Книжный каталог

Мураками Х. 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Книга 2: июль-сентябрь

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Мураками Х. 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Книга 2: июль-сентябрь Мураками Х. 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Книга 2: июль-сентябрь 194 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Мураками Х. 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Кн. 2. Июль - сентябрь Мураками Х. 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Кн. 2. Июль - сентябрь 393 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Харуки Мураками 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Книга 2. Июль - сентябрь Харуки Мураками 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Книга 2. Июль - сентябрь 393 р. ozon.ru В магазин >>
Мураками, Харуки 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Кн. 3. Октябрь-декабрь Мураками, Харуки 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Кн. 3. Октябрь-декабрь 420 р. bookvoed.ru В магазин >>
Харуки Мураками 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Книга 3. Октябрь-декабрь Харуки Мураками 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Книга 3. Октябрь-декабрь 419 р. ozon.ru В магазин >>
Мураками, Харуки 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Кн.3: Октябрь - декабрь Мураками, Харуки 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Кн.3: Октябрь - декабрь 311 р. bookvoed.ru В магазин >>
ГАЛАКТИКА (Галактики) GTX 1060 Холл V2, одна тысяча пятьсот восемьдесят два (1797) МГц / 8GHz 6G / 192Bit Д5 PCI-E карты ГАЛАКТИКА (Галактики) GTX 1060 Холл V2, одна тысяча пятьсот восемьдесят два (1797) МГц / 8GHz 6G / 192Bit Д5 PCI-E карты 24152.68 р. jd.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Харуки Мураками «1Q84

Харуки Мураками «1Q84. Тысяча невестьсот восемьдесят четыре. Книга 2. Июль-сентябрь» 1Q84. Тысяча невестьсот восемьдесят четыре. Книга 2. Июль-сентябрь
  • Жанры/поджанры: Магический реализм (Современный )
  • Общие характеристики: Психологическое
  • Место действия: Наш мир/Земля (Азия (Восточная Азия ))
  • Время действия: 20 век
  • Сюжетные ходы: Становление/взросление героя
  • Линейность сюжета: Линейно-параллельный
  • Возраст читателя: Только для взрослых

Выбор сделан, и героям уже не вернуться к своему спокойному прошлому. В неизвестность их несет река, чье бурное течение нагнетается непонятными Little People. Стираются понятия добра и зла, а грань реальности остается по-прежнему размытой. И остается главный вопрос: можно ли жить по-старому в мире, где в небе две луны – одна тень сердца другой?

Лингвистический анализ текста:

В планах издательств:

sofia_filatova, 11 ноября 2011 г.

Лейтмотив романа прост и ясен, – как впрочем, все истории Мураками – взаимоотношении мужчины и женщины. Ключевой момент в том, что повествование разделено на три книги и в переводе на русском имеются только две. Расценивать общий смысл, идею неправильно, русский читатель имеет только возможность оценить содержание, структуру, качество текста, но не суть. За это я сняла бал с романа, как с конечного продукта продажи. Еще, на мой предвзятый вкус, снять бал можно за то, как книгу преподнесли «Читать всем обязательно! Отражение японской культуры!». Почему читать всем? Только лишь потому, что Мураками ничего не писал, а здесь бац, роман на три тома? Бестселлер однозначно. Можно купить даже в киоске канцтоваров! Но, простите, причем японская культура?

Я уважаю творчество Мураками, его проза одна из любимых. Но, по моему мнению, лучше бы он не писал «1Q84». Роман тяжелый, толстый и жестокий. Очень многие считают, – думаю необоснованно и неправильно — что лучший продукт Мураками это «Норвежский лес», именно этот роман проникнут Японией, молодостью, лиричностью. Но возьмите маленькие рассказы Мураками, они маленькие шедевры. На мой взгляд, «Мой любимый спутник», лучшая история про любовь, которая я читала. Отличные произведения и «Кафка на пляже» и «Хроники заводной птицы». И так с большинством его работ. Но откуда в «1Q84» такая тягость при чтении, откуда избыточная жестокость? Не секрет, что во многих произведениях главные герои Мураками дружили с красивыми и всегда эксцентричными девушками. Но никогда секса у них не было, не было насилия, не было избиения. Зачем в романе женщины самоубийцы, которых били морально и физически мужчины? Зачем рассказывать про секс между отцом и его десятилетней дочерью? Есть авторы, которые концентрируют свое внимание на насилии и зле, это например Дэвид Линч, Квентин Тарантино. Но когда вы берете их продукт, то вы покупаете именно то, что хотите увидеть. Странно будет, если Тарантино снимет фильм про любовь в стиле «Дневника памяти». Или Дэвид Линч выпустит в прокат сериал типа «Санта Барбара». Даже читая Достоевского, я знаю, что сейчас будет психологическая и моральная встряска. Откуда именно у Мураками такая не любовь к миру? Нет, насилие, зло присутствовало в его мирах, но далеко не в такой концентрации как в «1Q84».

Более того, книга, по-моему, исключительно на любителя, а не для всеобщего прочтения! Разочаровывает и то, что есть предпосылка к другому роману. Это что получается, я прочла две тягостных книги, мне не понравилось, но возможно после прочтения третий части мнения улучшится. А если не поможет, то остается возможность прочесть книгу, на которую ссылается Мураками: «1984». Да. Тяжелый случай. Основная черта прозы Мураками, легкость при прочтении, изящество. Его стиль, по-моему, можно сравнить с ветром: то легкий, то теплый, то сильный, то холодный, то медленный, то спокойный. Даже в данном тексте есть изящество. Но сравнить ауру романа я могу только с тягостным, спертым воздухом в запутанном и навязчивом пространстве.

