Книжный каталог

Кафка Ф. Замок: Роман. Новеллы

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Франц Кафка – один из самых загадочных и неординарных писателей ХХ века. Мир его произведений – особый, завораживающий своей призрачностью, некоторым сюрреализмом, изощренным переплетением самых невероятных событий, реальности и вымысла. Роман-сон, роман-абсурд Замок , правдивый и фантастичный одновременно, – это протест против бюрократической машины, управляющей тоталитарным обществом, и бессилия человека перед системой. Неоконченный роман, опубликованный уже после смерти писателя, стал культовой книгой для многих поколений. В издание также включены пять рассказов писателя, в том числе знаменитая новелла Превращение , неоднократно экранизированная.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Кафка Ф. Замок. Роман. Новеллы ISBN: 9785847508483 Кафка Ф. Замок. Роман. Новеллы ISBN: 9785847508483 210 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Кафка Ф. Замок. Новеллы ISBN: 9785699967520 Кафка Ф. Замок. Новеллы ISBN: 9785699967520 357 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Кафка Ф. Замок. Новеллы ISBN: 9785699967544 Кафка Ф. Замок. Новеллы ISBN: 9785699967544 357 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Кафка Ф. Замок. Роман ISBN: 9785170876105 Кафка Ф. Замок. Роман ISBN: 9785170876105 301 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Кафка Ф. Замок. Роман ISBN: 9785991020015 Кафка Ф. Замок. Роман ISBN: 9785991020015 283 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Кафка Ф. Собрание сочинений Франца Кафки. Том 1. Америка: роман. Новеллы и притчи ISBN: 978-5-521-00738-7 Кафка Ф. Собрание сочинений Франца Кафки. Том 1. Америка: роман. Новеллы и притчи ISBN: 978-5-521-00738-7 669 р. bookvoed.ru В магазин >>
Кафка Ф. Америка. Новеллы и притчи ISBN: 9785521007387 Кафка Ф. Америка. Новеллы и притчи ISBN: 9785521007387 733 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Роман Кафка Замок

Кафка Ф. Замок: Роман. Новеллы Роман Кафка "Замок"

Кафка (Kafka) Франц (1883-1924) - австрийский писатель. Автор романов "Процесс", "Замок", "Америка", а также ряда рассказов. Его немногочисленные произведения, совмещающие в себе элементы экспрессионизма и сюрреализма, оказали значительное влияние на философию и культуру 20 в. Кафка, получивший широкую известность после посмертной публикации его романов в 20-е 20 в., является одним из наиболее интерпретируемых литераторов. Выделяют четыре основные группы интерпретаций: социальные, психоаналитические, религиозные и философские. Социальные интерпретации, которые являются наиболее распространенными, рассматривают "Процесс" и "Замок" как повествования о борьбе индивида с могущественными политическими и бюрократическими структурами, несущими в себе угрозу свободе и демократии. Подобные трактовки творчества Кафки получили широкое распространение [1,5].

Психоаналитические интерпретации рассматривают произведения Кафки в качестве кодированных структур психоаналитических символов в подтверждение чему приводятся факты сложной личной жизни Кафки, многие из которых нашли отражение в его дневниках и письмах.

Представители психоанализа указывают на трудные отношения Кафки с отцом, а также с двумя невестами, ни на одной из которых он так и не женился, считая, что эти личные проблемы воплотились в сложной символике его романов [1,6].

Религиозные интерпретации делают акцент на библейских мотивах, присутсвующих в произведениях Кафки, на использовании им притч, наличии религиозных символов в его произведениях. В подобных трактовках герои романов Кафки заняты поиском Бога, который оказывается предельно трансцендентным миру (М. Брод).

Наиболее известные философские интерпретации предлагались в экзистенциализме, который видел в Кафке, наряду с Кьеркегором и Достоевским, писателя, наметившего основные темы трагичности бытия и экзистенциального одиночества индивида. Камю и Сартр позаимствовали у Кафки немало литературных приемов при создании экзистенциалистского романа. Кроме того, экзистенциализм вдохновил и чисто философские интерпретации, которые усматривают в противостоянии Землемера и Замка в "Замке", Йозефа и Суда в "Процессе", метафорическое осмысление проблемы отношения субъекта и реальности (Д. Хеллер) [1,6].

Роман Ф. Кафки "Замок" призван одной из главных книг XX столетия.

Мастерство Ф.Кафки состоит в том, что он заставляет читателя перечитывать свои произведения. Развязки его сюжетов подсказывают объяснение, но оно не обнаруживается сразу, для его обоснования произведение должно быть перечитано под иным углом зрения. Иногда существует возможность двойного толкования, поэтому появляется необходимость двойного прочтения. Именно этого и добивается автор. Но напрасно пытаться все внимание концентрировать на деталях. Символ всегда обнаруживается в целом, и при точном разборе произведения возможно воссоздать лишь общее движение, не допуская буквальности. Нет ничего более трудного для понимания, чем символическое произведение. Символ всегда превосходит задуманное автором. В этом отношении самый верный способ понять произведение – это начинать его чтение без заранее принятой установки, не стараясь отыскать в нем тайные течения. Для Ф.Кафки, в частности, правильным будет принять его условия и подходить к драме и роману с точки зрения их облика и формы [3,8].

