечко еще! Княгиня моя!

– Матушка! Матушка родненькая!

Александр Данилыч и Сашенька, младшая дочь его, вновь и вновь припадали к свежезасыпанной могиле. Сын светлейшего, тоже Александр, стоял, согнувшись, поодаль, торопливо крестился, но не кричал голосом – тихонько подвывал, словно телок, лишившийся матери.

И она… та самая… Крюковский, начальник охраны, с опаскою смерил взглядом стройный стан, содрогавшийся от рыданий, темно-русую склоненную голову, в отчаянии стиснутые руки. Она плакала тихо, даже не плакала, а лила неостановимые слезы.

Крюковский насупился. Зрелище этого безмолвного горя царапнуло очерствевшее сердце. Жалость – тьфу, пустая мука!

– Да полно, Данилыч! – поморщившись при новом истошном вопле, проворчал Крюковский, с видимым раздражением оглядываясь на дородную фигуру, обнявшую могильный холмик. – Не воротишь ведь! Да и пора нам двигать: застоялись лямошные!

«Лямошные» были бурлаки, которые, обрадовавшись малой передышке, лежали на песочке, со скукою поглядывая на пригорок, где только что небрежно опустили в наспех вырытую яму Дарью Михайловну Меншикову, в девичестве Арсеньеву, добрейшую из женщин, вернейшую из жен, нежнейшую из матерей. Не снесла тягот пути, позора, неизвестности, осиротила мужа и троих детей, которым не дали и похоронить родимую толком – вновь торопили в путь.

Граница Санкт-Петербурга в 20-е годы XVIII в.

Источник:

www.rulit.me

Виктор Баженов

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА ModernLib.Ru Виктор Баженов - (Ликвидатор). Невеста для императора Популярные авторы Популярные книги Ликвидатор - Невеста для императора

  • Читать ознакомительный отрывок полностью (48 Кб)
  • Страницы:

Невеста для императора

Авторы выражают сердечную признательность модераторам Александру Владимировичу, Елене и Volkodav’у за бескорыстную помощь в поддержке форума нашего сайта www.viol-sheba.narod.ru, а также Виктории, Олегу Кремневу, Райну, Рекару, Бжике и Cezar’ю за веселый треп, от которого у авторов на душе становится теплей и резко поднимается настроение.

Звон клинков оглушал. Шпаги со свистом вспарывали воздух, но, как ни был силен напор, яростная атака Дениса Колобродова опять позорно провалилась. Преподаватель, видя, что ученик взял слишком дикий темп, не дрогнул, не дернулся назад. Он ловко произвел перенос оружия, распластался чуть не параллельно земле, пропуская клинок противника над собой. За спиной Дениса вновь вспыхнула лампа, сообщая о том, что он в очередной раз пропустил укол, а защищенное наконечником острие шпаги тренера попало в самый центр груди юноши, и шпага разлетелась на мелкие кусочки, словно была сделана из стекла.

– Да что с ними сегодня такое? Второй клинок подряд. Ты что, бронежилет на себя напялил? – Однако, судя под дальнейшим действиям, неожиданная хрупкость шпаг тренера волновала гораздо меньше, чем ученик. – В чем дело, Дэн? – сердито спросил преподаватель, поднимая маску. – Где техника? Вы все это время тренировались так фанатично, что за год достигли немыслимых высот, я собирался включать вас в сборную края, и что я сегодня вижу?

– Извините, Владислав Яковлевич. – Денис тоже снял маску, сунул ее под мышку и вытер со лба пот.

– Э! Юноша! Да мы никак с утра устамши, – хмыкнул преподаватель, всматриваясь в темные круги под глазами Дениса. – Что праздновали? Только не говорите мне, что всю ночь разгружали вагоны.

– Не буду, – вздохнул Денис, которому стыдно было признаться, что именно этим он всю ночь и занимался.

– Выспаться, привести себя в порядок и завтра с утра как штык на тренировку.

– Есть! – по-военному отрапортовал Денис и поспешил в раздевалку.

Переодеваясь, юноша осторожно ощупал висящий на груди медальон, принявший сегодня два удара шпаги. На серебряной крышке не наблюдалось ни одной вмятины. Да что там вмятины, ни одной царапины не было!

– Твоя работа, рогатый? – нахмурившись, спросил он медальон.

Тот хранил гордое молчание, не удостаивая юношу ответом. Обижаться медальону было за что. Вернее, не самому медальону, а тому, что хранилось внутри. В прошлом году Денис здорово потрепал врага рода человеческого. Даже рога ему сумел обломать. С ними и вынырнул в родном мире. Только рогам дьявола не понравилось здесь. На второй день они съежились, сократились в размерах до двух сантиметров, и тогда юноша и заключил их в этот медальон, приклеив миниатюрные рожки к внутренней стороне крышки самым обычным универсальным клеем «Момент». С той поры он с медальоном не разлучался. Не из большой любви к дьяволу: Денис надеялся, что если у его друга Вальки ничего не получится, то уж враг рода человеческого, пытаясь вернуть пропажу, обязательно вытянет юношу обратно в тот мир, где осталась его Кэтран. Из того мира Денис вынес и выданную ему по ошибке награду Темного Мастера – орден Железного рога. В отличие от натуральных рогов дьявола перевитый алой лентой рог уменьшаться не захотел, а потому юноша просто повесил его у себя в гостиной над диваном.

Переодевшись, юноша направил свои стопы не домой, а в левое крыло спортивного комплекса, где скоро должны были начаться занятия в секции боевого карате. Азы этого искусства он получил еще в армии, но счел это недостаточным для его миссии. Он давно жил в таком напряженном ритме, не давая себе спуску ни в чем. Фехтование, уроки правил этики и этикета, боевое каратэ, сказки… Сказки, правила этики и этикета, фехтование, боевое каратэ. На разгрузке вагонов юноша подрабатывал, как только кончались деньги. Одна ночь ломовой работы кормила минимум неделю, и это его устраивало. Свое время он очень ценил, так как его ему постоянно не хватало. Пошел уже год с тех пор, как судьба сначала забросила Дениса в сказочный мир, а затем выбросила обратно на Землю, разлучив с дочерью императора Геи Кэтран. Он провел в том мире более трех лет по местному времени, хотя на Земле прошло лишь несколько мгновений. Роль судьбы взял на себя Велес – древний славянский бог, покровитель скотоводов, который решил, что Денису не место в том мире. Слишком много магических сил парень там получил, став чуть ли не равным богам. Какие там силы! Сколько раз Дэн пробовал совершить по возвращении что-нибудь этакое, магическое. Какое там!