ВСЕ герои откровенно душевно больны. Нет, это не история про сумасшедший дом. Но я не вижу в них такого глупого, но человеческого чувства как надежда. Заканчивается второй том крайне мрачно. Все эти аспекты, на мой взгляд, противоречат автору. Впервые я подумала, а не отдать ли в буккроссинг роман Мураками. Это притом, что, как правило, я отдаю только книги в мягком переплете, и которые для меня ничего не значат.

Я, конечно, не специалист по японской культуре. Есть только общее впечатление и некоторые знания. И именно на это я оперировала, когда читала Мураками. В Японии нет самого понятия ПЛОХОЙ ребенок, дети в той стране только хорошие. Это факт, никто не может сказать плохой ребенок, можно сказать «так хороший мальчик/девочка не делают». И то, что в романе есть сцены с насилием над ребенком (в любом смысле) это очень не японское. На мой взгляд, много отражений Америки в данном романе. Это и насилие, это и ритм жизни и описание. Еще один интересный момент, то, как девочка называет создателей кокона «Little people». Даже качек — гей, это ли не влияние запада. Автор в родной стране всегда считался проамериканским. А почему-то на русской книги написали, что ИМЕННО ПРОИЗВЕДЕНИЕ проникнуто Японией. Даже тот же роман «Норвежский лес» очень понятный и приемлемый в Европе, но посмотрите фильм «Норвежский лес» — это чистая Япония. Я не идеализирую Японию, а пытаюсь сказать, что у них другой Дух. И именно в «1Q84» его крайне мало. Признаю, он присутствует, но в очень урезанном виде, т.е. данный продукт мог сделать и американец, и европеец.

Извините, что я так много и местами размыто написала. Но это, по-моему, единственная отрицательная критика «1Q84» на данный момент написанная здесь. Общее впечатление от !двух книг из трех! плохое, я, конечно куплю третью часть, когда она выйдет, чтобы была возможность оценить Идею произведения. И только тогда возможно переменю свое мнение о романе. Но выше «6» из «10» две первые части не тянут, по моему мнению.

svetamk, 8 августа 2012 г.

А все-таки Харуки Мураками отличный рассказчик!

Умом понимаешь — все, что он пишет, чистая выдумка. А читаешь и веришь — да! все так и могло быть. Поэтому и сопереживаешь героям, и обвиняешь их в ошибках, и ждешь, как же они поступят дальше. И даже хочется влезть со своим советом, подсказать, уберечь от их неверных шагов.

Создание реального мира на нереальной основе — не это ли мастерство писателя?

Две параллельные линии главных героев изогнулись, почти прикоснулись к друг другу. Но увы, пересечения так и не произошло. Даже в том перевернутом мире, где волею судьбы они оба оказались.

Дочитана вторая книга. Безмерное разочарование, что так и не осуществлен еще перевод третьей. Хотя, говорят, что уже есть ее сетевой перевод. Но нет, оставлю его в стороне, подожду профессионального. Пока просто пофантазирую, что там может случиться дальше в загадочном 1Q84 году, время от времени поглядывая на небо — не появилась ли там вторая луна?

spasibonam, 17 июля 2011 г.

Если 1 часть — это знакомство с героями, то 2 часть — уже все-таки более-менее активное развитие сюжета. Появляются первые ответы, хотя, конечно, кое-что приходится домысливать самостоятельно.

В истории с Тэнго Мураками продолжает давить на психологизм — тут и отец вырисовывается, и отношения с единственной, кто знает что-либо о Little People — Фукаэри, развиваются. Вот, кстати, то, что все-таки огорчило: то, как эти отношения развиваются, подозревалось с самого начала. Конечно, может быть, Мураками имел в виду некий метафизический, философский смысл в том, что между ними произошло, но лично мне верится с трудом. Мистики, зауми много, но факты остаются фактами :gigi:

История Аомаме опять-таки выше всяких похвал. Здесь, правда, тоже была своя предсказуемость, а именно — чем все закончилось с ее подружкой-полицейским, это, пожалуй, самый предсказуемый момент во всей истории. За него Мураками, имхо, минус. Во всем остальном — очень хорошо: и как Аомаме готовится к последнему заданию, и как задание выполняет, и как старательно разгадывает тайну Little People.

Чем подкупает 2-я книга — это как раз кое-какими ответами о Little People, ну и пересказом романа Фукаэри (мда, вот уж где фантастика, что книга с таким сюжетом может стать популярной). Но, согласитесь, этот роман так расписывают, что аж до дрожи хочется понять, о чем же он написан. Подозреваешь, что в нем все ответы, но Мураками темнит до последнего)). Опять-таки рекомендуется к прочтению, тем более что 1-я книга без второй — не так понятна, а 2-я настоятельно требует третьей, чтобы история завершилась. Недаром Мурками расписывал-расписывал героев, теперь за них переживаешь.

kaplya, 13 февраля 2012 г.

Самый неяпонский роман Харуки Мураками. От Японии в нем — фамилии, имена, географические названия, дзельва и меню. Но кого теперь удивишь японскими блюдами? Да, еще японская гордость своей законопослушностью у трех персонажей. Все остальные — пиплы мира. Никаких кимоно, татами, сакэ, сакуры, икэбаны. Некоторый перебор насчет культовой педофилии — жуть под Нила Геймана. Хроника секса не заводит — раздражают комментарии. Анатомический «прокол» — венозных артерий- не бывает. Насчет бесплодия тоже не грамотно. Форма ушей — старое пристрастие автора, но уши как цветная капуста — не знаю. Нос — бывает. Не понравилось смакование тряпочных брэндов математиком — только ему и «делов», что запоминать от кого желтый жакетик! Вот классическая музыка — второе пристрастие -это да, заразительно, кто до сих пор не послушал Яначека? Акварельная граница между добром и злом. Герои бродят по своим реальностям, как по ленте Мебиуса. Хорошо, что есть третья часть — знать бы раньше, можно было и не торопиться с чтением. До этого незаконченность романа вызывала досаду.