Говорить о символе в романе трудно, потому что самым характерным свойством символа является естественность. Но естественность – это категория, трудная для понимания. Есть произведения, где события кажутся естественными читателю, но есть и другие (правда, они встречаются реже), в которых сам персонаж считает естественным то, что с ним происходит. Имеет место странный, но очевидный парадокс: чем необыкновеннее приключения героя, тем ощутимее естественность рассказа. Это соотношение пропорционально необычности человеческой жизни и той естественности, с которой он ее принимает. Видимо, естественность эта присуща Ф.Кафке.

Роман «Замок» А. Камю называет теологией в действии, хотя прежде всего это описание странствий души человека в поисках спасения, который пытается выведать у предметов мира их верховную тайну, а в женщинах найти печать бога, который сокрыт в них. Рассказ «Превращение» в свою очередь является воплощением этики ясного ума, но это еще и продукт того безграничного удивления, которое испытывает человек, почувствовав себя животным, когда он им становится без каких-либо усилий. Именно в этой двойственности состоит секрет Ф.Кафки. Через все его творчество проходит постоянное балансирование между естественным и необычайным, личностью и вселенной, трагическим и повседневным, абсурдом и логикой, определяя его звучание и смысл. Нужно помнить об этих парадоксах и заострять внимание на этих противоречиях, чтобы понять абсурдное произведение [2,34].

Действительно, символ предполагает два плана, два мира идей и ощущений, а также словарь соответствий между ними. Труднее всего установить лексику для такого словаря. Но осознать наличие этих двух миров – значит уже начать разгадывать их тайные связи. У Ф.Кафки эти два мира – мир повседневной жизни и фантастический. Кажется, что писатель постоянно находит подтверждение словам Ницше: «Великие проблемы ищите на улице». Тут точка соприкосновения всех литературных произведений, трактующих человеческое существование, – вот в чем основная абсурдность этого существования и в то же время его неоспоримое величие. Здесь оба плана совпадают, что естественно. Оба отражают друг друга в нелепом разладе возвышенных порывов души и преходящих радостей тела. Абсурд в том, что душа, помещенная в тело, бесконечно совершеннее последнего. Желающий изобразить эту абсурдность должен дать ей жизнь в игре конкретных параллелей. Именно так Ф.Кафка выражает трагедию через повседневность, а логику через абсурд.

Актер тратит тем больше сил на изображение трагического героя, чем больше он опасается переиграть. Если он сохранит чувство меры, ужас, который он вызовет, будет безмерен. В этом отношении особенно поучительна греческая трагедия. В трагическом произведении судьба всегда лучше чувствуется под личинами логического и естественного. Судьба Эдипа известна заранее. Сверхъестественными силами решено, что он совершит убийство и кровосмешение. Все движение драмы состоит в том, чтобы показать логическую систему, которая от вывода к выводу завершит несчастье героя. Объявить нам заранее об этой необычной судьбе – совсем не ужасно, потому что она неправдоподобна. Но если необходимость показана нам в рамках повседневной жизни общества, государства, семейных отношений, то ужас становится правомерным. В том возмущении, которое охватывает человека и заставляет его говорить: «Это невозможно», и есть безнадежная уверенность, что «это» может произойти [2,34].

Вот в чем весь секрет греческой трагедии, по крайней мере, один из его аспектов. Однако имеется еще один, который позволяет понять Ф.Кафку иным способом. Человеческая природа имеет скверную привычку называть судьбой лишь то, что песет смерть. Но счастье также в своем роде беспричинно, потому что оно неизбежно. Современный человек, однако, ставит его себе в заслугу, не понимая его истоков. Более того, судьбы избранных в греческой трагедии и излюбленных героев легенд, таких, как Улисс, складываются так, что из самых скверных историй они выпутываются самостоятельно.

Источник:

www.newreferat.com

Читать Замок

Кафка Ф. Замок: Роман. Новеллы
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 875
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 458 043

© Перевод. М.Л. Рудницкий, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Был поздний вечер, когда К. добрался до места. Деревня тонула в снегу. Ни горы, ни Замка не было видно, мрак и туман окутали гору сплошь, и мощный Замок там, наверху, не выдавал себя ни единым проблеском света. Стоя на деревянном мосту, по которому уползал от тракта к деревне одинокий проселок, К. долго вглядывался в эту обманчивую пустоту.

