Книжный каталог

Страсти человеческие. Любовь ( в футляре)

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

В книгу Любовь вошли романтические произведения классиков русской литературы: Первая любовь И. Тургенева, Олеся А. Куприна, Натали и Чистый понедельник И. Бунина.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
О-й. Поздняя любовь О-й. Поздняя любовь 2000 р. msk.kassir.ru В магазин >>
Татиана Орлова Во власти Амура. Сборник стихов Татиана Орлова Во власти Амура. Сборник стихов 400 р. litres.ru В магазин >>
Анхелес Мастретта Любовный недуг Анхелес Мастретта Любовный недуг 86 р. ozon.ru В магазин >>
Владимир Прохода Ещё не вечер Владимир Прохода Ещё не вечер 120 р. litres.ru В магазин >>
Ошо, Роуэн Дэвис Медитация, любовь и секс-танец твоего существа. От секса к сверхсознанию. Желания. Страсти. Фантазии. Гороскоп вашей сексуальности Ошо, Роуэн Дэвис Медитация, любовь и секс-танец твоего существа. От секса к сверхсознанию. Желания. Страсти. Фантазии. Гороскоп вашей сексуальности 1119 р. ozon.ru В магазин >>
Ангел Богданович Критические заметки (2) Ангел Богданович Критические заметки (2) 0 р. litres.ru В магазин >>
Ирина Туманова В омуте страсти Ирина Туманова В омуте страсти 149 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Рассказ Антона Чехова «Человек в футляре» - осуждение тиранической власти предрассудков, Чехов Антон

Рассказ Антона Чехова «Человек в футляре» — осуждение тиранической власти предрассудков

Тонкий звук лопнувшей струны, замирающий и печальный, подвода в степи и бездонное небо над ней, белый шпиц на ялтинской набережной рядом со своей хозяйкой… Вначале приходят неясные картины, образы, звуки и лишь затем — сюжетные линии, имена героев, названия чеховских рассказов и пьес. Воспоминания о Чехове сопровождает ощущение личности и глубины, трудноопределимое, но вполне отчетливое. Его мир кажется прозрачным и предельно открытым навстречу читателю. Устоявшиеся методы и средства анализа трудно применимы к его прозе и драматургии.

Традиционные предметы литературоведческого исследования — событие, характер, идея, особенности стиля и языка — утрачивают у Чехова свою значимость и весомость. У него нет характеров масштаба героев Толстого или Достоевского, его язык нейтрален, очищен от выбивающихся слов и нестандартных фраз. Таким образом, предмет исследования в мире Чехова становится размытым, почти исчезает. Остается — бездонное небо, море, степь, далекая линия горизонта.

Человек и мир в художественной системе Чехова не просто связаны между собой — они взаимопроникают, предельно сближаются друг с другом, делая полностью невозможным какой-либо взгляд со стороны, а следовательно, и определенную оценку мира человека.

Жанр — граница» отделяющие авторское «Я» от жизни, текущей на страницах его произведений. Одни его рассказы кажутся забавными юморесками, другие проникнуты драматическим, почти трагическим пафосом, третьи по стилю приближаются к бытовому очерку, четвертые несут в себе ярко выраженную лирическую струю. При этом рассказы сохраняют какую-то внутреннюю связь, воспринимаются не как разные жанры, а как единое по своей природе ощущение жизни человеком.

Мир Чехова существует в особом пограничном состоянии. На грани между миром и человеком, жизнью и смертью черта горизонта исчезает. С большой силой враждебность существующего порядка человеку показана в рассказе «Человек в футляре». Боязнь свободы и жизни, мертвенность беликовщины находит свое внешнее выражение в пристрастии героя ко всякого рода футлярам, которые оградили бы его от этой страшной ему действительности, не подчиняющейся предписаниям.

Самым важным и характерным признаком существующего строя Чехов считает отсутствие свободы, такой порядок, когда жизнь хотя и не запрещена циркулярно, но и не разрешена вполне. Эта полулегальная жизнь, лишенная свободы, накладывает на людей свой мертвенный отпечаток, и чем полнее подчиняется человек строю господствующих отношений, тем беднее его духовный мир, тем отчетливее видна на нем эта зловещая печать.