Все вышесказанное не умаляет достоинств романа. Он запоминается, как все произведения Мураками имеет свое лицо. Прекрасный слог затягивает(хороший перевод?), по ходу чтения возникает много вопросов, на которые читатель должен ответить сам. А может быть ответит автор в продолжении романа.

Gytha Ogg, 26 октября 2011 г.

Вторая часть динамичнее, интереснее, чем первая, хотя и философии в ней больше. Автор все чаще отказывается от натурализма и оставляет его лишь там, где это необходимо. Общая неравномерность текста, присущая первой книге, исчезает, хотя некоторые главы все-таки выбиваются по ритму из общего текста. Никогда не знаешь, что тебя ждет в следующей главе: динамика или созерцательная статика.

Sk0rp, 17 июля 2011 г.

После первого тома возникает ощущение незаконченности. Действительно роман-эпопея создан так, что продолжать читать следует сразу после завершения первого тома. В связи с этим сразу жалеешь что нет третьего тома на русском, но всё ещё впереди.

Сюжетное продолжение в целом предсказуемо. Действительно, ожидать что-то особенное и реально неожиданное стоит, но не стоит и думать что всё будет повёрнуто в лучшую сторону. Тема с криминалом, убийствами полицейских и другими нарушениями законодательства привела к тому, что ожидалось. Также ожидаемым было возвращение пропавшего персонажа (без спойлеров). И вообще практически все мысли после первого тома становятся реальностью. Разница лишь в подаче. Если вы думаете, что книга будет слишком предсказуема — ошибаетесь. Это мнение появляется только через некоторое время после прочтения. Осмыслив произошедшее, вы (читатели) понимаете, что вроде как ничего особенного и не было. Но как оно подано и как интересно это читать!

Пишу сейчас своё мнение через некоторое время после прочтения и после долгого сравнения назову первый том более интересным. В нём знакомство и начало действия было более захватывающим. Второй же том просто пролетел за первым.

Авторы по алфавиту:

4 января 2018 г.

3 января 2018 г.

Открыты страницы серии антологий и книжной серии «Заповедник Сказок»

31 декабря 2017 г.

30 декабря 2017 г.

29 декабря 2017 г.

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Источник:

fantlab.ru

Мураками Х. 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Книга 2: июль-сентябрь

1Q84. Тысяча невестьсот восемьдесят четыре. Книга 2. Июль-сентябрь.

Книга " 1Q84 " (Тысяча невестьсот восемьдесят четыре )стала сенсацией культурной жизни Японии , и был признан " бестселлером года " . К концу 2009 г . двухтомник вышел на первое место по количеству напечатанных экземпляров – три с лишним миллиона !

Роман , написанный в лучших традициях стиля Мураками : реальность , иллюзия , философия , научная фантастика , познание человеческой души , протест против насилия и попрания свободы воли .

Переводчиком книги явился из лучших знатоков Японии Дмитрий Коваленин , собственно и открывший нашему , отечественному читателю творчество японского гения .

Приятное чтение Вам обеспечено , дорогой читатель !

Информация о книге
  • Год издания 2011
  • ISBN 978-5-699-50928-7, 978-5-699-50930-0
  • Издание 1-е
  • Язык Русский
  • Количество томов 1
  • Количество страниц 182
  • Формат rtf, fb2
Скачать книгу 1Q84. Тысяча невестьсот восемьдесят четыре. Книга 2. Июль-сентябрь., Харуки Мураками.

Права на описание книг и фото обложек принадлежат book2.me

В случае если мы нарушаем авторские права, есть обратная связь.

У нас вы можете скачать книги бесплатно только для ознакомления.

Источник:

book2.me

Мураками Харуки - 1Q84 (Тысяча невестьсот восемьдесят четыре)

Романы онлайн Романы 1Q84 (Тысяча невестьсот восемьдесят четыре). Книга 2. Июль-сентябрь. Мураками Харуки

Самый скучный город на свете

Сезон дождей еще не закончился, но небо уже голубело, и солнце щедро припекало землю. Тени от пышных ив мерно колыхались на тротуаре.

Тамару встретил Аомамэ у ворот. В темном летнем костюме и рубашке с галстуком. Без единой капельки пота на лице. Как такие верзилы умудряются не потеть в столь дикую жару, всегда оставалось для Аомамэ загадкой.

Завидев ее, Тамару коротко кивнул и буркнул что-то неразборчивое. Легкой беседы, какая обычно между ними завязывалась, на этот раз не последовало. Тамару прошагал по длинному коридору, не оглядываясь, — до самой двери в гостиную, где их ожидала хозяйка. Похоже, сегодня ему не хотелось общаться вообще ни с кем. Наверное, из-за смерти овчарки, подумала Аомамэ. Хоть он и сказал ей по телефону, что собаке замену найти несложно, свои подлинные чувства он просто скрывает. С этой псиной он прожил несколько лет душа в душу. И ее внезапную, необъяснимую гибель наверняка воспринял как трагедию, а то и как личный вызов.

Отворив дверь, Тамару пропустил гостью вперед, а сам застыл в проходе, ожидая указаний хозяйки.

— Напитков пока не нужно, — сказала та.