Любой экстрасенс Земли мог засунуть его за пояс. Да он и в том мире особыми магическими способностями не блистал. Недаром его называли ликвидатором нулевого уровня. Нулевого, потому что в магии был полный ноль и умудрялся выполнять задания начальства лишь за счет знания сказок родного мира, удачи и веселой нахрапистости. Сказки теперь занимали в его подготовительной программе первое место. Он зубрил их чуть ли не наизусть. Именно благодаря им он когда-то попал в тот мир. Одну из таких сказок написал его школьный дружок Виол Шебалин, списав главного героя с Дениса. Только вот традиционная свадьба в финале его сомнительного шедевра «Ликвидатор нулевого уровня» волшебным образом превратилась в разлуку с Кэтран. Ух, как он его за это потом тряс! Требовал немедленно переделать книгу либо написать новую… не торопится гад! Хотя, положа руку на сердце, Денис прекрасно понимал, что в этом была и его вина. Стоял над душой, чуть не под диктовку заставлял писать, требуя при этом, чтобы в конце обязательно была свадьба. Доставал звонками, не обращая внимания на вопли друга: «Отстань, зараза! Ты же мне мешаешь работать, гад!» В результате дружок просто смылся, оставив записку: «Жди. Как допишу, дам знать. Первый авторский экземпляр, считай, твой». Шли дни, недели, которые начали складываться в месяцы, и чтобы отвлечься от горестных дум, Денис занялся подготовкой…

До противоположного крыла спорткомплекса юноша так и не дошел. «Не, не звонок! Так, письмецо. Да что там письмецо. Писюлька!» – завопил его мобильник. Денис выудил из кармана телефон, открыл сообщение и замер, сообразив, что оно от Вальки.

«Все. Работа закончена, – гласила надпись на экране мобильника. – Предпочитаю, чтобы ты с ней ознакомился где-нибудь подальше от меня. На прилавках книга окажется через две недели, но твой экземпляр уже ждет тебя в домике моей бабушки. Даю координаты: Рамодановский край, Стропинский район, деревня Ключевка, дом 24».

Денис развернулся на сто восемьдесят градусов и помчался к выходу. Время томительного ожидания закончилось. Пришла пора активных действий.

С поездкой в Ключевку ему сразу не повезло. Пригородная электричка ушла из-под носа, а до следующей было еще часа три. Взяв билет, Дэн, проклиная все на свете, приплелся домой, благо жил в двух шагах от вокзала, расположенного на окраине Рамодановска, поставил будильник, скинул куртку и, не раздеваясь дальше, плюхнулся на диван, решив хотя бы пару часов до поезда нормально поспать. Однако нормально поспать ему сегодня была не судьба. Не успел он заснуть, как тут же раздался звонок.

– Кого еще принесло? – простонал юноша, сообразив, что это не будильник.

Отчаянно зевая, он доплелся до прихожей и, не удосужившись заглянуть в глазок, открыл дверь. На пороге стояла патлатая личность, с ног до головы упакованная в черную кожу и заклепки. На груди накачанного парнишки висел перевернутый крест.

– Вам кого? – оторопел Денис.

– Посланца сатаны, – просипел незнакомец.

– Уа-а-ау-у-у… – протяжно зевнул Дэн, – ошиблись адресом, милейший, – сатанисты и готы в этом квартале не живут.

Он хотел было захлопнуть дверь перед носом незнакомца, но тот, проявив неожиданную прыть, ударом ноги распахнул ее еще шире и шагнул внутрь.

– Уйди с дороги, презренный! Посланец здесь! Я его чувствую!

Такой наглости Денис стерпеть уже не мог. Тело сатаниста с размаху впечаталось в бетонную перегородку, отделявшую гостевую комнату от прихожей, и шлепнулось на пол вместе с треснувшей по швам майкой Дениса, в которую успел вцепиться незваный гость. Накладные когти на черной перчатке зацепили и медальон, заставив его раскрыться.

– Ну все! – рассвирепел Денис. – Не знаю, что там насчет посланца дьявола, а мной ты сейчас будешь послан очень далеко!

Незнакомец упруго вскочил на ноги, и… при виде рогов, торчащих из медальона, глаза его начали вылезать из орбит. Он плюхнулся обратно на пол и принялся стучаться о него лбом.

– Прости, Великий! Не знал! Приказывай! Все сделаю! Любое наказание приму! Через любые муки пройду!

– Вали отсюда! – рыкнул на него злой как черт Денис. – Куда подальше и самой короткой дорогой!

Так как выход из квартиры перегораживал ее хозяин, самой короткой дорогой было распахнутое настежь в гостевой комнате окно. В него подвывающий от восторга сатанист и ушел рыбкой. Да так шустро ушел, что Денис не успел его перехватить. Затрещали ветки росшего под окном тополя.

– Твою мать! – ахнул юноша, подбегая к окну. – Третий этаж, придурок!

– Человека убили. – раздался снизу женский визг, в котором Дэн с ужасом узнал голос бабы Нюры, главной сплетницы района. Как назло, она жила именно в его доме, как правило, с самого раннего утра занимала пост на лавочке у подъезда и покидала его только с последним лучом солнца. – Милиция-а-а. Человека убили.

Денис осторожно высунул наружу нос и с облегчением вздохнул. В кустах, накрытых поломанными ветвями, началось шевеление. Расцарапанный сатанист выполз оттуда, сдернул с шеи застрявшую на ней тополиную ветку, перешагнул через низкую изгородь палисадника, поднял глаза и, увидев физиономию Дениса, вновь плюхнулся на колени и начал биться головой теперь уже об асфальтовую дорожку.

– Благодарю, о Великий. Я принял наказание как высшую награду!

Бился он очень натурально. Усердно, расшибая лоб в кровь. Увидев, что около парня начала собираться толпа, Денис поспешил закрыть окно. Только разборок с сумасшедшими ему не хватало, когда билеты на поезд уже на руках.

– Люди. – продолжала вопить баба Нюра. – Шо же вы стоите! «Скорую» вызывайте! Видите, он ишо живой!

– А разборки будут, – пробормотал Денис, услышав за окном вой милицейской сирены, – начнут допытываться: откуда выпал, кто помог…

В экстренных ситуациях юноша умел действовать очень быстро. Вещмешок со всем необходимым для возвращения в сказочный мир был давно подготовлен. В нем лежал отутюженный камзол, в котором его вышвырнуло в прошлый раз на Землю. Не хватало только Железного рога. Денис сорвал его со стены, закинул в мешок и начал торопливо одеваться. Шикарный костюм-«тройка» тоже давно ждал этого часа. Денис хотел появиться пред Кэтран во всей красе! Завершив туалет, юноша подхватил вещмешок, выскользнул из квартиры, незамеченный прошел мимо толпы, окружившей сатаниста, и помчался на вокзал.