Образ Беликова говорит о тяжелом заболевании современного общества с его государственностью, собственностью и прочими основами. Он напоминает механические фигуры Щедрина. Его образ разработан гротескно, «футлярность» Беликова с возрастающей последовательностью распространена на весь его облик и все без исключения жизненные функции. Неизменные калоши я зонтик в любую погоду, все предметы в чехлах, темные очки, вата в ушах, гроб как идеальный футляр и так далее — все это признаки чрезмерности и подчеркнутости, вполне естественной для гротескного построения и противопоказанной образам бытового характера. Гротеск выводит образ из обычного и будничного ряда и придает ему обобщенный, почти символический смысл.

Футляр — это оболочка, защищающая человека от внешних влияний, отъединяющая его, позволяющая прятаться от действительной жизни. Древние языки — футляр, защищающий от современности; любовь к порядку, к ясным и точным запрещениям — футляр для мысли. Все это вместе взятое — олицетворение консервативной, охранительной силы. «Вы должны с уважением относиться к властям!» — говорит футлярный человек и сам осуществляет власть. Он держит в подчинении город, его все боятся и с какой-то странной, необъяснимой покорностью повинуются ему, оставаясь в душе людьми порядочными, мыслящими, поклонниками Тургенева и Щедрина. Возникает ощущение гипноза, внушения или самовнушения. В жизни людей гипноз вообще играет большую роль; Чехов подчеркивает это, говоря о любовных делах и особенно о женитьбе.

Беликов болезненно слаб, робок, одинок и страдает от этого одиночества, он находится в постоянной тревоге, патологически подвержен страху, он боится не только посторонних, но даже слугу Афанасия, который настолько сродни своему барину, что беспрерывно и без всякого повода бормочет одно и то же: «Много уж их нынче развелось!» Вот, значит, в чем природа власти по Чехову: она — в подчинении не силе, а слабости. Власти уже, в сущности, нет, есть ее призрак, ее подобие, достаточно очнуться от самовнушения, и Беликова не станет. Человек, свободный от наваждения, столкнул Беликова с лестницы, и тот умер. Рассказчик понимает, что Беликов был по-своему несчастен, он страдал, как люди, но не был живым человеком, своего идеала он достиг в смерти. Поэтому рассказчик не жалеет его и с жестокой откровенностью говорит: «Признаюсь, хоронить таких людей, как Беликов, — это большое удовольствие», — горько сожалея, что их еще осталось много.

Смерть Беликова — это еще не свобода, а только намек на нее, только «слабая надежда на ее возможность». Чехов не обещает легкой и быстрой победы над беликов-щиной, но дает своим героям трезвое понимание эфемерности силы, их угнетающей, и возможности не подчиняться ей. Однако инерция рабского подчинения жива в душах людей. Даже учитель Буркин, раскрывший в своем рассказе сущность беликовщины, не идет далеко в своих выводах. «Вернулись мы с кладбища в добром расположении. Но прошло не более недели, и жизнь потекла по-прежнему, такая же суровая, утомительная, бестолковая жизнь, не запрещенная циркулярно, но и не разрешенная вполне; не стало лучше», — размышляет Буркин.

«То-то вот оно и есть, — высказывается Иван Иваныч. — А разве то, что мы живем в городе в духоте, в тесноте, пишем ненужные бумаги, играем в винт — разве это не футляр? А то, что мы проводим всю жизнь среди бездельников, сутяг, глупых, праздных женщин, говорим и слушаем разный вздор — разве это не футляр. »

Футлярность в понимании героев неожиданно обретает гораздо более общий смысл, чем это представлялось вначале. Футлярность как явление оказывается присуща не столько отдельному человеку, Беликову, сколько жизни как таковой. Граница, которой Беликов обособил себя от мира, вдруг раздвигается до таких пределов, что вбирает внутрь себя тот мир, от которого она отделила человека. И уже нет горизонта, нет границы между жизнью и смертью.

Нет, больше жить так нельзя, — эти слова можно поставить эпиграфом к зрелому творчеству Чехова. Обоснованию, доказательству этого вывода посвящает он все свои произведения второй половины 90-х годов. Каждое из них, воспроизводя перед нами ту или иную сторону социальной действительности, рисуя самые различные человеческие характеры и судьбы, вновь и вновь приводит нас к мысли о глубочайшей враждебности человеку всего строя господствующих отношений, при котором может быть лишь свобода порабощения слабого, свобода стяжательства, свобода подавления истинно человеческих чувств и стремлений. И такая «свобода» устраивает многих. Истинная драма в том и состоит, что люди приспосабливаются к этим условиям и живут припеваючи, чувствуя себя довольными и счастливыми.