Мужчина кивнул и, закрыв за собою дверь, оставил женщин наедине. На столике сбоку от кресла хозяйки громоздился круглый аквариум с двумя рыбками. Самыми обычными, золотыми и банальной морской травой. Ничего удивительного, вот только… В этой просторной гостиной Аомамэ появлялась уже много раз, но рыбок видела здесь впервые. Тихонько работал кондиционер: по коже то и дело гулял едва ощутимый ветерок. За спиной хозяйки стояла ваза с тремя белоснежными лилиями. Большие, призывно распахнутые цветы напоминали диковинных существ из другого мира, замерших в медитации [1] .

Слабым взмахом руки хозяйка пригласила девушку сесть. Аомамэ подошла и опустилась на диван напротив. Кружевная занавеска на окне, выходившем в сад, почти не спасала от летнего солнца. В его ярких лучах хозяйка выглядела неожиданно усталой и разбитой. Безвольно подпирая щеку узенькой ладонью, старушка утопала в огромном кресле. Глаза ее ввалились, морщин на шее стало чуть ли не вдвое больше. Уголки бледных губ и кончики длинных бровей, словно устав бороться с земным притяжением, сползли вниз до предела. Возможно, от замедленного тока крови кожа на ее лице и руках словно покрылась белой пыльцой. Казалось, будто с прошлого визига Аомамэ хозяйка состарилась лет на пять или шесть. И теперь у нее больше не было сил скрывать свою усталость от кого бы то ни было. Что и поражало сильнее всего. Обычно — по крайней мере, перед Аомамэ — старушка включала всю силу воли, чтобы выглядеть бодрой и подтянутой. И стоит отметить, до сих пор это ей удавалось практически на все сто.

Но теперь в этом доме многое изменилось, заметила Аомамэ. Даже свет в гостиной окрасился в другие тона. Не говоря уже о том, что рыбки в аквариуме крайне плохо сочетались с высокими потолками и антикварной мебелью.

Довольно долго хозяйка не говорила ни слова. Просто сидела, подперев щеку ладонью, и смотрела в одну точку. Хотя даже по ее лицу было ясно, что в этой точке ничего нет.

— Пить не хочешь? — наконец спросила старушка.

— Нет, спасибо, — ответила Аомамэ.

— Там чай со льдом. Захочешь — наливай…

На раскладном столике у двери стояли кувшин с чаем и три стакана резного стекла, каждый — своего цвета.

— Благодарю, — кивнула Аомамэ. Но осталась сидеть, ожидая продолжения.

Однако хозяйка опять замолчала. Возможно, просто оттягивала момент, когда истина, высказанная вслух, окончательно превратится в реальность. Старушка перевела взгляд на рыбок в аквариуме. И, наконец решившись, посмотрела на Аомамэ в упор.

— О смерти собаки, охранявшей приют, Тамару тебе уже рассказал?

— Дикая, непостижимая смерть… — Хозяйка поджала губы. — А теперь еще и малышка Цубаса пропала.

У Аомамэ вытянулось лицо:

— Исчезла куда-то. Кажется, прямо среди ночи. Утром ее никто уже не видел.

Кусая губы, Аомамэ пыталась что-нибудь сказать. Но подходящих слов на ум не приходило.

— Но… Ведь вы говорили, что девочку не оставляют одну! — воскликнула она. — И что в ее комнате всегда ночует еще кто-нибудь для надежности.

— Да, но странное дело: этой ночью женщина, которая с ней оставалась, уснула так крепко, что вообще ничего не слышала. Утром проснулась, а постель Цубасы пуста.

— Значит, ребенок пропал на следующую ночь после гибели пса? — уточнила Аомамэ.

— Пока не знаю, есть ли здесь какая-то связь… Но так и чудится, в этом есть что-то общее.

Блуждающий взгляд Аомамэ задержался на золотых рыбках. Хозяйка перехватила его и посмотрела туда же. Две рыбки, едва заметно шевеля плавниками, не спеша перемещались туда-сюда по стеклянному водоему. Лучи летнего солнца так чудно преломлялись в воде, что невольно казалось, будто подглядываешь за жизнью на дне океана.

— Этих золотых рыбок я купила для Цубасы, — объяснила хозяйка. — Здесь, в Адзабу, проходил праздник улицы, я вывела девочку погулять. Все-таки долго сидеть в четырех стенах вредно для здоровья. Тамару, конечно, всю дорогу был с нами. Вот там в одном магазинчике и купила рыбок, а заодно и аквариум. Уж очень они ей понравились. Когда поставила у нее в комнате, она целый день на них глядела, не отрываясь. А сегодня, когда малышка пропала, я забрала аквариум сюда. Тоже весь день гляжу и не могу отвести глаз. Ничего больше не делаю — просто сижу и смотрю. Как ни странно, это занятие никогда не надоедает. До сих пор не пробовала так долго и пристально разглядывать аквариумных рыб.

— Но куда же девочка могла уйти? — спросила Аомамэ. — У вас есть догадки?

— Ни малейших, — ответила хозяйка. — В ее жизни нет родных, у которых можно укрыться. Насколько я знаю, идти в этом мире ей совершенно некуда.

— А может, кто-то увел ее насильно? Об этом вы не думаете?

Хозяйка качнула головой — нервно и коротко, словно отгоняя назойливого комара.