Потом пошел искать ночлег. В трактире еще не спали, хозяин, правда, комнат не сдавал, но, застигнутый врасплох и даже напуганный приходом позднего гостя, согласился уложить К. на полу, прямо между столов, на соломенном тюфяке. К. не стал возражать. Несколько крестьян сидели за пивом, ему, однако, ни с кем говорить не хотелось, и он, сам стащив тюфяк с чердака, улегся поближе к печке. Сразу стало тепло, мужики сидели тихо; усталым, но пристальным взглядом он какое-то время на них поглядывал, потом уснул.

Вскоре, однако, его разбудили. По-городскому одетый чернявый молодой человек – лицо актерское, глазки щелочкой, брови щеточкой – склонился над ним на пару с хозяином. Посетители еще не ушли, а некоторые из любопытства даже развернули стулья в их сторону. Молодой человек весьма учтиво извинился за беспокойство, представился сыном замкового кастеляна, после чего заявил:

– Деревня относится к владениям Замка, и всякий, кто здесь живет или ночует, в известном смысле живет или ночует в Замке. Без графского разрешения это не дозволено. У вас разрешения нет, во всяком случае, вы его не предъявили.

Приподнявшись на локтях, К. сел, пригладил волосы, глянул на обоих снизу вверх, потом спросил:

– Это в какую же деревню меня занесло? Замок – это ведь здесь?

– Разумеется, – произнес молодой человек врастяжку, а кое-кто из мужиков даже укоризненно головой покачал. – Замок господина графа Вествеста.

– И чтобы переночевать, требуется разрешение? – переспросил К., словно желая удостовериться, не снится ли ему, часом, все услышанное.

– Да, разрешение иметь надо, – раздалось в ответ, причем в голосе молодого человека слышалась легкая издевка, зазвучавшая почти неприкрыто, когда он, разведя руками и обращаясь к хозяину и остальным, добавил: – Или, может, теперь уже и разрешения не требуется?

– Что ж, придется брать разрешение, – зевнув, сказал К. и откинул одеяло, намереваясь встать.

– Это у кого же? – опешил молодой человек.

– У господина графа, – ответил К. – Больше вроде не у кого.

– Сейчас, среди ночи, брать разрешение у господина графа? – вскричал молодой человек и даже отпрянул на шаг.

– А что, это невозможно? – невозмутимо проронил К. – Тогда зачем было меня будить?

Тут фигляр и вовсе вышел из себя.

– Вы эти босяцкие замашки бросьте! – заорал он. – Попрошу с уважением относиться к указаниям властей! Я вас для того и разбудил, чтобы уведомить: вам надлежит немедленно покинуть графские владения!

– Да ладно комедию-то ломать, – подчеркнуто спокойно, тихим голосом ответил К., снова ложась и натягивая на себя одеяло. – Вы, молодой человек, слишком много на себя берете, и к вашему поведению мы завтра утром еще вернемся. А хозяин и вот эти господа будут свидетелями, если таковые мне вообще понадобятся. Кроме того, позвольте вам сообщить: я землемер и вызван сюда по указанию графа. Помощники мои со всеми приборами подъедут завтра. А я не смог отказать себе в удовольствии пройтись по снежку, да вот, к сожалению, заплутал, потому и пришел так поздно. Я и сам, без поучений ваших, знаю, что являться в Замок сейчас не время и не след. Почему и решил довольствоваться таким вот ночлегом, который вы, мягко говоря, соизволили столь неучтиво нарушить. На этом пояснения мои исчерпаны. Доброй ночи, господа!

С этими словами К. повернулся лицом к печке.

– Землемер? – недоверчиво переспросил кто-то у него за спиной, потом наступила мертвая тишина. Однако молодой человек недолго пребывал в растерянности; голосом, достаточно сдавленным, чтобы не потревожить сон незнакомца, но и достаточно внятным, чтобы при желании его можно было расслышать, он бросил хозяину:

– Надо запросить по телефону.