Чехов создал беспокойное искусство, взывавшее к совести и требовавшее от каждого пересмотра собственной жизни, возрождения, воскресения в самом широком смысле этого слова. Чехов приучал людей видеть неблагополучие жизни даже там, где его нельзя увидеть простым глазом, даже за чертой жизненного горизонта.

Чехов дорог нам потому, что он не утратил своего назначения, и круг непосредственно поставленных им нравственных и социальных проблем не стал уже. Чехов, как и прежде, учит нас понимать зловещую роль в жизни человека и человеческого общества не только предпринимательства и хищничества, и сегодня являющихся основой так называемого «свободного мира», но и мещанства, мелкого собственничества, власти над человеком маленьких нештукатуреных домов, горшочков со сметаной, страсти к накопительству, обывательской сытости и пошлости. Нарисованная им с потрясающей силой трагедия человеческого существования в условиях обывательского довольства и безыдейности, убеждение, что человеку нужен не замкнутый домашний и дачный уют мещанского счастья, а «весь земной шар, вся природа, где на просторе он мог бы проявить все свойства и особенности своего свободного духа», — помогают воспитывать человека, раздвигают горизонт его сознания.

Чехов жив, он борется вместе с нами, и его светлая мечта о прекрасном, гармоничном человеке все еще остается путеводной звездой для многих и многих миллионов людей на всем земном шаре.

Источник:

school-essay.ru

Проблема «футлярности» в маленькой трилогии Чехова («Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви»)

Проблема «футлярности» в маленькой трилогии Чехова («Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви»).

Повесть Чехова «Палата № 6»: специфика конфликта «открытия».

В 90-е годы XIX века Антоном Павловичем Чеховым был написан один из самых значительных рассказов — «Палата №6» — произведение, относящееся к позднему творчеству писателя. В нем уже нет иронии и сарказма, характерных для раннего периода; на первом плане теперь серьезные и глубокие проблемы русского общества того времени. «Палата №6» — рассказ, где и герои, и обстановка, и весь смысл очень символичны. Действие происходит в убогом флигеле, огороженном «серым больничным забором с гвоздями», в комнате, «обезображенной железными решетками». Такое описание условий жизни подготавливает читателя к пониманию той безвыходной ситуации, в которой оказывается главный герой.В центре рассказа — представитель интеллигенции доктор Рагин — «замечательный человек в своем роде». Замечателен он тем, что в силу своего ума способен видеть зло и несправедливость мира, в котором живет, и относится к этому безразлично. Его пассивность и равнодушие возмущают автора, заставляют доктора на практике проверить свои принципы, доказать свою правоту.Антиподом Андрея Ефимыча, как ни странно, выступает сумасшедший Иван Громов — представитель интеллигенции, страдающий манией преследования. Живущий в «безнравственном учреждении, в высшей степени вредном для здоровья», он единственный бездушно и интуитивно выступает против насилия и неправды. Честный и благородный Иван Дмитрич привлекает Рагина своими суждениями о жизни, любви, будущем. Он говорит о себе: «Я не мудрец и не философ», но рассуждения его более чем верны. Простые истины Громова опровергают всю ту «философию», которой жил доктор Андрей Ефимыч, указывают на его паразитическое существование. Спор Ивана Дмитрича с доктором продолжается недолго. За спокойствие и бездействие Рагин жестоко наказан; лишь в палате для умалишенных наступает запоздавшее прозрение. Герой становится жертвой собственной пассивности, но протест теперь бессмыслен, а восстановить справедливость уже невозможно. Рагин умирает от нравственной и физической боли, но смерть его, в отличие от всей жизни, обретает смысл. Она — пробуждение героя от долгого и бесцельного существования, от равнодушия к волнению, беспокойству и чужому страданию, от собственного пассивного отношения к истине, добру и правде. Он наказан за «лень, факирство, сонную дурь», за то, что видел «всеобщее безумие, бездарность, тупость» и принимал их.

Проблема «футлярности» в маленькой трилогии Чехова («Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви»).