— Нет, это исключено. Увести ее насильно никто не мог. Случись такое, проснулся бы весь приют. Кто-кто, а эти женщины спят всегда очень чутко. Я думаю, Цубаса ушла по собственной воле. На цыпочках, чтобы никто не услышал, спустилась по лестнице, тихонько отперла дверь и ушла. Как раз это я могу представить легко. Пройди она к воротам мимо сторожевого пса, тот и тявкнуть бы не посмел. Хотя собака умерла прошлой ночью. А девочка даже не переоделась. Хотя одежда была для нее приготовлена и сложена прямо у постели, она так и ушла в пижаме. И денег с собой не взяла…

Аомамэ еще больше нахмурилась:

— Именно, — кивнула хозяйка. — Куда может отправиться ночью десятилетний ребенок — один, в пижаме, без денег? Да это просто немыслимо! Но я не считаю, будто произошла какая-то аномалия. Наоборот, нечто подобное должно было случиться рано или поздно. Вот почему я даже не пытаюсь разыскивать бедное дитя. А только сижу и разглядываю рыбок. — Хозяйка бросила взгляд на аквариум, затем снова обратила его к Аомамэ: — Просто я уже понимаю: искать ее бесполезно. Она теперь там, докуда нам не дотянуться…

Сказав так, старушка отняла руку от подбородка и выдохнула — так протяжно, словно сбрасывала все напряжение, что накопилось в душе. И бессильно уронила руку на колено.

— Но зачем ей было уходить? — удивилась Аомамэ. — Все-таки в приюте она под защитой, да и податься больше некуда…

— Зачем — не знаю. Но уверена, что гибель собаки сыграла роковую роль. Оказавшись здесь, малышка сразу полюбила этого пса, и тот сильно к девочке привязался. Они дружили неразлейвода. От его страшной, необъяснимой гибели девочку словно подменили. Да что там — все взрослые обитательницы приюта до сих пор в шоке! Но все-таки очень похоже, что убийство собаки — сигнал именно для малышки Цубасы.

— Сигнал? — подняла брови Аомамэ. — Какой же?

— «Ты не должна здесь находиться. Мы знаем, где ты. Уходи отсюда. Иначе с теми, кто тебя окружает, случится что-нибудь еще страшнее».

Пальцы хозяйки мерно постукивали по колену, словно отсчитывая секунды. Не говоря ни слова, Аомамэ ждала продолжения.

— Скорее всего, девочка поняла, о чем ее предупреждают, и решила уйти сама. Против собственного желания. Прекрасно понимая, что идти больше некуда. Но не уйти нельзя. Как представлю, что у бедняжки в голове творилось, просто с ума схожу… Чтобы десятилетний ребенок сам принял такое решение.

Аомамэ захотелось протянуть руки и сжать хозяйкины пальцы в своих. Но она сдержалась: разговор еще не закончен.

— Что говорить, — продолжала хозяйка, — для меня это страшный удар. Будто отрубили часть тела. Я ведь уже готовила документы на удочерение. Собиралась официально воспитать ее как родного ребенка. Понимала, что это непросто. Что если малышка так и не сможет прийти в себя, жаловаться будет некому. Но именно поэтому еще сильнее хотела попробовать. Хотя, если честно, здоровье в мои годы уже не то…

— Но вдруг она скоро вернется? — предположила Аомамэ. — Денег у нее нет, идти некуда…

— Хотелось бы верить, — бесстрастно проговорила хозяйка. — Но скорее всего, этому не бывать. Кто в десять лет решил уйти куда глаза глядят, как правило, не возвращается.

Извинившись, Аомамэ встала, подошла к столику, взяла бирюзовый стакан из резного стекла, налила себе холодного чаю. Пить совсем не хотелось. Просто нужен небольшой тайм-аут. Вернувшись и сев на диван, она отхлебнула чаю и поставила стакан на стол.

Лилия (ю'ри) в Японии обычно символизирует любую близость между женщинами — как сексуальную, так и просто романтическую.

Источник:

romanbook.ru

Terra Incognita

Мураками Х. 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Книга 2: июль-сентябрь

Тамару встретил Аомамэ у ворот. В темном летнем костюме и рубашке с галстуком. Без единой капельки пота на лице. Как такие верзилы умудряются не потеть в столь дикую жару, всегда оставалось для Аомамэ загадкой.

Завидев ее, Тамару коротко кивнул и буркнул что-то неразборчивое. Легкой беседы, какая обычно между ними завязывалась, на этот раз не последовало. Тамару прошагал по длинному коридору, не оглядываясь, — до самой двери в гостиную, где их ожидала хозяйка. Похоже, сегодня ему не хотелось общаться вообще ни с кем. Наверное, из-за смерти овчарки, подумала Аомамэ. Хоть он и сказал ей по телефону, что собаке замену найти несложно, свои подлинные чувства он просто скрывает. С этой псиной он прожил несколько лет душа в душу. И ее внезапную, необъяснимую гибель наверняка воспринял как трагедию, а то и как личный вызов.

Отворив дверь, Тамару пропустил гостью вперед, а сам застыл в проходе, ожидая указаний хозяйки.

— Напитков пока не нужно, — сказала та.

Мужчина кивнул и, закрыв за собою дверь, оставил женщин наедине. На столике сбоку от кресла хозяйки громоздился круглый аквариум с двумя рыбками. Самыми обычными, золотыми и банальной морской травой. Ничего удивительного, вот только… В этой просторной гостиной Аомамэ появлялась уже много раз, но рыбок видела здесь впервые. Тихонько работал кондиционер: по коже то и дело гулял едва ощутимый ветерок. За спиной хозяйки стояла ваза с тремя белоснежными лилиями. Большие, призывно распахнутые цветы напоминали диковинных существ из другого мира, замерших в медитации .