До Ключевки Денис добрался уже поздно вечером, когда солнце клонилось к закату. Путь был неблизкий. Три часа на еле ползущей пригородной электричке, которая тормозила на каждом полустанке, затем два часа ожидания автобуса на Стропинском автовокзале и еще три часа тряски на стареньком, пыльном «пазике», маршрут которого проходил мимо заброшенной деревеньки, где и проживала бабушка Вальки.

– Кто Ключевку заказывал? – крикнул водитель.

– А? Что? – встрепенулся задремавший Денис.

– Ключевку ты, говорю, заказывал?

– Да-да, я! – Юноша подхватил свой рюкзак и поспешил к открывшейся двери. – Э! А где деревня? – опешил он, застыв на последней ступеньке.

– Ты что, в первый раз здесь? – хмыкнул водитель.

– Предков решил навестить?

– Бабушку, – пробормотал Денис, оглядывая дубраву, плотной стеной стоявшую с двух сторон дороги.

– Вот по той тропочке пойдешь, – кивнул водитель на еле приметную тропинку, убегающую в глубь леса. – Тут недалече. Километр, полтора – не больше. Еще засветло дойдешь.

Юноша спрыгнул в придорожную траву и уже через закрывающуюся дверь услышал ядовитое замечание толстой бабульки, расположившейся со своими баулами на переднем сиденье автобуса:

– Нет, чтоб к себе в город бабку забрать, сам в гости норовит!

– И не говори, Кузьминична! – с готовностью откликнулась сидевшая напротив нее товарка. – Ты смотри, сам расфуфыренный, а рюкзачок тощий. Без подарков едет…

Дверь захлопнулась, взревел мотор, и автобус, скрипя и похрустывая, затрясся по раздолбанному асфальту, на прощанье обдав Дениса клубами удушливого дыма. Юноша досадливо посмотрел на свой шикарный костюм-тройку. Он действительно неважно сочетался с рюкзаком. Но уж очень хотелось предстать перед Кэтран в приличном виде, если, конечно, встреча состоится.

Водитель не обманул. Десять минут энергичного хода вывели юношу к деревеньке, стоявшей у истоков реки Серебрянки. Холодные ключи, подпитывающие ее, и дали название деревушке. Юноше хватило одного взгляда на нее, чтобы понять: возможно, когда-то деревенька, знала лучшие времена, но теперь это одна из вымирающих деревень, которых на Руси развелось превеликое множество. Три десятка неказистых домишек, из которых лишь три-четыре имели относительно жилой вид. Остальные дома стояли либо с выбитыми стеклами, либо с заколоченными крест-накрест ставнями. Покосившиеся заборы, упавшие плетни…

– Мрак и запустение, – удрученно вздохнул Денис, – до чего же довели Россию политиканы хреновы! Одно хорошо. С экологией здесь все в порядке. А уж воздух!

Воздух действительно был изумительный. Полуденная июльская жара уже спала, и со стороны речки тянуло вечерней прохладой и духмяным ароматом цветов, которыми были усеяны луга, примыкавшие к опушке леса.

– Ну и где тут у нас дом номер двадцать четыре?

Задача была сложная. Чтобы найти дом с этим номером, требовалась как минимум бригада реставраторов, так как краска на жестяных указателях, приколоченных к бревенчатым стенам домов, давным-давно облупилась. Юноша неспешным шагом двинулся вдоль узкой улочки, озираясь по сторонам.

– Эй, милок! Это к кому ж ты такой красивый?

Древний дедок был одет явно не по сезону. На нем была серая телогрейка, серые валенки, серая шапка-ушанка… Наверное, поэтому Дэн его заметил не сразу. Дед практически слился с завалинкой, на которой сидел. Юноша присмотрелся внимательней и увидел, что из-под шапки вверх поднимались клубы дыма. Крутые ароматы деревенского табака шибанули в нос Дениса, заставив его невольно поморщиться. Дед смолил козью ножку – цигарку, сооруженную из обрывка газеты и ядреного самосада.

– Мне бы дом двадцать четыре найти. Не подскажешь, где это, отец? – вежливо спросил Денис.

– К бабке Ерошке, што ль? – удивился дедок.

– Ну… да, наверное…. – растерялся Денис.

– А хто ж ты ей будешь?

– Брешешь, – уверенно заявил дедок.

– Почему? – не понял юноша.

– Потому што на погосте Ерошка. Померла Валькина бабка. Почитай, уж год как померла. Дом брошенный стоит. Поутру, правда, Валька наведался. Покрутился чуток и обратно в город укатил.

– Вот потому-то я и здесь, – обрадовался Денис, – он тут в доме бабушки одну очень важную для него вещь забыл. Ну и попросил меня наведаться, забрать. Я все равно по делам мимо проезжал, вот и…

– А-а-а… тады понятно. Слышь, милок, хошь совет дам?

– Не ходил бы ты к бабке Ерошке.

– Дык ведьма она была. В ейный дом мы, и когда она жива была, не заходили. А как померла, так там и вовсе жуть началась. По ночам шебуршится кто-то.

– Я вообще-то не из пугливых. Ты уж будь другом, отец, в нужный дом пальцем ткни. Вот так туда надо попасть, – чиркнул Денис себя ребром ладони по горлу, – позарез надо! А на чертовщину всякую мне наплевать с высокой колокольни!

– Не из пужливых, значит? – пыхнул дымом старик.

– Тады ладно. Иди во-о-он туда, мил человек, – махнул он вдоль улочки рукой, – последний дом слева. Там Ерошка жила.

– Вы не волнуйтесь, я ничего лишнего оттуда не возьму, – заверил старика Денис.

– Было б чё брать, – захихикал старик, – печку ж ты с собой в город не поташшишь?

– Главное, смотри шоб тебя там не уташшили.

– Пусть только попробуют.

Денис поблагодарил старика и двинулся в сторону указанного дома. Он ничем не отличался от остальных домов Ключевки. Разве что ставни были не заколочены, хотя вид у хибары был давно уже нежилой. Парень поднялся на крыльцо, тронул рукой дверь. Она оказалась не заперта, и Денис спокойно вошел внутрь.

– И где тут мой дарственный экземпляр?

Юноша начал озираться. В заброшенном доме царил полумрак. Единственным источником освещения были лучики закатного солнца, проникавшие внутрь сквозь щели прикрытых ставнями окон. Это была стандартная русская пятистенка с печкой, занимавшей чуть не четверть дома. Как положено – образа в восточном углу.