Как? Неужели в этой убогой корчме даже телефон есть? Неплохо же у них тут все обустроено. Телефон, впрочем, удивил К. лишь отчасти, чего-то в этом роде он, пожалуй, ожидал. Оказалось, телефон висит чуть ли не у него над головой, – прежде то ли от усталости, то ли со сна он этого не заметил. Если молодой человек вздумает сейчас звонить, он хочешь не хочешь обязательно К. потревожит, вопрос лишь в том, подпускать его к телефону или нет. К. подумал и решил не препятствовать. Но тогда нет смысла прикидываться спящим – и К. снова повернулся на спину. Он увидел, как мужики, испуганно сбившись в кучку, что-то обсуждают, – видимо, приезд землемера здесь целое событие. Тут отворилась дверь кухни, и в проеме, заполнив его чуть не целиком, воздвиглась мощная фигура хозяйки; хозяин на цыпочках поспешил к ней дать необходимые пояснения. А между тем телефонные переговоры уже шли полным ходом. Кастелян спал, однако младший кастелян, вернее, один из младших кастелянов, некий господин Фриц, оказался на месте. Молодой человек, назвавшись Мракауэром, доложил, как и где он обнаружил К., незнакомца лет тридцати весьма потрепанного вида, спящим как ни в чем не бывало на соломенном тюфяке, под головой – небольшой рюкзак, тут же, поодаль, суковатая палка. Ясное дело, ему это показалось подозрительным, а поскольку трактирщик своими обязанностями явно пренебрег, он, Мракауэр, тем более посчитал необходимым во всем разобраться. Побудка, предварительный опрос и правомочная угроза выдворения из графских владений восприняты незнакомцем с чрезвычайным неудовольствием, впрочем, как выяснилось в дальнейшем, быть может, и обоснованным, ибо господин этот утверждает, будто является землемером, вызванным якобы по распоряжению господина графа. Разумеется, по меньшей мере проформы ради эти его слова надо проверить, в связи с чем он, Мракауэр, и просит господина Фрица справиться в главной канцелярии, действительно ли ожидается прибытие землемера или кого-то в этом роде, а выяснив, незамедлительно телефонировать ему.

Наступила тишина: на том конце провода Фриц наводил справки, на этом ожидали его ответа, К. лежал, как и прежде, не шевелясь, смотрел прямо перед собой и, казалось, нисколько не интересуется происходящим. Доклад Мракауэра, где очевидная зловредность перемежалась с вкрадчивой опаской, наводил на мысль о своеобразной дипломатической выучке, которой в Замке уверенно владеют даже столь мелкие людишки. И в рвении, судя по всему, здесь тоже нет недостатка, вон, в главной канцелярии и ночью не дремлют. И, как выяснилось, довольно быстро отвечают на запросы – звонок Фрица не замедлил воспоследовать. Ответ, впрочем, оказался слишком короток, ибо Мракауэр уже в ярости шваркнул трубку.

– Я же говорил! – заорал он. – Никто не звал никакого землемера, а это просто бродяга, да еще и враль, если не что похуже.

В первую секунду К. показалось, что сейчас все – Мракауэр, крестьяне, трактирщик с трактирщицей – тут же на него набросятся, и он, лишь бы укрыться от первых тумаков, с головой юркнул под одеяло, но тут – не веря своим ушам, К. снова осторожно высунулся – телефон зазвонил еще раз, причем, как почудилось К., зазвонил как-то особенно требовательно и грозно. И хотя совсем невероятно было предположить, что и этот второй звонок тоже касается К., все замерли, а Мракауэр кинулся к аппарату. Он долго выслушивал какие-то пояснения, потом тихо проронил:

– Выходит, ошибка? Как это неприятно, однако. И что, сам столоначальник звонил? Странно, странно. И как прикажете объяснить все это господину землемеру?

К. навострил уши. Выходит, Замок признал в нем землемера. С одной стороны, для него это не слишком благоприятное известие, ибо оно означает, что в Замке о нем все известно, там уже прикинули соотношение сил и вызов его принимают с усмешкой. С другой стороны, была тут, на его взгляд, и благоприятная подоплека, ибо снисходительность властей доказывала, что его недооценивают, а значит, предоставят ему бoльшую свободу действий, чем он смел надеяться. Но если они там, заведомо и настолько уверенные в своем превосходстве, рассчитывают высокомерным признанием его статуса землемера постоянно держать его в страхе, то тут они просчитались: это лишь в первую секунду они его слегка припугнули, только и всего.

Источник:

www.litmir.me

Кафка, Франц

Кафка, Франц

Фотография писателя, 1907 г.

Австро-Венгрия Австро-Венгрия >

Чехословакия Чехословакия [1]

Франц Ка?фка (нем. Franz Kafka , 3 июля 1883, Прага, Австро-Венгрия — 3 июня 1924, Клостернойбург, Первая Австрийская Республика) — немецкоязычный писатель XX века еврейского происхождения, бо?льшая часть работ которого была опубликована посмертно. Его произведения, пронизанные абсурдом и страхом перед внешним миром и высшим авторитетом, способные пробуждать в читателе соответствующие тревожные чувства [3] , — уникальное явление в мировой литературе.