Слабым взмахом руки хозяйка пригласила девушку сесть. Аомамэ подошла и опустилась на диван напротив. Кружевная занавеска на окне, выходившем в сад, почти не спасала от летнего солнца. В его ярких лучах хозяйка выглядела неожиданно усталой и разбитой. Безвольно подпирая щеку узенькой ладонью, старушка утопала в огромном кресле. Глаза ее ввалились, морщин на шее стало чуть ли не вдвое больше. Уголки бледных губ и кончики длинных бровей, словно устав бороться с земным притяжением, сползли вниз до предела. Возможно, от замедленного тока крови кожа на ее лице и руках словно покрылась белой пыльцой. Казалось, будто с прошлого визига Аомамэ хозяйка состарилась лет на пять или шесть. И теперь у нее больше не было сил скрывать свою усталость от кого бы то ни было. Что и поражало сильнее всего. Обычно — по крайней мере, перед Аомамэ — старушка включала всю силу воли, чтобы выглядеть бодрой и подтянутой. И стоит отметить, до сих пор это ей удавалось практически на все сто.

Но теперь в этом доме многое изменилось, заметила Аомамэ. Даже свет в гостиной окрасился в другие тона. Не говоря уже о том, что рыбки в аквариуме крайне плохо сочетались с высокими потолками и антикварной мебелью.

Довольно долго хозяйка не говорила ни слова. Просто сидела, подперев щеку ладонью, и смотрела в одну точку. Хотя даже по ее лицу было ясно, что в этой точке ничего нет.

— Пить не хочешь? — наконец спросила старушка.

— Нет, спасибо, — ответила Аомамэ.

— Там чай со льдом. Захочешь — наливай…

На раскладном столике у двери стояли кувшин с чаем и три стакана резного стекла, каждый — своего цвета.

— Благодарю, — кивнула Аомамэ. Но осталась сидеть, ожидая продолжения.

Однако хозяйка опять замолчала. Возможно, просто оттягивала момент, когда истина, высказанная вслух, окончательно превратится в реальность. Старушка перевела взгляд на рыбок в аквариуме. И, наконец решившись, посмотрела на Аомамэ в упор.

— О смерти собаки, охранявшей приют, Тамару тебе уже рассказал?

— Дикая, непостижимая смерть… — Хозяйка поджала губы. — А теперь еще и малышка Цубаса пропала.

У Аомамэ вытянулось лицо:

— Исчезла куда-то. Кажется, прямо среди ночи. Утром ее никто уже не видел.

Кусая губы, Аомамэ пыталась что-нибудь сказать. Но подходящих слов на ум не приходило.

— Но… Ведь вы говорили, что девочку не оставляют одну! — воскликнула она. — И что в ее комнате всегда ночует еще кто-нибудь для надежности.

— Да, но странное дело: этой ночью женщина, которая с ней оставалась, уснула так крепко, что вообще ничего не слышала. Утром проснулась, а постель Цубасы пуста.

— Значит, ребенок пропал на следующую ночь после гибели пса? — уточнила Аомамэ.

— Пока не знаю, есть ли здесь какая-то связь… Но так и чудится, в этом есть что-то общее.

Блуждающий взгляд Аомамэ задержался на золотых рыбках. Хозяйка перехватила его и посмотрела туда же. Две рыбки, едва заметно шевеля плавниками, не спеша перемещались туда-сюда по стеклянному водоему. Лучи летнего солнца так чудно преломлялись в воде, что невольно казалось, будто подглядываешь за жизнью на дне океана.

— Этих золотых рыбок я купила для Цубасы, — объяснила хозяйка. — Здесь, в Адзабу, проходил праздник улицы, я вывела девочку погулять. Все-таки долго сидеть в четырех стенах вредно для здоровья. Тамару, конечно, всю дорогу был с нами. Вот там в одном магазинчике и купила рыбок, а заодно и аквариум. Уж очень они ей понравились. Когда поставила у нее в комнате, она целый день на них глядела, не отрываясь. А сегодня, когда малышка пропала, я забрала аквариум сюда. Тоже весь день гляжу и не могу отвести глаз. Ничего больше не делаю — просто сижу и смотрю. Как ни странно, это занятие никогда не надоедает. До сих пор не пробовала так долго и пристально разглядывать аквариумных рыб.

— Но куда же девочка могла уйти? — спросила Аомамэ. — У вас есть догадки?

— Ни малейших, — ответила хозяйка. — В ее жизни нет родных, у которых можно укрыться. Насколько я знаю, идти в этом мире ей совершенно некуда.

— А может, кто-то увел ее насильно? Об этом вы не думаете?

Хозяйка качнула головой — нервно и коротко, словно отгоняя назойливого комара.

— Нет, это исключено. Увести ее насильно никто не мог. Случись такое, проснулся бы весь приют. Кто-кто, а эти женщины спят всегда очень чутко. Я думаю, Цубаса ушла по собственной воле. На цыпочках, чтобы никто не услышал, спустилась по лестнице, тихонько отперла дверь и ушла. Как раз это я могу представить легко. Пройди она к воротам мимо сторожевого пса, тот и тявкнуть бы не посмел. Хотя собака умерла прошлой ночью. А девочка даже не переоделась. Хотя одежда была для нее приготовлена и сложена прямо у постели, она так и ушла в пижаме. И денег с собой не взяла…

Аомамэ еще больше нахмурилась:

— Именно, — кивнула хозяйка. — Куда может отправиться ночью десятилетний ребенок — один, в пижаме, без денег? Да это просто немыслимо! Но я не считаю, будто произошла какая-то аномалия. Наоборот, нечто подобное должно было случиться рано или поздно. Вот почему я даже не пытаюсь разыскивать бедное дитя. А только сижу и разглядываю рыбок. — Хозяйка бросила взгляд на аквариум, затем снова обратила его к Аомамэ: — Просто я уже понимаю: искать ее бесполезно. Она теперь там, докуда нам не дотянуться…

Сказав так, старушка отняла руку от подбородка и выдохнула — так протяжно, словно сбрасывала все напряжение, что накопилось в душе. И бессильно уронила руку на колено.