– А ведь соврал дедок, – хмыкнул Денис. – Ведьма и образа святых несовместимы. Стоп! – Парень нахмурился, сообразив, что голос старика кого-то ему напомнил. Попытался вспомнить его лицо, но не смог. Единственное, что держалось в памяти, – густая всклокоченная борода и клубы дыма из-под шапки. Дэн тряхнул головой. – Чем я занимаюсь? В двух шагах от цели, а меня какие-то деды волнуют! Ну и где книга? Куда ее Валька задевал?

Денис прошел во вторую комнату. Здесь было немного светлее, так как ставень одного окна был слегка приоткрыт. В центре комнаты стоял стол, накрытый скатертью с бахромой по краям. На столе керосиновая лампа. У окна расположился старый топчан, а у свободной стены… Огромное, чуть не во всю стену, зеркало в резной деревянной оправе впечатляло. Под зеркалом находилась тумбочка с кучей выдвижных ящичков, но на нее Дэн даже не смотрел. Его поразила оправа гигантского зерцала. С обрамления зеркала на юношу мрачно смотрели древние славянские боги, словно спрашивали: кто он такой и по какому праву здесь находится. Вот громовержец Перун, вот Стрибог, вот Дажьбог, а вот… На Дениса с ехидной улыбкой смотрела бородатая физиономия Кузьмича. Именно в таком виде предстал передним ним Велес в райском саду, прежде чем разлучить его с Кэтран.

– И ты тут! – рассердился Денис. – Ну и чего тебе из-под меня опять надобно?

Резное изображение покровителя скотоводов ответом его не удостоило.

– Правильно. Вот и молчи. И попробуй мне только помешать! – На древнего бога славян Денис был по-прежнему зол за разлуку с Кэтран и особо с ним не церемонился. – Ну и где книга? – Парень начал озираться.

Книги в комнате не наблюдалось. Скинув с плеча рюкзак на пол рядом со столом, Денис вытащил из кармана мобильник и набрал номер Виола.

– Валька, где твой презент? Куда ты его запрятал? Я что, по всему дому должен его искать? – вместо приветствия заорал он на друга.

– Ты где сейчас находишься?

– В доме твоей бабушки нахожусь.

– Под зеркалом тумбочка. Вот в ней в верхнем ящике…

Денис рванул к тумбочке, выдвинул ящик и извлек из него сверток в красивой подарочной упаковке, перетянутой голубой ленточкой с элегантным бантиком.

– Нашел. Все, спасибо. Я тебе потом перезвоню. Отбой.

Ден отключил телефон, скинул пиджак, повесил его на спинку стула, стоящего у стола, сел и хотел было начать освобождать подарок от упаковки, но к тому времени уже почти отгорел закат, и в комнате стало так темно, что парню пришлось сначала распахнуть ставни. Затем, решив, что этого недостаточно, Денис зажег лампу, в которой, как ни странно, еще был керосин. Покончив с этим, юноша развязал ленту и извлек книгу. Виол Шеба «Невеста для императора» – прочел он на обложке.

– А почему не ликвидатор первого уровня? – обиделся парень. – И с каких пор я стал императором? Ты что, писака хренов, предков Кэтран укокошил? Если так, то я тебе не завидую. Катька тебе все глазки выцарапает. И никакие запреты на посещение Земли ее не остановят.

Денис открыл книжку на первой странице. Что-то прошуршало по комнате. Юноша встрепенулся, но в неверном свете керосиновой лампы ничего подозрительного вокруг не заметил.

– Наверное, мыши, – решил Денис и начал читать.

«В некотором царстве, в некотором государстве жил-был старый вдовец со своей красавицей дочкой…»

– Кажется, Валька на русские народные перешел. Вот артист! – хмыкнул юноша. – Напрямую, внаглую сказки тырит. Не стесняется. И ведь не боится, что в плагиате обвинят. Хоть бы предысторию какую про меня дал. Как я сюда добирался, скажем.

Тут взгляд его упал на номер страницы, и юноша оторопел. Это была далеко не первая страница.

– Что за чертовщина.

Денис решительно открыл начало книги, но бумажные листы вывернулись из-под его пальцев и, прошуршав, вернулись назад.

– Ах, вот даже как! Ну ладно, будь по-твоему.

«Однако вскоре вдовец женился вновь. Злая мачеха, у которой были свои дочери, невзлюбила падчерицу и взвалила на нее всю тяжелую работу. Она только и думала, как бы несчастную со свету сжить да извести вконец. Однажды послала мачеха…»

– Нет, он что, издевается? – рассердился Денис. – Какая мачеха, что за мачеха? Как я определю, из какой это сказки? Хотя нет, намек есть: это была злая мачеха! Это, конечно, упрощает дело. Ну Валька, ну, конспиратор! И что дальше? – уткнулся он опять в книгу.

«…свою падчерицу в лес за хворостом. Бедная девочка шла по дремучему лесу, испуганно озираясь по сторонам. Еле приметная тропка виляла между огромными деревьями, и ей становилось все страшнее и страшнее. Глазки на ее дебильном личике…»

– Совсем охренел! У главной героини и личико, оказывается, дебильное. Интересно, что это за сказка? Где там у нас злая мачеха гонит падчерицу за хворостом? «Метелица», «Двенадцать месяцев», «Морозко»… нет. Там дело по зиме было, а тут, судя по всему, лето. Ладно, с этим потом. Что там у нас дальше?

«…становились все круглее и круглее от испуга, а голова все глубже вжималась в плечи. Наконец она забралась в такую чащу, что поняла: если пойдет дальше – заблудится окончательно, и тогда она начала собирать сухие ветки, которых в этом буреломе было превеликое множество. Скоро ее работа подошла к концу. Она распрямилась, прижимая к груди охапку хвороста, и вдруг услышала, как за ее спиной тихо треснула сухая ветка. Несчастная девушка вздрогнула, съежилась и застыла, не в силах от ужаса пошевелить ни рукой, ни ногой…»

– Ну вот. Валька вместо нормальных сказок на ужастики переключился, – расстроился Денис, и тут призрачный свет со стороны зеркала заставил парня оторвать глаза от книги и кинуть на него взгляд, – ни фига себе… – По зеркалу пробежали голубые волны, и оно превратилось в гигантский экран. – …Вот это да! – ахнул Дэн.

Объемное изображение стремительно наливалось красками. Чумазая девица с действительно дебильным лицом застыла, судорожно прижав к груди охапку сухих веток.

– Однако… – пораженный парень не сводил глаз с девицы. Она стояла, словно изваяние, хотя легкий ветерок шевелил подол ее серой, замызганной юбки. – Интересно.