Содержание

Кафка родился 3 июля 1883 года в еврейской семье, проживавшей в районе Йозефов, бывшем еврейском гетто Праги (ныне Чехия, в то время — часть Австро-Венгерской империи). Его отец — Герман (Ге?ных) Кафка (1852—1931), происходил из чешскоязычной еврейской общины в Южной Чехии, с 1882 г. являлся оптовым торговцем галантерейными товарами. Фамилия «Кафка» чешского происхождения (kavka означает буквально «галка»). На фирменных конвертах Германа Кафки, которые Франц часто использовал для писем, изображена в качестве эмблемы эта, со вздрагивающим хвостом, птица [4] . Мать писателя — Юлия Кафка (урожденная Этл Леви) (1856—1934), дочь зажиточного пивовара — предпочитала немецкий язык. Сам Кафка писал по-немецки, хотя чешский знал так же прекрасно. Неплохо владел он и французским, и среди пятерых людей, которых писатель, «не претендуя сравниться с ними в силе и разуме», ощущал «своими кровными братьями», был французский писатель Гюстав Флобер. Остальные четыре: Франц Грильпарцер, Фёдор Достоевский, Генрих фон Клейст и Николай Гоголь. Будучи евреем, Кафка тем не менее практически не владел идишем и стал проявлять интерес к традиционной культуре восточноевропейских евреев только в двадцатилетнем возрасте под влиянием гастролировавших в Праге еврейских театральных трупп; интерес к изучению иврита возник только к концу жизни.

У Кафки было два младших брата и три младших сестры. Оба брата, не достигнув и двухлетнего возраста, скончались до того, как Францу исполнилось 6 лет. Сестёр звали Элли, Валли и Оттла. В период с 1889 по 1893 гг. Кафка посещал начальную школу (Deutsche Knabenschule), а потом гимназию, которую закончил в 1901 году сдачей экзамена на аттестат зрелости. Закончив в 1906 году Пражский Карлов университет, получил степень доктора права (руководителем работы Кафки над диссертацией был профессор Альфред Вебер), а затем поступил на службу чиновником в страховом ведомстве, где и проработал до преждевременного — по болезни — выхода на пенсию в 1922 году. Занимался страхованием травматизма на производстве, выступал по этим делам в судах. Работа для писателя была занятием второстепенным и обременительным: в дневниках и письмах он признаётся в ненависти к своему начальнику, сослуживцам и клиентам. На первом же плане всегда была литература, «оправдывающая всё его существование». Тем не менее, Кафка способствовал улучшению условий труда на производстве в масштабах всей Северной Чехии. Начальство ценило его работу очень высоко, в связи с чем пять лет не удовлетворяло прошение о выходе на пенсию после открытия у него туберкулёза в августе 1917 года [5] .

Аскетизм, неуверенность в себе, самоосуждение и болезненное восприятие окружающего мира — все эти качества писателя хорошо задокументированы в его письмах и дневниках, а особенно в «Письме отцу» — ценной интроспекции в отношениях между отцом и сыном — и в детский опыт. Из-за раннего разрыва с родителями Кафка был вынужден вести очень скромный образ жизни и часто менять жильё, что наложило отпечаток и на его отношение к самой Праге и её жителям. Хронические болезни (психосоматической ли природы — это вопрос спорный) изводили его; помимо туберкулёза, он страдал от мигреней, бессонницы, запоров, импотенции, нарывов и других заболеваний. Он пытался противодействовать всему этому натуропатическими способами, такими как вегетарианская диета, регулярная гимнастика и употребление большого количества непастеризованного коровьего молока.

Будучи школьником, он принимал активное участие в организации литературных и общественных встреч, прилагал усилия к организации и продвижению театральных спектаклей, несмотря на опасения даже со стороны его ближайших друзей, таких как Макс Брод, который обычно поддерживал его во всём остальном, и вопреки его собственному страху быть воспринятым отталкивающим как физически, так и умственно. На окружающих Кафка производил впечатление своим мальчишеским, аккуратным, строгим обликом, спокойным и невозмутимым поведением, своим умом и необычным чувством юмора.

Отношения Кафки со своим деспотичным отцом являются важной составляющей его творчества, преломлявшегося также через несостоятельность писателя как семьянина. В период между 1912-м и 1917-м годами он ухаживал за берлинской девушкой Фелицией Бауэр [en] , с которой дважды был помолвлен и дважды расторг помолвку. Общаясь с ней главным образом через письма, Кафка создал её образ, который совсем не соответствовал действительности. И в самом деле они были очень разными людьми, что явствует из их переписки. Второй невестой Кафки стала Юлия Вохрыцек, но помолвка опять же вскоре была расторгнута. В начале 1920-х годов он имел любовные отношения с замужней чешской журналисткой, писательницей и переводчицей его произведений — Миленой Есенской.

В 1923 году Кафка вместе с девятнадцатилетней Дорой Диамант [en] на несколько месяцев переехал в Берлин в надежде отдалиться от влияния семьи и сконцентрироваться на сочинительстве; затем он вернулся в Прагу. Здоровье в это время ухудшалось: из-за обострившегося туберкулеза гортани он испытывал сильные боли и не мог принимать пищу. 3 июня 1924 г. в санатории под Веной Кафка умер. Причиной смерти, вероятно, стало истощение. Тело перевезли в Прагу, где оно и было захоронено 11 июня 1924 г. на Новом еврейском кладбище в районе Страшнице, в Ольшанах, в общей семейной могиле.