В конце 90-ых Чехов создал "маленькую трилогию", объединившую три рассказа: "Человек в футляре", "Крыжовник", "О любви". Эти рассказы связаны между собой общей темой — темой неприятия футляра, каким бы он ни был. "Человек в футляре"Наиболее важным произведением, относящимся к теме "футлярной жизни" и давшим ей название, является рассказ "Человек в футляре", написанный в 1898 году. Этот рассказ представляет собой сочетание социальной сатиры, материала, связанного с определенной исторической эпохой, и философских обобщений вечных, общечеловеческих вопросов. И название рассказа, и имя его главного героя сразу же были восприняты как социальное обобщение. Главный герой, учитель гимназии Беликов, настолько боится неурядиц, что постоянно хочет спрятаться от жизни, он пытается защититься от "внешних влияний" с помощью каких-либо защитных приспособлений: он постоянно носит черные очки; закладывает уши ватой; в любую погоду надевает калоши, перчатки и не расстается с зонтиком; часы, перочинный ножик прячет в "чехлы". В гимназии он преподает древнегреческий язык, что глубоко символично, ибо в мертвом языке все раз и навсегда подчинено строгим правилам.Даже свои мысли Беликов также стремится спрятать в футляр, скорее всего, опять же из опасения "как бы чего не вышло". Из описания простого гимназического учителя вырастают точно обозначенные приметы эпохи: тщательно скрываемая мысль, которую стараются поглубже запрятать в футляр; полное запрещение какой бы то ни было общественной деятельности; расцвет шпионства и доносов. Итогом всего этого, его прямым следствием является всеобщий страх. Беликов угнетал учителей, давил на всех, они стали бояться всего, подчинялись, терпели. Описание поведения и привычек Беликова содержит парадокс: человек, который должен был бы чувствовать себя наиболее привычно в среде, им же самим создаваемой, в нравах, им насаждаемых, он первый же и страдает от них. Тот самый Беликов, которого все так боятся, не может даже спокойно спать по ночам. Ему страшно даже в своем футляре, он боится своего повара Афанасия, воров и думает, "как бы чего не вышло". Такой жалкой "футлярной жизни" противопоставлена в рассказе другая жизнь, вольная, наполненная движением и смехом. Эту жизнь олицетворяет в рассказе Варенька Коваленко, сестра нового учителя истории и географии. Любовь также может являться своеобразным футляром, как, например, она становится им для Оленьки Племянниковой (рассказ "Душечка"). На первый взгляд кажется, будто в душе человека в футляре проявились наконец-то хоть какие-то человеческие слабости и чувства."Крыжовник"В этом рассказе показан еще один вариант "футлярного" существования. Герой произведения - Николай Иваныч Чимши-Гималайский. Все его помыслы направлены на приобретение усадьбы с огородом, в котором растет крыжовник. Чехов снова использует прием "говорящей" фамилии. Нелепая двойная фамилия усиливает пародийность образа. В описании Николая Иваныча Чехов использует сатирические приемы, что способствует созданию отталкивающего образа: ."О любви".Герои последнего рассказа из "маленькой трилогии" любили искренне и глубоко, но боялись обнаружить свои чувства. Рассказ "О любви" наталкивает читателя на размышления о сложности и непостижимости человеческих чувств. Герои рассказа ведут пространные разговоры о любви, словно пытаясь понять это сложное и многогранное явление. В самом начале разговор основывается на рассказе о любви Пелагеи к повару Никанору. Повар был пьяницей, к тому же обладал буйным нравом, что, однако, не помешало женщине искренне и со всей преданностью любить его. Именно поэтому у говорящих возникает вполне закономерный вопрос "Как зарождается любовь, почему Пелагея не полюбила кого-нибудь другого, более подходящего к ней по ее душевным и внешним качествам, а полюбила именно Никанора?". Обсуждая подобные вопросы, все присутствующие так и не приходят к какому-то определенному выводу. Человек загнан обществом в "футляр". И особенно хорошо Чехов демонстрирует это на примере Алехина, который, казалось бы, хочет изменить свою однообразную жизнь, вырваться из "футляра", но в то же время не решается расстаться со спокойствием и удобствами устоявшейся жизни. Анна Алексеевна тоже предпочитает "футлярное" существование и не решается на перемены. Она хочет любви, но серая, привычная жизнь с мужем и детьми ближе и понятнее ей, чем новая, в которой, скорее всего, она будет отвергнута обществом, не прощающим любых попыток разрушить существующие порядки.