Денис почувствовал, что долгожданное возвращение вот-вот произойдет, поднял с пола рюкзак с подарками для Кэтран, накинул лямку на плечо и вновь начал читать, краем глаза наблюдая за тем, что творится в зеркале бабки Ерошки.

«Бедняжка с трудом преодолела свой страх, медленно повернула голову и увидела прекрасное женское лицо с глазами профессионального убийцы».

Девушка на импровизированном 3D ТВ медленно повернула голову и посмотрела прямо в глаза возникшей за ее спиной Кэтран с уже занесенной для смертельного удара рукой.

– Ты что делаешь, дура. – Денис с книгой в руке выскочил из-за стола, чуть не свалив стул.

Изображение тут же потухло. Перед ним опять было обычное зеркало. И только деревянный Велес на его окантовке, как показалось Денису, ехидно усмехнулся. Юноша подошел к зеркалу поближе, ощупал стеклянную поверхность. Зеркало как зеркало. Ничего особенного. Легкое дуновение за спиной заставило его рывком развернуться и тут же инстинктивно пригнуться, уворачиваясь от летящего в него кинжала.

– Ну ни хрена себе!

Клинок, запущенный нежной ручкой девушки необыкновенной красоты, которая сумела практически бесшумно прокрасться в горницу бабки Ерошки, просвистел над головой Дэна и свободно ушел в зеркало, умудрившись не разбить его.

– Э! Малахольная, ты это кончай! – заволновался Денис, с удивлением глядя на нападавшую.

В дверном проеме стояла знойная красавица востока с голым пупком, в воздушных шароварах и полупрозрачном лифе. Она словно только что сошла со страниц «Сказок 1001 ночи». Каштановые волосы, заплетенные в мелкие тугие косички, тонкие брови, подведенные сурьмой, которые хищными стрелками сходились у переносицы, портя общее впечатление. А еще это впечатление портил очередной кинжал, который она вытаскивала из-за пояса. Девица зарычала, сделала шаг вперед и метнула смертоносный клинок. От него увернуться было уже невозможно, так как кидала она его практически в упор. Единственное, что успел сделать Денис, это выставить книгу Вальки Шебалина перед собой как щит, что его и спасло. Кинжал пронзил творение друга насквозь и застрял в нем, уткнувшись рукояткой в твердый картонный переплет. Удар был настолько мощный, что парня отбросило спиной прямо в зеркальную поверхность, тут же замерцавшую призрачными всполохами. Дэн частично погрузился в пульсирующее марево, но чисто автоматически, сопротивляясь, он выпустил книгу и вцепился в деревянную раму зеркала. Незнакомка холодно улыбнулась. В ее руке появился еще один кинжал. Она шагнула вперед, занесла руку, и… тело ее содрогнулось, словно от удара, нанесенного кем-то сзади. Глаза ее удивленно расширились, и тут деревянная рама зеркала хрустнула под руками Дениса, и его всосало внутрь голубого марева, завертев в мощном магическом вихре…

Вихрь вышвырнул Дениса на опушку леса, и он с размаху шлепнулся пятой точкой о землю.

– У, ё-моё! – взвыл парень, хватаясь за пострадавшее место, и тут же откатился в сторону, выворачиваясь из-под копыт лошадей, тянувших за собой карету, которая, как назло, именно в этот момент выезжала из леса. Рюкзак, слетев с плеча, плюхнулся в нескольких метрах от Дэна.

Кучер резко натянул поводья, заставив захрипеть лошадей. Карета остановилась.

– Куды, твою мать, под колеса прешьси. Не видишь, блаародные едуть! – заорал извозчик и, взмахнув кнутом, попытался огреть им Дениса по спине.

Ой, напрасно он это сделал! Парень сумел не только увернуться, но и удачно схватил конец кнута. Мощный рывок сорвал извозчика с козел и отбросил в придорожные кусты. Дэн поднялся, перехватил кнут за рукоять, чтоб продолжить экзекуцию, но острый расщеп обломка деревянной рамы зеркала, оказавшийся между кнутовищем и его ладонью, заставил парня выругаться и выпустить орудие несостоявшейся экзекуции. Он посмотрел на обломок рамы – резная физиономия Велеса весело смотрела ему в глаза.

– Гад ты, – попенял Денис, – но все равно спасибо. Не знаю, благодаря или вопреки твоим усилиям, но я, кажется, на месте.

С этими словами он решительно затолкал идола в кармашек слегка помятой жилетки и снова поднял кнут с земли.

– В чем дело? Почему стоим?

Первой из кареты показалась щегольская шляпа, украшенная фазаньим пером, затем появился ее обладатель – щуплый господин в роскошном камзоле. Господин уставился на поигрывающего кнутом Дениса, и глаза его расширились в радостном изумлении.

– Шарль, – заорал Денис, бросился вперед, сграбастал друга и начал тискать его в своих объятиях. – Вот это встреча!

– Да тише ты, – простонал Шарль, ребра которого затрещали, и воровато стрельнул глазами в сторону кустов, где еще ворочался оглушенный падением кучер. – Я здесь Алекс, – прошептал он. – А как ты мое настоящее имя узнал?

– Для ликвидатора моего уровня это пара пустяков, – рассмеялся Денис. – А ты что, опять в подполье ушел? Что за конспирация?

– Никакой конспирации. Просто мне это имя удачу принесло. Вот я и попросил оформить документы на Алекса, когда Гольбер меня сюда послал.

– Давай-ка поподробней. Кто послал, когда послал, куда послал, в каком качестве и зачем послал?

– Гольбер послал, недавно послал, сюда послал… – начал было отчитываться Алекс, но, увидев выразительный взгляд Дениса, сообразил, что информацию надо дополнительно разжевать. – Понимаешь, я ж за это время стал дипломированным юристом. Ну батюшка и пристроил меня адвокатом при министре финансов Гольбере. Он, как мою первую сказку прочитал, большим доверием ко мне проникся, а уж от «Синей Бороды» просто в восторге был. Только ему не понравилось, что в конце я его замочил. По-моему, у него какие-то проблемы с женщинами, – задумчиво сказал Алекс, – очень за Синюю Бороду расстраивался.

– Ты ближе к делу давай, – одернул увлекшегося друга Денис.

– Ну если ближе, то решил он назначить меня своим первым приказчиком, да еще и новые сказки потребовал. Какие сказки, говорю? Дыхнуть некогда. Ну он вошел в мое положение и отправил в Данию…

– Куда? – не понял Денис.

– Сюда, – пожал плечами Алекс, – в Данию. Секретарем при дипломатическом посольстве нашего короля. Документы по моей просьбе на имя Алекса оформил. Езжай, говорит, и без новой сказки не возвращайся. Работой тебя перегружать не будут. Я распоряжусь. А секретарского жалованья тебе хватит, чтобы ни в чем себе не отказывать.