— Но зачем ей было уходить? — удивилась Аомамэ. — Все-таки в приюте она под защитой, да и податься больше некуда…

— Зачем — не знаю. Но уверена, что гибель собаки сыграла роковую роль. Оказавшись здесь, малышка сразу полюбила этого пса, и тот сильно к девочке привязался. Они дружили неразлейвода. От его страшной, необъяснимой гибели девочку словно подменили. Да что там — все взрослые обитательницы приюта до сих пор в шоке! Но все-таки очень похоже, что убийство собаки — сигнал именно для малышки Цубасы.

— Сигнал? — подняла брови Аомамэ. — Какой же?

— «Ты не должна здесь находиться. Мы знаем, где ты. Уходи отсюда. Иначе с теми, кто тебя окружает, случится что-нибудь еще страшнее».

Пальцы хозяйки мерно постукивали по колену, словно отсчитывая секунды. Не говоря ни слова, Аомамэ ждала продолжения.

— Скорее всего, девочка поняла, о чем ее предупреждают, и решила уйти сама. Против собственного желания. Прекрасно понимая, что идти больше некуда. Но не уйти нельзя. Как представлю, что' у бедняжки в голове творилось, просто с ума схожу… Чтобы десятилетний ребенок сам принял такое решение.

Аомамэ захотелось протянуть руки и сжать хозяйкины пальцы в своих. Но она сдержалась: разговор еще не закончен.

— Что говорить, — продолжала хозяйка, — для меня это страшный удар. Будто отрубили часть тела. Я ведь уже готовила документы на удочерение. Собиралась официально воспитать ее как родного ребенка. Понимала, что это непросто. Что если малышка так и не сможет прийти в себя, жаловаться будет некому. Но именно поэтому еще сильнее хотела попробовать. Хотя, если честно, здоровье в мои годы уже не то…

— Но вдруг она скоро вернется? — предположила Аомамэ. — Денег у нее нет, идти некуда…

— Хотелось бы верить, — бесстрастно проговорила хозяйка. — Но скорее всего, этому не бывать. Кто в десять лет решил уйти куда глаза глядят, как правило, не возвращается.

Извинившись, Аомамэ встала, подошла к столику, взяла бирюзовый стакан из резного стекла, налила себе холодного чаю. Пить совсем не хотелось. Просто нужен небольшой тайм-аут. Вернувшись и сев на диван, она отхлебнула чаю и поставила стакан на стол.

— На этом разговор о Цубасе закончим, — объявила хозяйка. И, словно подводя черту под темой беседы, распрямила спину и сцепила руки на коленях. — Поговорим об «Авангарде» и его Лидере. Я расскажу тебе все, что узнала. Это главное, ради чего ты сегодня здесь. В итоге ты сама поймешь, как и что здесь связано с малышкой Цубасой.

Аомамэ кивнула. Именно это она и ожидала услышать.

— Как я уже говорила, Лидера необходимо переправить в мир иной во что бы то ни стало. Это человеческое отродье постоянно насилует десятилетних девочек. Для него это ритуал. Девочки еще и понятия не имеют о менструациях. Для оправдания своих мерзостей он использует изобретенные им же самим религию и оккультную секту. О секте я постаралась узнать как можно подробнее. Поручила расследование нужным людям, оплатила их работу. Должна заметить, на это потребовалось куда больше усилий, чем я себе представляла. И гораздо больше денег. Но в итоге я смогла-таки вычислить всех четырех девочек, которых изуродовал этот мерзавец. Четвертой была малышка Цубаса.

Аомамэ взяла стакан, сделала еще глоток. Но вкуса чая не поняла. Ее рот словно набили ватой, которая не давала языку разобрать, что есть что.

— Детали пока неизвестны, — продолжала хозяйка, — но по меньшей мере две девочки из четырех по-прежнему живут в секте. Говорят, они — особы, приближенные к Лидеру, вроде жриц. Обычным членам секты увидеть их не дано. По своей воле они играют эти роли или просто не могут сбежать — пока неясно. Как и то, продолжает ли спать с ними Лидер. Но как бы там ни было, обе живут с этим чудовищем под одной крышей. Жилище Лидера изолировано от посторонних, ни один простой член секты не может к нему даже приблизиться. Что там творится — сплошная тайна не только для внешнего мира, но и для большинства сектантов.

Резной стакан совсем запотел. Хозяйка выдержала паузу и, глубоко вздохнув, продолжала:

— Впрочем, один факт известен наверняка. Самой первой из четырех жертв Лидера стала его собственная дочь.

Аомамэ перекорежило. Мышцы лица разъехались в стороны. Она пыталась что-то сказать, но слова застревали в горле, и голос не слушался.

— Да, — подтвердила хозяйка. — Считается, что именно родную дочь он изнасиловал прежде всех остальных. Семь лет назад, когда девочке только исполнилось десять.

Дело не только в собаке, догадалась Аомамэ. Исчезновение ребенка (к тому же чуть ли не самого близкого существа для мадам) — вот что уязвило Тамару до глубины души. Само собой, обвинять его в этом напрямую нельзя. Все-таки он — наемный работник и, если только нет особых поручений, каждый вечер возвращается домой, где занимается своими делами и спит. И гибель собаки, и пропажа Цубасы случились ночью, когда Тамару здесь не было, и защитить их в это время он никак не мог. Тем более, что его прямая обязанность — обеспечивать безопасность «Плакучей виллы» и лично ее хозяйки. Для охраны любых объектов снаружи, включая приют, у него просто не хватит рук. И все же, и все же… Сам Тамару был убежден, что оба происшествия — результат его недосмотра, а этого он простить себе не мог.