Источник:

mykonspekts.ru

Мечта о красоте человеческих отношений и осуждение пошлости и бездуховности в рассказах Чехова

Мечта о красоте человеческих отношений и осуждение пошлости и бездуховности в рассказах Чехова.

Осуждению духовного застоя, убожества обывательской жизни, собственнического счастья посвящена “Маленькая трилогия”, включающая рассказы “Человек в футляре”, “Крыжовник”, “О любви”. Герои этих рассказов отказываются от общественных идеалов, а это влечет за собой и их моральное падение.

На примере Беликова (“Человек в футляре”) Чехов показывает, что из среды интеллигенции, равнодушной и пассивной, нередко выходили и убежденные защитники мракобесия. По мнению писателя, это закономерно: кто не борется за новое, за справедливость, тот рано или поздно оказывается ревнителем отжившего, косного. В образе Беликова Чехов дал символический тип человека, который сам всего боится и держит в страхе всех окружающих. Классической формулой трусости стали бе-ликовские слова: “Как бы чего не вышло!” Буркин, рассказавший об учителе Беликове, отмечает: “Под влиянием таких людей, как Беликов, за последние десять — пятнадцать лет в нашем городе стали бояться всего. Боятся громко говорить, посылать письма, знакомиться, читать книги, боятся помогать бедным, учить грамоте”. И в этом была опасность беликовых для общества: они душили все живое, воплощая косность, стремление остановить жизнь, опутать ее паутиной мещанства.

Как духовного брата Беликова мы воспринимаем героя рассказа “Крыжовник” Николая Ивановича Чимшу-Гималайского, все жизненные помыслы которого свелись к приобретению усадьбы с крыжовником. Эта усадьба, собственнические интересы стали для него своеобразным футляром, в котором он отгородился от окружающего мира. На пути к воплощению своей “голубой мечты” Николай Иванович растерял все человеческое, оскотинился, даже внешность его изменилась: “постарел, располнел, обрюзг; щеки, нос и губы тянутся вперед, — того и гляди хрюкнет в одеяло”. Став владельцем имения, прежний работяга-чиновник превратился в настоящего барина, говорящего важным тоном, “точно министр”. И взгляды, и высказывания его стали реакционными, вроде: “Образование необходимо, но для народа оно преждевременно”.

Иван Иванович, рассказывая о брате то с насмешкой, то с тоской и гневом, обращается к молодому поколению: “Пока молоды, сильны, бодры, не уставайте делать добро! . если в жизни есть смысл и цель, то смысл этот и цель вовсе не в нашем счастье, а в чем-то более разумном и великом. Делайте добро!”

Еще одному аспекту темы духовного оскудения русской интеллигенции 80—90-х годов посвящен рассказ “О любви”. В нем Чехов повествует о разбитом счастье, о том, как погибли тихая, грустная любовь и вся жизнь милого, интеллигентного человека, погрязшего в мелких хозяйственных заботах. Алехин духовно гибнет сам и невольно губит жизнь любимой женщины.

Своей “Маленькой трилогией” Чехов подводит читателя к неизбежному выводу, прозвучавшему в словах Ивана Ивановича: “Видеть и слышать, как лгут. и тебя же называют дураком за то, что ты терпишь эту ложь; сносить обиды, унижения, не сметь открыто заявить, что ты на стороне честных, свободных людей, и самому лгать, улыбаться, и все это из-за куска хлеба, из-за теплого угла, из-за какого-нибудь чинишки, которому грош цена,— нет, больше жить так невозможно”.

В рассказе “Ионыч”, который близок по тематике к “Маленькой трилогии”, Чехов раскрывает общественные причины духовного оскудения значительной части интеллигенции России в 90-е годы.

Герой рассказа Дмитрий Ионыч Старцев — земский врач, мечтающий честно служить людям. Милый и приятный молодой человек, он ненавидит обывательщину. Но поселившись в горо де, где самые приятные и образованные люди оказываются мелкими, ограниченными, пошлыми, Старцев не нашел в себе сил противостоять застою, косности, мещанству. Все повествование писателя развертывается так, чтобы показать, как постепенно опустошается душа Старцева, превращающегося из интеллигента в обывателя. Страсть к обогащению вытеснила интерес к людям, профессии, чувство к Екатерине Ивановне Туркиной. Так завершился процесс превращения неглупого человека в стяжателя, довольствующегося тусклой, обыденной жизнью. Виновата среда, в которой нет места живым интересам, но виноват и сам герой, не сумевший противостоять обывательскому окружению. Были в конце XIX века прогрессивно настроенные люди в России, начинали борьбу за иную, новую жизнь, но Старцев далек от них, у него не оказалось хоть сколько-нибудь высокой цели в жизни. Да он ее и не искал.