– Короче, ты здесь в творческой командировке, – одобрительно хмыкнул Денис. – Молодец, неплохо устроился. И как идет процесс? Много сказок накропал?

– Плохо, – сразу загрустил Алекс, – ни одного достойного сюжета вокруг. Опять же скукотища здесь!

Денис внезапно рассмеялся.

– Ты чего? – не понял причины веселья Алекс.

– Да вот вспомнил, как ты у меня киллером подрабатывал.

– Да… были времена. – Глаза секретаря замаслились, а затем вспыхнули фанатичным огнем. – Ты знаешь, я такую интересную штуку к аркебузе приспособил. Бьет теперь без промаха! Пойдем, покажу! – потащил он Дениса в карету.

Из кустов вылез кучер, потряс головой.

– Ну чего глаза выпучил? – прикрикнул на него Алекс. – Что ж ты за кучер, если на козлах усидеть не можешь? Быстро на свое рабочее место и жди!

Кучер опасливо покосился на кнут в руке Дениса. Парень усмехнулся.

– Держи свое орудие производства, – кинул он ему кнут, – и в следующий раз думай, прежде чем на людей его поднимать.

– Он что, тебя кнутом? – возмутился Алекс.

– Я думаю, он больше не будет, – успокоил друга Денис, поднимая с земли рюкзак, на мгновение задумался, а затем решительно сдернул с шеи медальон и начал заталкивать его в карман рюкзака. Раз он уже здесь, то надобность в рогах Темного Мастера отпала.

– Чего прячем? – полюбопытствовал Алекс, наблюдая за упаковкой.

– Долго рассказывать. И вообще – меньше знаешь, крепче спишь, – пробормотал Денис. – Давай, показывай свою штуковину.

Кучер вполз обратно на козлы, а друзья забрались в карету. Первое, что бросилось в глаза Денису, – несколько бочонков с порохом под сиденьями.

– Гениально, – изрек он, – одна искра – и мы на небесах.

В углу кареты стояла тренога, используемая в качестве подставки для огнестрельного оружия, рядом с нею дулом вверх пристроилась огромная аркебуза, а на полу под ногами лежал длинный продолговатый ящик, который Алекс немедленно начал потрошить.

– Ого! – присвистнул Денис при виде извлеченной оттуда подзорной трубы. – Это тебе зачем? Горных козлов высматривать? Так тут вроде гор нет.

– Ничего ты не понимаешь, – пропыхтел Алекс, прилаживая трубу к аркебузе, – это я изобрел оптический прицел. Бьет тютелька в тютельку. Точность обалденная!

– Стоп, а откуда ты едешь? – насторожился Денис.

– Из леса я, из леса. – Секретарь королевского посольства любовно погладил зарубки на прикладе. – Хорошо, что в этом диком королевстве от столицы до него рукой подать.

Топот снаружи заставил обоих насторожиться. Денис высунул голову из кареты.

– Кто там? – нервно спросил Алекс.

– Судя по одежде и вооружению, королевская стража. Человек десять едет.

Алекс извлек из-под сиденья какие-то тряпки и начал торопливо маскировать ими охотничьи принадлежности.

– Та-а-ак… – протянул Денис, – и на кого ж ты в этом лесу охотился?

– Тише ты! – зашипел Алекс и поспешил выйти из кареты.

Следом за ним вышел и Денис, решив на всякий случай оставить рюкзак в карете.

– Стоять! Кто такие? – грозно спросил лейтенант, возглавлявший отряд.

Карету со всех сторон окружили всадники. Алекс снял шляпу.

– О! Господин секретарь! – тут же узнал его лейтенант. – Вы откуда?

– Из лесу, Ганс, – честно признался Алекс.

– Как неосторожно! А это кто с вами?

– Понятно. Забавный на нем наряд.

– Так иностранец же, – заволновался Алекс.

– Понятно, – повторил лейтенант. – Ничего подозрительного в лесу не видели?

– Нет, а что такое?

– На королевского лесничего барона фон Дендри только что покушение было. Он ездил осматривать лесные угодья, чтобы выбрать место для королевской охоты, и в него опять стреляли. Разве вы не слышали, что разбойники в лесу появились?

– Нет, – пролепетал Алекс.

– Ну так знайте. Места здесь теперь небезопасные. Да, – словно только сейчас вспомнив, воскликнул Ганс, – я слышал, вы тоже приглашены на королевский бал?

– Приглашен. А вы откуда знаете? – обрадовался секретарь перемене темы беседы.

– Меня назначили начальником охраны его величества на королевском балу, – гордо сказал лейтенант. Чувствовалось, что он горел желанием сообщать эту новость всем встречным и поперечным. Его буквально распирало от гордости. – Так что списки всех приглашенных проходят через меня.

– Поздравляю. А что стало с вашим предшественником? Подал в отставку? – полюбопытствовал Алекс.

– Нет. Опять козла прозевал. Такая вредная скотина! На нем уже шестой начальник стражи погорел. Как бы и мне с ним не залететь. Ну ладно, это уже мои проблемы. До свидания, господин секретарь. До встречи на балу.

Офицер отдал честь и направил коня в чащу леса. Отряд последовал за ним. Как только они исчезли за деревьями, Денис бесцеремонно взял за шкирку Алекса и оттащил его в сторону, подальше от кареты. Кучер со своего насеста испуганно проводил ликвидатора глазами. Как только они удалился на безопасное от подслушивания расстояние, Дэн немедленно приступил к допросу:

– Так, колись быстро, киллер недоделанный, чем тебе барон не угодил?

– А ну в глаза мне смотреть! И не врать! А то я не видел зарубки на прикладе. Целых шесть штук! Нет, шесть с половиной. Одна зарубка какая-то маленькая. Быстро отвечай: на кого охотимся, кто заказал?

– Вообще-то я охочусь на кабанов, – испуганно пискнул Алекс.

– А-а-а… – сразу успокоился Денис, – так эти зарубки означают шесть кабанов?

– Нет, – удрученно вздохнул Алекс, – это шесть медведей.

– Это как? – оторопел юноша.

– Да так как-то само собой получается. Вижу дуб, под ним кабан, рядом малинник, в нем медведь. Я в кабана бах! Медведь брыкс! А потом я все подхватываю и от кабана удираю. Стрелять-то уже нечем. Аркебуза так долго перезаряжается!

– Стоп! Тогда при чем здесь барон?

– Так медведи-то в лесу уже кончились, а вот барон, сволочь, все время лезет куда не надо. Все за какими-то браконьерами охотится. Но до чего же шустрый! Постоянно уворачивается гад!