— Итак, — сказала хозяйка, — ты готова покончить с этим отродьем?

— Готова, — уверенно ответила Аомамэ.

— Это очень непростая работа, — продолжала хозяйка. — Хотя простой работы я тебе никогда не поручала. И все же это задание особенной сложности. Я со своей стороны предоставлю тебе все, что смогу. Насколько удастся обеспечить твою безопасность, пока не знаю. Но сейчас тебе придется рисковать гораздо больше, чем обычно.

— Очень не хочется подвергать тебя риску. Но если честно, ничего другого просто не остается.

— Ну что вы, — сказала Аомамэ. — Я сама не смогу жить спокойно, пока такие твари разгуливают по земле.

Хозяйка взяла со стола бокал, пригубила вина. И снова уставилась на рыбок в аквариуме.

— С давних пор обожаю херес жарким летом после обеда, — призналась она. — Холодные напитки в зной не люблю. А хереса выпью — расслабляюсь и засыпаю. Незаметно так. И когда открываю глаза, вокруг уже не жарко. Когда-нибудь, наверно, так и умру. Жарким днем выпью хереса — и сама не замечу, как засну, чтобы уже не проснуться.

Аомамэ тоже взяла свой бокал, отхлебнула совсем чуть— чуть. Вообще-то она никогда не любила херес. Но сейчас и правда захотелось чего-нибудь выпить. Херес, в отличие от чая, оказался очень конкретного вкуса. Алкоголем словно прошило язык насквозь.

— Скажи честно, — попросила хозяйка. — Боишься смерти?

Почти не задумываясь, Аомамэ покачала головой.

— Да нет, не особенно. В сравнении с тем, как я жила до сих пор, разница небольшая…

Хозяйка чуть заметно улыбнулась. Похоже, к ней возвращалась прежняя бодрость. Взгляд стал мягким, губы ожили. То ли ее так возбудила беседа с Аомамэ, то ли вино разогнало кровь по жилам, бог знает.

— Но ведь у тебя есть любимый человек?

— Да… Но вероятность нашей встречи слишком близка к нулю. А если я умру, этот ноль станет абсолютом.

— То есть ты считаешь, что вы с ним вряд ли пересечетесь. У тебя есть какие-то причины так думать?

— Причин особых нет, — пожала плечами Аомамэ. — Кроме, пожалуй, той, что я — это я.

— И ты со своей стороны не прилагаешь никаких усилий, чтобы это случилось?

Аомамэ покачала головой:

— Для меня главное — то, что он мне нужен, и очень сильно.

Несколько секунд хозяйка с интересом изучала лицо Аомамэ.

— А ты категорична, — сказала она.

— Пришлось стать, — парировала Аомамэ. И чисто для виду пригубила из бокала. — Не то чтобы очень хотелось…

Тишина затопила гостиную. Белые лилии задумчиво свесили головы, и только рыбки все шевелили плавниками в преломленном свете аквариума.

— Я могу устроить так, чтобы ты встретилась с Лидером один на один, — сказала хозяйка. — Это будет непросто и займет какое-то время, но в итоге я все организую. От тебя потребуется сделать то же, что и всегда. Однако после того, как все закончится, тебе придется исчезнуть. Сделать пластическую операцию. Уволиться с нынешней работы и уехать очень далеко. Сменить имя. В общем, бросить все, что у тебя сейчас есть, и стать другим человеком. За работу, само собой, ты получишь вознаграждение. Обо всем остальном позабочусь я. У тебя нет возражений?

— Я уже говорила: мне терять нечего, — ответила Аомамэ. — Работа, имя, нынешняя жизнь в Токио — все это дня меня уже не имеет смысла. Так что возражений нет.

— Даже не против, если тебе поменяют лицо?

— А что, можно сделать его симпатичнее?

— Если захочешь — можно, — серьезно сказала хозяйка. — Разумеется, лишь до определенной степени, но с учетом всех твоих пожеланий.

— Тогда бы и грудь переделать…

— Хорошая мысль, — согласилась хозяйка. — Для маскировки и это важно.

— Шучу, — вздохнула Аомамэ. — Грудь у меня, конечно, не ахти какая, но пускай остается как есть. И носить не тяжело, и новых лифчиков покупать не придется.

— Ну, этим добром я тебя обеспечу в любых количествах.

— Я опять пошутила, — призналась Аомамэ.

— Прости, — слабо улыбнулась хозяйка. — Слишком редко ты шутишь, я пока не привыкла…

— В общем, против пластической операции я не возражаю.

— Тебе придется порвать со всеми друзьями.

— У меня нет тех, кого я назвала бы друзьями, — сказала Аомамэ.

И тут же вспомнила об Аюми. Если я вдруг исчезну, подумала она, возможно, Аюми почувствует, что ее бросили. А может, и предали. Но у этой дружбы с самого начала не было будущего. Аомамэ ступила на опасную дорожку, сойдясь так тесно с женщиной-полицейским.

Источник:

territaland.ru

Мураками Х. 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Книга 2: июль-сентябрь в городе Иркутск

В нашем каталоге вы всегда сможете найти Мураками Х. 1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре. Книга 2: июль-сентябрь по разумной цене, сравнить цены, а также изучить другие книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка выполняется в любой город РФ, например: Иркутск, Москва, Оренбург.