В каждом человеке Чехов стремился видеть высокие нравственные идеалы. Каждый должен воспитывать себя: избавляться от недостатков, повышать культуру. “В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли”,— говорил он; к этому он стремился и сам.

Все, кто знал его, восхищались его спокойным, необыкновенно отзывчивым и честным характером, умением хорошо повеселиться и плодотворно поработать, желанием как можно больше сделать в жизни. Высшим злом Чехов считал ложь. Он писал брату: “Не лгать в пустяках. Ложь оскорбительна для слушателя и опошляет его в глазах говорящего”. И самое важное условие для того, чтобы не прожить обывателем скучную мещанскую жизнь, не погрязнуть в пошлости,— честный творческий труд. “Надо поставить свою жизнь в такие условия, чтобы труд был необходим. Без труда не может быть чистой и радостной жизни”,— учил этот великий гуманист.

До конца своей короткой жизни, зная, что смертельно болен, Антон Павлович Чехов учил доброму, чистому, вечному, учил оставаться человеком и в хорошем, и в плохом — в любой ситуации.

Источник:

megapredmet.ru

Образы - футлярных - людей в - маленькой трилогии - А

Образы "футлярных" людей в "маленькой трилогии" А.П. Чехова

Многие современники А. П. Чехова сетовали на то, что главная черта чеховских рассказов - это неопределенность и незавершенность, неясность того, что будет дальше, и отсутствие анализа причин того, что произошло. Один критик проницательно заметил, что «это не отсутствие художественного конца -- это бесконечность, та победительная, жизнеутверждающая бесконечность, которая неизменно открывается нам во всяком создании подлинного искусства.. Очень часто Чехов обнаруживает в самых, казалось бы, заурядных людях неожиданные для читателей бесконечность, неисчерпаемость внутреннего мира. Именно так происходит, например, в рассказе «Душечка». Но непредсказуемость человека очень часто оборачивается разочарованием, когда человек вдруг, без каких-либо внешних причин, замыкается в себе и, как ни парадоксально, из-за этого себя теряет, тонет в мелкой, повседневной жизни. Именно этой теме посвящена трилогия, включающая рассказы «О любви», «Крыжовник» , «Человек в футляре», которые я и рассмотрю в этом сочинении.

В рассказе «О любви» герой Алехин повествует собеседникам о неудачной истории своей любви: живя в деревне, он познакомился со своими соседями Лугановичами - супружеской парой - и полюбил Анну Алексеевну, которая также ответила ему взаимностью. Но эта любовь ничем не заканчивается в итоге: герои расстаются в вагоне поезда, увозящего Анну Алексеевну на курорт, понимая, что все потеряли, попусту потратив данное им время.

На первый взгляд, тема «футлярности» - отнюдь не центральная в этом рассказе. Однако, присмотревшись к героям и их участию во всех событиях повнимательнее, читатель обнаруживает большую сложность проблемы. Так или иначе, «футлярными» оказываются все герои этого рассказа.

Так, Алехин предстает образованным, умным человеком, тонко чувствующим и умеющим размышлять. Однако на протяжении всех отношений с Анной Алексеевной он притворяется только ее другом, не может и не хочет найти нужные слова, чтобы прояснить истинную природу того, что происходит между ними. И не последнюю роль здесь играет тот факт, что Анна Алексеевна замужем, а значит, признание в любви неизбежно повлечет за собой необходимость что-то менять, брать на себя ответственность за себя и за нее, за принятое решение. Решение возникшей проблемы - как раз то, что Алехин не в состоянии сделать, все время опасаясь, «как бы чего не вышло». Замкнутость на себе и в себе не позволяет ему пойти на объяснение с любимой женщиной - легче оказывается потерять любовь, чем принять решение и выйти за границы своей «скорлупы», своего «футляра». Так, личность Алехина по природе своей неоднозначна: он действительно является человеком образованным и интеллигентным, но одновременно закрытым от мира и от другого человека. Его раздвоенность проявляется и в противоположных оценках Лугановича. Кроме того, Алехин оказывается не способен увидеть, что Луганович также «футлярный» человек, который отличается от героя рассказа «Человек в футляре» Беликова только тем, что когда-то решился жениться.