– Тьфу! – сплюнул Денис. – Господи, какого монстра я воспитал. Так, снайпер недоделанный, если я еще раз увижу тебя с ружьем…

– С аркебузой, – поправился ликвидатор, – то пеняй…

Денис замер, увидев бредущую в сторону леса по дорожке девушку, и отпустил ворот камзола секретаря. Алекс проследил за ее взглядом.

– Ты что, ее знаешь? – спросил он.

Чумазая девица в сером грязном платье осторожно обошла карету, скользнула пустыми, ничего не выражающими глазами по Алексу с Денисом, шмыгнула носом, утерла сопли рукавом и продолжила свой путь.

– Видел, но нас еще друг другу не представляли, – уклончиво откликнулся Денис. – А ты ее знаешь?

– Знаю. Бедняжка. Это дочь этого… – Алекс замялся.

– Ну того, который здорово уворачивается. Барона фон Дендри.

– Быстро мне все данные на нее, – потребовал Денис.

– Ангелика фон Дендри. Дочь барона от первого брака, – начал сливать данные Алекс. – Говорят, очень красивая была, потом барон на одной вдовушке женился, и ее как подменили.

– Да если ее от грязи да соплей отмыть, то она и сейчас будет очень даже ничего, – пробормотал Денис.

– Это да. Ну короче, с тех пор, как папаша ее повторно женился, она то ли умом повредилась, то ли еще чего. Кое-кто при дворе поговаривает, что это мачехи рук дело, и знаешь, я им верю. Видал я Ребекку. Та еще мегера! И дочки ее Ашхен и Белинда ей под стать. Ульрих, папаша Ангелики, надо сказать, порядочный тюфяк. Они на его родную дочку всю черную работу взвалили, чтоб на слуг не тратиться, а он и слова поперек пикнуть не смеет. Ангелика и спит сейчас, говорят, не на постели, а как собачка у порога, а то и просто около печки в золе.

– В золе, говоришь? – расплылся Денис.

– Ты, кажется, жаловался, что у тебя нет сюжета для новой сказки?

– Запоминай название. Золушка.

– Ну вот. А говорил, тебе ее не представляли. Ее так и называть стали – Золушка. Ладно, запомнил. Золушка. И что дальше?

– Что будет дальше, одному Господу Богу известно. Ты где остановился?

– В «Королевской Лилии». Самый лучший постоялый двор Копенгагена, – гордо ответствовал Алекс. – Неподалеку от дворца. Я там целых две комнаты снял. Одну под спальню, другую под кабинет.

– Тоже мне – секретарь, – презрительно фыркнул Денис.

– Так это ж на первое время, – начал оправдываться Алекс. – Я здесь три недели всего. Вот скоро жалование получу и сразу отдельный домик себе сниму.

– Ладно, дуй в свою таверну…

– Да мне без разницы! – заволновался Денис, видя, что серое платье Ангелики фон Дендри уже скрывается за деревьями. – Дуй туда и жди меня.

– А я главную героиню твоей сказки спасать буду. Что-то мне говорит, что ее сейчас конкретно мочить будут!

Не утруждая себя дальнейшими разъяснениями, Денис подтолкнул друга к карете, а сам рванул вслед за Золушкой, пока она окончательно не исчезла из виду, радуясь, что в этом мире в данный момент день, а не ночь и у него есть все шансы не потерять убогую в темноте.

Денис крался за юной баронессой, настороженно озираясь по сторонам. Он понял, что его выбросило в этот мир незадолго до покушения на Золушку, и теперь его задача была спасти несчастную от нападения Кэтран. Кэтран… что это на нее нашло? Совсем распустился тут без него народ. Ничего, он здесь наведет порядок!

Тем временем Золушка уже забрела в бурелом. Точно такой же, который Денис видел в зеркале бабки Ерошки. Лес здесь был такой густой, что солнечные лучи с трудом пробивались сквозь кроны деревьев. Судя по всему, ей было очень страшно. Голова юной баронессы вжалась в плечи. Собрав остатки мужества, девушка склонилась над землей и начала собирать хворост. Юноша спрятался за широким стволом столетнего дуба шагах в пяти от убогой. Следить за нею было легко. Реакция у несчастной была замедленна, и двигалась она, точно сомнамбула. Золушка распрямилась, прижимая к груди охапку хвороста. Денис приготовился к прыжку. Именно в этот момент, если верить тому, что показало зеркало, должна была появиться Кэтран. Зеркало не подвело. За спиной Ангелики фон Дендри замерцал портал, и из него мягко выпрыгнула принцесса в зеленом охотничьем костюме. Как ни рад Денис был видеть свою вздорную, но горячо любимую начальницу, в данный момент было не до сантиментов, а потому через мгновение она уже трепыхалась в его объятиях. Юноша зажал ей рот и затащил девицу за дерево, пока она не совершила непоправимое.

Так как напал он со спины, Кэтран, естественно, не могла видеть своего обидчика, а потому сопротивлялась отчаянно, от неожиданности напрочь забыв о своем главном оружии – магии. Агрессивная девица с размаху воткнула юноше свой острый локоток в живот, вонзила зубки в его ладонь и, как только объятия бедолаги невольно разжались, ловко вывернулась и с разворота нанесла удар. В последний момент узнав нападавшего, Кэтран попыталась его смягчить, но и того, что парень получил, хватило, чтобы он начал оседать. Удар был профессиональный! Кэт подхватила падающее тело. Под ее ногой хрустнула ветка. Принцесса, выпучив глаза, смотрела на Дениса, ловящего широко открытым ртом воздух. Но он тоже был профессионал, а потому быстро пришел в себя, вновь твердо встал на ноги и, не дожидаясь, когда она начнет громко проявлять свои чувства, поспешно заткнул ей рот страстным поцелуем. Треск сухой ветки заставил бедную Золушку вздрогнуть и медленно повернуть голову. Не обнаружив за спиной ничего страшного, девица тем не менее решила, что приключений в лесу на нее сегодня хватит, и направилась в обратный путь, судорожно прижимая к груди свою ношу.

Ден специально затягивал поцелуй, чтобы дать возможность Золушке удалиться на безопасное расстояние, и оторвался от Кэтран, лишь когда почувствовал, что у нее в груди начал заканчиваться воздух.

– Ты… – выдавила с трудом отдышавшаяся Кэтран.

– Я! – радостно кивнул Денис и тут же схлопотал пощечину.

– Ты! Где тебя столько времени носило? Я тебя так ждала!

– Кать, да ты чё? – опешил юноша.