При жизни Кафка опубликовал всего несколько коротких рассказов, составивших очень малую долю его работ, и его творчество привлекало мало внимания до тех пор, пока посмертно не были изданы его романы. Перед смертью он поручил своему другу и литературному душеприказчику — Максу Броду — сжечь без исключения всё им написанное (кроме, возможно, некоторых экземпляров произведений, которые обладатели могли бы оставить себе, но не переиздавать их). Его возлюбленная Дора Диамант действительно уничтожила рукописи, которыми она обладала (хотя и не все), но Макс Брод не подчинился воле усопшего и опубликовал бо?льшую часть его работ, которые вскоре начали привлекать к себе внимание. Всё его опубликованное творчество, кроме нескольких чешскоязычных писем Милене Есенской, было написано на немецком.

Сам Кафка опубликовал четыре сборника — «Созерцание», «Сельский врач», «Кары» и «Голодарь», а также «Кочегар» — первую главу романа «Америка» («Пропавший без вести») и несколько других коротких сочинений. Однако главные его творения — романы «Америка» (1911—1916), «Процесс» (1914—1915) и «Замок» (1921—1922) — остались в разной степени незавершёнными и увидели свет уже после смерти автора и вопреки его последней воле.

Новеллы и малая проза
  • «Описание одной борьбы» («Beschreibung eines Kampfes», 1904—1905);
  • «Свадебные приготовления в деревне» («Hochzeitsvorbereitungen auf dem Lande», 1906—1907);
  • «Разговор с молящимся» («Gesprach mit dem Beter», 1909);
  • «Разговор с пьяным» («Gesprach mit dem Betrunkenen», 1909);
  • «Аэропланы в Брешии» («Die Aeroplane in Brescia», 1909), фельетон;
  • «Молитвенник женщин» («Ein Damenbrevier», 1909);
  • В соавторстве с Максом Бродом: «Первая дальняя поездка по железной дороге» («Die erste lange Eisenbahnfahrt», 1911);
  • В соавторстве с Максом Бродом: «Рихард и Самуэл: небольшое путешествие по Центральной Европе» («Richard und Samuel — Eine kleine Reise durch mitteleuropaische Gegenden»);
  • «Большой шум» («Gro?er Larm», 1912);
  • «Перед законом» («Vor dem Gesetz», 1914), впоследствии притча вошла в сборник «Сельский врач», а позднее была включена в роман «Процесс» (глава 9, «В соборе»);
  • «Erinnerungen an die Kaldabahn» (1914, фрагмент из дневника);
  • «Школьный учитель» («Гигантский крот») («Der Dorfschullehrer» («Der Riesenmaulwurf»), 1914—1915);
  • «Блюмфельд, старый холостяк» («Blumfeld, ein alterer Junggeselle», 1915);
  • «Сторож склепа» («Der Gruftwachter», 1916—1917), единственная написанная Кафкой пьеса;
  • «Охотник Гракх» («Der Jager Gracchus», 1917);
  • «Как строилась китайская стена» («Beim Bau der Chinesischen Mauer», 1917);
  • «Убийство» («Der Mord», 1918), впоследствии рассказ был переработан и включён в сборник «Сельский врач» под названием «Братоубийство»;
  • «Верхом на ведре» («Der Kubelreiter», 1921);
  • «В нашей синагоге» («In unserer Synagoge», 1922);
  • «Кочегар» («Der Heizer»), впоследствии — первая глава романа «Америка» («Пропавший без вести»);
  • «На чердаке» («Auf dem Dachboden»);
  • «Исследования одной собаки» («Forschungen eines Hundes», 1922);
  • «Нора» («Der Bau», 1923—1924);
  • «Он. Записи 1920 года»(«Er. Aufzeichnungen aus dem Jahre 1920», 1931), фрагменты;
  • «К серии „Он“» («Zu der Reihe „Er“», 1931);
Сборник «Кары» («Strafen», 1915)
  • «Приговор» («Das Urteil», 22—23 сентября 1912);
  • «Превращение» («Die Verwandlung», ноябрь-декабрь 1912);
  • «В исправительной колонии» («In der Strafkolonie», октябрь 1914).
Сборник «Созерцание» («Betrachtung», 1913)
  • «Дети на дороге» («Kinder auf der Landstrasse», 1913), развёрнутые черновые записи к новелле «Описание одной борьбы»;
  • «Разоблачённый проходимец» («Entlarvung eines Bauernfangers», 1913);
  • «Внезапная прогулка» («Der plotzliche Spaziergang», 1913), вариант дневниковой записи от 5 января 1912 г.;
  • «Решения» («Entschlusse», 1913), вариант дневниковой записи от 5 февраля 1912 г.;
  • «Прогулка в горы» («Der Ausflug ins Gebirge», 1913);
  • «Горе холостяка» («Das Ungluck des Junggesellen», 1913);
  • «Купец» («Der Kaufmann», 1908);
  • «Рассеянно глядя в окно» («Zerstreutes Hinausschaun», 1908);
  • «Дорога домой» («Der Nachhauseweg», 1908);
  • «Пробегающие мимо» («Die Voruberlaufenden», 1908);