Герой рассказа «Крыжовник» долгие годы страстно стремился приобрести свое собственное имение, «есть на зеленой травке, спать на солнышке. глядеть на поле и лес». На это он кладет свою жизнь: служа чиновником, Николай Иванович Чимша - Гималайский всеми силами стремится накопить денег, чтобы приобрести свое собственное хозяйство. Его мечта в итоге сбывается, к несчастью для него: герой деградирует, перед этим сводит в гроб жену скупостью и экономией, теряет все, что имел когда-то.

Когда брат приезжает в имение повидать его, то герой уже стал похож на толстую, жирную свинью - «того и гляди хрюкнет в одеяло». И все вокруг него - и собака, и кухарка - похожи на свиней. Однако и Иван Иванович является своего рода «футлярным» человеком, он вглядывается в новый образ Николая Ивановича, как в зеркало. Будучи человеком достаточно внутренне богатым, он ясно видит за внешним совершенным довольством брата безграничную узость, ущербность и уродливость. Очень важным является тот факт, что не только брат Ивана Ивановича претерпевает фатальные изменения личности, глубинная причина которых в том, что он закрыт от всех, но и сам Иван Иванович является человеком, который этому миру неоткрыт. Как образец поведения и единственную возможность существования он провозглашает драматизм, невозможность гармонии. Герой принципиально не доверяет человеческой личности, возлагая надежды только на возможность какого-то абстрактного счастья. И читатель может предположить, что одна из причин того, что случилось с его братом, состоит в том, что когда-то сам Иван Иванович не захотел пойти на контакт с ним, услышать его, тем самым подтолкнув его к «футлярности».

Последним рассказом в трилогии является «Человек в футляре». В этом произведении масштабы закрытости, степень «футлярности» человека показана Чеховым как доведенная до своего апогея в образе главного героя - учителя словесности Беликова. Этот герой максимально ушел в себя - настолько, что парадоксальным образом стал тираном для всех окружающих, так что на его похоронах все внезапно чувствуют освобождение. Ситуация усугубляется тем, что Чехов делает своего героя учителем словесности. Такая профессия предполагает открытость к людям (иначе невозможно донести что-то до другого) и слову (или же человек никогда по-настоящему не поймет и не почувствует свой предмет), Беликов же отстранен от всех и всего настолько, насколько это оказывается в его силах. Герою предоставляется шанс изменить и себя, и свою жизнь, когда он знакомится с Варварой. Однако на такой кардинальный шаг герой не отваживается - его не хватает на это, он уже слишком глубоко и безвозвратно ушел в себя, замкнулся от всех и всего.

Исчезает близость между братьями, не складываются отношения влюбленных, гибнет от своей «футлярности» Беликов, нет настоящего понимания и между рассказчиками. Тема «футлярности» у Чехова - это тема отсутствия контакта и понимания между людьми, которые, замкнувшись в себе, уйдя в «футляр», оказываются не способными к близости с другим человеком и миром.

52911 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу "одно сочинение в одну школу":

В чём заключается конфликт рассказа А.П.Чехова «Крыжовник»?

Любовь как порок и как высшая духовная ценность в русской прозе 20 в. (по произведениям А.П. Чехова, И.А. Бунина, А.И. Куприна)

Почему хоронить таких людей, как Беликов, большое удовольствие? (по рассказу А.П. Чехова «Человек в футляре»)

/ Сочинения / Чехов А.П. / Человек в футляре / Образы "футлярных" людей в "маленькой трилогии" А.П. Чехова

Смотрите также по произведению "Человек в футляре":

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

Источник:

www.litra.ru

Страсти человеческие. Любовь ( в футляре) в городе Казань

В этом каталоге вы можете найти Страсти человеческие. Любовь ( в футляре) по разумной стоимости, сравнить цены, а также изучить иные предложения в категории Культура и искусство. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка осуществляется в любой населённый пункт России, например: Казань, Чебоксары, Самара.