– Я столько слез пролила! – Из глаз Кэтран брызнули слезы, и, к ужасу Дениса, в руке появился кинжал. – Да я тебя, гада…

– Э! – отпрыгнул в сторону Денис. – Ты с ножичком поосторожней.

Девушка недоуменно посмотрела на нож в своих руках и, опомнившись, откинула его в сторону.

– Ну вы даете! – облегченно выдохнул Денис. – Какие-то у вас дурные наклонности. Что у тебя, что у этой…

Юноша имел в виду восточную красавицу, совсем недавно метавшую в него кинжалы, но слишком поздно сообразил, что ляпнул это, не подумав, так как Кэт поняла его иначе.

– Ах, у тебя еще и «эта» появилась! – Кулачки Кэтран застучали по его груди. – Я все королевства… я папу с мамой на уши поставила, а он с другой где-то шлялся целый год! Да я тебя сейчас своими руками убью!

– Зачем? Я ж тогда помру. И что ты тогда будешь делать? – Денис не знал – смеяться или плакать, и все норовил ласково прижать к себе бушующую Кэтран.

– Закопаю, чтоб знать, где плакать над твоей могилкой!

– Кто она? – требовательно спросила Кэтран.

– В упор не знаю, – честно признался Денис, – увидел ножичек в твоих руках и вспомнил про нее. Представляешь, буквально полчаса назад одна девица с голым пупком проверяла на мне заточку своих кинжалов. – Увидев тревожный блеск в глазах Кэтран, юноша понял, что его ненаглядная готова к конструктивному диалогу, сумел подтянуть гибкое тело принцессы Геи к себе поближе и ласково поцеловал ее в курносый носик. – Но я даже благодарен ей за это. Именно из-за этой малахольной я сумел прорваться сюда.

Кэтран судорожно всхлипнула и прижалась к его груди.

Денис рассказал все без утайки. И как воевал с Валькой Шебалиным, и как тренировался, пока тот писал свою книгу, и про загадочное нападение неизвестной девицы, и как эффектно вылетел в этот мир… Дальше продолжить он не смог, так как преисполненная раскаяния Кэтран начал покрывать его лицо страстными поцелуями. Однако надолго ее не хватило. Какая-то мысль вновь затуманила ее чело.

– А тут ты что делал? За этой девчонкой шел?

– Значит, императорская дочка тебя не устраивает. На простушек потянуло, – вновь начала закипать Кэтран.

– Подожди. Я тебе сейчас все объясню. Во-первых, она не простушка, а баронесса… – Денис сегодня явно тупил.

Юноша наконец рассердился и так тряхнул принцессу за плечи, что у нее клацнули зубы.

– Хватит дурить! – Девушка замерла с выпученными глазами. – Я кому только что рассказывал, что видел ее в зеркале? Пушкину? И то, как ты ее грохнуть приготовилась, – тоже видел. Потому, как заметил эту простушку здесь, сразу за ней рванул, чтобы выйти на тебя.

– На меня? – пробормотала Кэтран.

– На тебя. И перехватить, пока ты ее не грохнула. А теперь я хотел бы знать за что? Катька, что происходит? Знаешь, для меня женщины, старики и дети святы. Женщин, я вообще считаю, бить нельзя даже цветами, а ты… быстро рассказывай, чем она тебе насолила?

– Ты что думал, я ее убить хотела?

– Очень было похоже на то.

– Болван! Я ее оглушить хотела. Забыл, что я ликвидатор? У меня задание новое, а ты мне его сорвал!

– Ничего себе задание. У девчушки и так с головой не все в порядке, а ты по больному месту добавлять!

– Ничего ты не понимаешь! На маму покушение готовится!

– Чью маму? – опешил Денис.

– Бред. На папу, я бы понял. Император все-таки, а при чем здесь твоя мама?

– При том. Я даже название тайной операции Темного Мастера знаю. «Невеста для Императора». Откуда у папы при живой маме невеста появится, ты не задумывался?

– Ну Валька! Ну кореш! Ну гад! – рассвирепел Денис. – Писака хренов! Вернусь – прибью!

– А если вместе вернемся, то я добавлю, – пообещала Кэтран.

– Идет. Слушай, а откуда ты про эту операцию узнала?

– Да, понимаешь, я в академии с одной подругой училась. Тоже была неплохим ликвидатором…

– От скромности ты не помрешь, – хмыкнул Денис. – И что дальше?

– После академии ее в одной из стычек с демонами хорошо по головушке приголубили. Ликвидатором она после этого стала паршивым, зато пробивать ее стало на пророчества всякие, предсказания. Туману в них – жуть! Все мозги свихнешь, пока до сути доберешься.

– Да… в моем мире такие тоже встречаются. Нострадамус, Вольф Мессинг… ну, Вольф-то конкретный пацан. Будет так-то и так-то, и все в точку, а Нострадамус такого понаписал, что исследователи до сих пор репы чешут, вникают в его откровения. Как правило, начинают понимать, о чем речь, когда предсказания уже сбываются.

– Вот и тут то же самое. Из-за нее при академии целый отдел создали. Кто-то вспомнил, что она предсказала как-то твое появление в академии, вместе со мной. Ну помнишь, как мы эффектно в кабинете ректора появились?

– На письменном столе, – облизнулся Денис, – ты была так прекрасна в наряде из собственной кожи!

Юноша схлопотал от Кэтран ласковый подзатыльник.

– Вот они и начали после твоего исчезновения ее бред расшифровывать. Я настояла. Правда, отдел потом расформировали, решив, что она из себя предсказательницу просто корчит, чтобы весу себе придать. В чем-то, может, они и правы. Играла. Голос заунывный, ужасы всем подряд пророчит. А все равно они дураки! За нею днем и ночью наблюдать надо было. Я вот настоящее предсказание услышала. Жуть!

– Как твою подругу зовут?

– Опаньки! – оживился Денис. – Она случайно не сутулая?

– В очках. У нее после той травмы зрение село.

– И всем подряд трагическим голосом предсказывает смерть и прочие ужасы, а когда говорит истинные предсказания, у нее меняется голос. Таким жутковатым становится, трубным, словно мужик с дикого перепоя сипит. И как загнет, так хоть стой, хоть падай. А потом ни хрена не помнит, что напророчила. Верно?

– Верно. Откуда ты ее знаешь? – начала теребить Дениса Кэтран. – Это твой Валька про нее написал?

Источник:

modernlib.ru

Невеста для императора в городе Екатеринбург

В нашем интернет каталоге вы можете найти Невеста для императора по доступной стоимости, сравнить цены, а также изучить другие книги в категории Книги. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка может производится в любой населённый пункт РФ, например: Екатеринбург, Волгоград, Самара.