  • «Пассажир» («Der Fahrgast», 1908);
  • «Платья» («Kleider», 1908), эскиз к новелле «Описание одной борьбы»;
  • «Отказ» («Die Abweisung», 1908);
  • «Наездникам к размышлению» («Zum Nachdenken fur Herrenreiter», 1913);
  • «Окно на улицу» («Das Gassenfenster», 1913);
  • «Желание стать индейцем» («Wunsch, Indianer zu werden», 1913);
  • «Деревья» («Die Baume», 1908); эскиз к новелле «Описание одной борьбы»;
  • «Тоска» («Unglucklichsein», 1913).
Сборник «Сельский врач» («Ein Landarzt», 1919)
  • «Новый адвокат» («Der Neue Advokat», 1917);
  • «Сельский врач» («Ein Landarzt», 1917);
  • «На галерее» («Auf der Galerie», 1917);
  • «Старинная запись» («Ein altes Blatt», 1917);
  • «Перед законом» («Vor dem Gesetz», 1914);
  • «Шакалы и арабы» («Schakale und Araber», 1917);
  • «Посещение рудника» («Ein Besuch im Bergwerk», 1917);
  • «Соседняя деревня» («Das nachste Dorf», 1917);
  • «Императорское послание» («Eine kaiserliche Botschaft», 1917), впоследствии рассказ стал частью новеллы «Как строилась Китайская стена»;
  • «Забота главы семейства» («Die Sorge des Hasvaters», 1917);
  • «Одиннадцать сыновей» («Elf Sohne», 1917);
  • «Братоубийство» («Ein Brudermord», 1919);
  • «Сон» («Ein Traum», 1914), параллель с романом «Процесс»;
  • «Отчёт для академии» («Ein Bericht fur eine Akademie», 1917).
Сборник «Голодарь» («Ein Hungerkunstler», 1924)
  • «Первое горе» («Ersters Leid», 1921);
  • «Маленькая женщина» («Eine kleine Frau», 1923);
  • «Голодарь» («Ein Hungerkunstler», 1922);
  • «Певица Жозефина, или мышиный народ» («Josephine, die Sangerin, oder Das Volk der Mause», 1923—1924);
Малая проза
  • «Мост» («Die Brucke», 1916—1917)
  • «Стук в ворота» («Der Schlag ans Hoftor», 1917);
  • «Сосед» («Der Nachbar», 1917);
  • «Гибрид» («Eine Kreuzung», 1917);
  • «Воззвание» («Der Aufruf», 1917);
  • «Новые лампы»(«Neue Lampen», 1917);
  • «Железнодорожные пассажиры» («Im Tunnel», 1917);
  • «Обыкновенная история» («Eine alltagliche Verwirrung», 1917);
  • «Правда о Санчо Пансе» («Die Wahrheit uber Sancho Pansa», 1917);
  • «Молчание сирен» («Das Schweigen der Sirenen», 1917);
  • «Содружество подлецов» («Eine Gemeinschaft von Schurken», 1917);
  • «Прометей» («Prometheus», 1918);
  • «Возвращение домой» («Heimkehr», 1920);
  • «Городской герб» («Das Stadtwappen», 1920);
  • «Посейдон» («Poseidon», 1920);
  • «Содружество» («Gemeinschaft», 1920);
  • «Ночью» («Nachts», 1920);
  • «Отклонённое ходатайство» («Die Abweisung», 1920);
  • «К вопросу о законах» («Zur Frage der Gesetze», 1920);
  • «Набор рекрутов» («Die Truppenaushebung», 1920);
  • «Экзамен» («Die Prufung», 1920);
  • «Коршун» («Der Geier», 1920);
  • «Рулевой» («Der Steuermann», 1920);
  • «Волчок» («Der Kreisel», 1920);
  • «Басенка» («Kleine Fabel», 1920);
  • «Отъезд» («Der Aufbruch», 1922);
  • «Защитники» («Fursprecher», 1922);
  • «Супружеская чета» («Das Ehepaar», 1922);
  • «Комментарий (не надейся!)» («Kommentar — Gibs auf!», 1922);
  • «О притчах» («Von den Gleichnissen», 1922).
  • «Америка» («Пропавший без вести») («Amerika» («Der Verschollene»), 1911—1916), включая рассказ «Кочегар» в качестве первой главы;
  • «Процесс» («Der Proze?», 1914—1915), включая притчу «Перед Законом»;
  • «За?мок» («Das Schlo?», 1922).
  • Письма к Фелице Бауэр (Briefe an Felice, 1912—1916);
  • Письма к Грете Блох (1913—1914);
  • Письма к Милене Есенской (Briefe an Milena);
  • Письма к Максу Броду (Briefe an Max Brod);
  • Письмо отцу (ноябрь 1919);
  • Письма Оттле и другим членам семьи (Briefe an Ottla und die Familie);
  • Письма родителям с 1922 по 1924 гг. (Briefe an die Eltern aus den Jahren 1922—1924);
  • Другие письма (в том числе к Роберту Клопштоку, Оскару Поллаку и др.);
Дневники (Tagebucher)
  • 1910. Июль — декабрь;
  • 1911. Январь — декабрь;
  • 1911—1912. Путевые дневники, написанные во время путешествия по Швейцарии, Франции и Германии;
  • 1912. Январь — сентябрь;
  • 1913. Февраль — декабрь;
  • 1914. Январь — декабрь;
  • 1915. Январь — май, сентябрь — декабрь;
  • 1916. Апрель — октябрь;
  • 1917. Июль — октябрь;
  • 1919. Июнь — декабрь;
  • 1920. Январь;
  • 1921. Октябрь — декабрь;
  • 1922. Январь — декабрь;
  • 1923. Июнь.
Тетради ин-октаво

8 рабочих тетрадей Франца Кафки (1917—1919 гг.), содержащие черновые наброски, рассказы и варианты рассказов, размышления и наблюдения.

  • «Размышления о грехе, страдании, надежде и об истинном пути» («Betrachtungen uber Sunde, Leid, Hoffnung und den wahren Weg», 1931).

В списке — более ста высказываний Кафки, отобранных им самим по материалам 3-й и 4-й тетрадей ин-октаво.

Издания на русском языке

Кафка Ф. Роман. Новеллы. Притчи // Прогресс. — 1965. — 616 с.

  • Кафка Ф. Замок // Иностранная литература. — 1988. — № 1-3. (Пер. с нем. Р. Я. Райт-Ковалевой)
  • Кафка Ф. Замок // Нева. — 1988. — № 1-4. (Пер. с нем. Г. Ноткина)
  • Кафка Ф. Избранное: Сборник: Пер. с нем. / Сост. Е. Кацевой; предисл. Д. Затонского. — М.: Радуга, 1989. — 576 с. Тираж 100000 экз. (Мастера современной прозы) ISBN 5-05-002394-7
  • Кафка Ф. Замок: роман; Новеллы и притчи; Письмо отцу; Письма Милене. — М.: Политиздат, 1991. — 576 с. Тираж 150000 экз.
  • Кафка Ф. Замок / Пер. с нем. Р. Я. Райт-Ковалевой; издание подготовили А. В. Гулыга и Р. Я. Райт-Ковалева. — М.: Наука, 1990. — 222 с. Тираж 25000 экз. (Литературные памятники) ISBN 5-02-012742-6
  • Кафка Ф. Процесс / Илл. А. Бисти. — СПб. : Вита Нова, 2003. — 408 с. — ISBN 5-93898-017-8.
  • Кафка Ф. Наказания: Рассказы / Пер. с нем.; Сост., предисл., коммент. М. Рудницкого. — М.: Текст, 2006. — 336 с. (серия «Билингва») ISBN 5-7516-0500-4
  • Кафка Ф. Дневники. Письма к Фелиции. М. Эксмо, 2009, — 832 с., 4000 экз., ISBN 978-5-699-33311-0
  • Кафка Ф. Замок: Роман / Пер. с нем. М. Рудницкого. — СПб.: Издательская Группа «Азбука-классика», 2009. — 480 с. ISBN 978-5-395-00464-2

Множество критиков пытались объяснить смысл работ Кафки, исходя из положений тех или иных литературных школ — модернизма, «магического реализма» и др. Безысходность и абсурд, пронизывающие его творчество, характерны для экзистенциализма [6] . Некоторые пытались отыскать влияние марксизма на его сатиру над бюрократизмом в таких произведениях, как «В исправительной колонии», «Процесс» и «Замок».

В то же время другие рассматривают его произведения через призму иудаизма (так как он был евреем и проявлял некоторый интерес к еврейской культуре, который, впрочем, развился лишь в поздние годы жизни писателя) — несколько проницательных замечаний по этому поводу сделал Хорхе Луис Борхес; через фрейдистский психоанализ (из-за напряжённой семейной жизни); или через аллегории метафизического поиска Бога (поборником этой теории был Томас Манн).

Источник:

ru-wiki.org

Кафка Ф. Замок: Роман. Новеллы в городе Ростов-на-Дону

В представленном каталоге вы имеете возможность найти Кафка Ф. Замок: Роман. Новеллы по разумной цене, сравнить цены, а также найти похожие книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка осуществляется в любой город РФ, например: Ростов-на-Дону, Улан-Удэ, Иваново.