Книжный каталог

Коллектив авторов Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Борьба с терроризмом и сепаратизмом. Восстания и мятежи. Превентивная война. Военизированная колонизация. Зачистка территорий. Все это – далеко не изобретения ХХ и ХХI веков. Основы того, что мы называем «искусством войны» сегодня, были заложены еще гениальными полководцами Греции и Рима. Мудрый Перикл, гений Пелопоннесской войны. Дальновидный Эпаминонд, ликвидировавший спартанскую гегемонию. Неистовый Александр, к ногам которого царства Востока падали, точно спелые яблоки. Холодный, расчетливый и умный Юлий Цезарь, безошибочно чувствующий любую слабость противника. Что нового каждый из них привнес в искусство военной стратегии и тактики, чем обессмертил свое имя? Об этом – и многом другом – рассказывается в увлекательном сборнике под редакцией известного специалиста по античной военной истории Виктора Д. Хэнсона.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Эндрюс Э. Древние греки. От возвышения Афин в эпоху греко-персидских войн до македонского завоевания Эндрюс Э. Древние греки. От возвышения Афин в эпоху греко-персидских войн до македонского завоевания 426 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Хэнсон В. Творцы античной стратегии Хэнсон В. Творцы античной стратегии 77 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Бернард Лоу Монтгомери Краткая история военных сражений Бернард Лоу Монтгомери Краткая история военных сражений 99.9 р. litres.ru В магазин >>
Коллектив авторов Греко-римская борьба для начинающих Коллектив авторов Греко-римская борьба для начинающих 49.9 р. litres.ru В магазин >>
Бауэр С. История Древнего мира. От истоков цивилизации до падения Рима Бауэр С. История Древнего мира. От истоков цивилизации до падения Рима 861 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Терешина М. (ред.) События, изменившие мир. От падения Рима до империи Apple Терешина М. (ред.) События, изменившие мир. От падения Рима до империи Apple 1747 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Я. Э. Голосовкер Антология античной лирики в русских переводах. Том 3. Лирика Рима Я. Э. Голосовкер Антология античной лирики в русских переводах. Том 3. Лирика Рима 559 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать онлайн Творцы античной стратегии

Читать онлайн "Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима" автора Авторов коллектив - RuLit - Страница 13

Однако, пусть афиняне плохо понимали мотивы и идеалы сверхдержавы, которая им угрожала, персы, в свою очередь, пребывали в роковом неведении относительно сути демократии. Для стратегов, которым поручили подавить восстание ионийских городов, в новой форме правления не было ничего особенного; им казалось, что она разве что усилила фракционные настроения, которые существенно облегчили покорение яуна. В 494 г. до н. э., в решающем столкновении у крошечного островка Ладе, персидские шпионы и имперские навархи, персидские взятки и боевые корабли, что называется, на пару обеспечили окончательное поражение ионийских повстанцев. Четыре года спустя подготовка к экспедиции против Афин началась на основе того же исходного допущения: что соперничающие группировки вражеских городов в конечном счете обрекут афинян на гибель. Отнюдь не совпадением объясняется, например, что Датис, командир персидского экспедиционного корпуса, был ветераном Ионийской кампании; такой полководец понимал, как думают и действуют яуна, и даже мог произнести несколько слов на греческом. Кроме того, в состав отряда включили Гиппия, свергнутого Писистратида, который не уставал заверять Датиса в радушном приеме афинян; эта кандидатура как нельзя лучше отражала одержимость персов поисками коллаборационистов среди «туземной» элиты. Но на сей раз, как показали последующие события, они фатальным образом просчитались. Их разведывательные данные были не то чтобы бесполезными, они попросту устарели.

Афинское войско, вышедшее навстречу персам на равнину Марафон, заблокировало дорогу, что вела к городу (примерно в двадцати милях к югу) – и не разбежалось, как флот ионийских повстанцев при Ладе. Да, по Афинам уже давно бродили пугающие слухи о «пятой колонне» и горожанах, подкупленных золотом Великого царя, но именно осведомленность афинян о возможных опасностях побудила их выйти из-за городских стен на открытое место. При осаде, в конце концов, изменники наверняка бы изыскали способ открыть ворота врагу, а вот на поле брани греческий стиль боя, когда воины двигались бок о бок сомкнутым строем, означал, что все либо сражаются воедино, либо погибают вместе, и всякий, кто хочет жить, даже потенциальный предатель, не имел иного выбора, кроме как взять копье и щит и биться за общую победу. Короче говоря, боевой порядок греков при Марафоне было не подкупить. Надо отдать должное Датису, который в итоге это признал, но все же он не отказался от убеждения, что у каждого греческого полиса есть своя цена. Выждав несколько дней, он решил покончить с помехой на своем пути. Разделив войско, он отправил значительные силы, в том числе, почти наверняка, конницу – вдоль побережья Аттики, чтобы попробовать напугать афинян угрозой десанта в гавани их города. Но именно этот маневр подарил афинянам шанс на победу. Вопреки всем ожиданиям, двинувшись на врага, которого по всей ойкумене признавали непобедимым, пересекая равнину, которая для многих афинян должна была оказаться гибельной, они напали на войско, с каким прежде ни одна греческая армия не отваживалась сходиться в открытом бою. Наградой за их мужество стала славная, обретшая бессмертие в веках победа. По-прежнему опасаясь предательства, измученные и покрытые кровью с головы до ног победители не тратили времени на наслаждение триумфом. Вместо этого, в разгар жаркого дня, они поспешили обратно в Афины, «со всех ног», как уточняет Геродот[16]. Они подоспели в самый подходящий момент, поскольку вскоре после их прибытия появились и персидские корабли, двинувшиеся в сторону порта. Несколько часов эти корабли стояли на якорях у входа в гавань, а с заходом солнца вдруг подняли якоря, развернулись и уплыли прочь. Угроза вторжения миновала – во всяком случае, на этот раз.

Конечно, нет никаких сомнений: Афины на равнине Марафон спасло, в первую очередь, упорство горожан, не просто мужество, но и рвение, с каким они обрушились на врага, удар тяжелых копий и щитов по противнику, облаченному, самое большее, в стеганые куртки и вооруженному, в большинстве своем, лишь луками и пращами. И все же в тот роковой день при Марафоне сошлись не только плоть и металл: Марафон также оказался «испытанием стереотипов», которых обе стороны придерживались в отношении друг друга. Афиняне, отказавшись играть роль, назначенную им персидскими «манипуляторами», должным образом убедили себя раз и навсегда, что ключевые понятия демократии – братство, равенство, свобода – могут на деле оказаться чем-то большим, нежели просто словами. Одновременно сверхдержава, столь долго мнившаяся непобедимой, выставила себя колоссом на глиняных ногах. Персов, как выяснилось, все-таки можно одолеть. «Варвары» – так называли их ионийцы, то есть люди, язык которых воспринимался как тарабарщина, неразборчивое «ба-ба-ба»; и после Марафона это обозначение подхватили и афиняне. Это слово идеально передавало их страх перед силой, которой они были вынуждены противостоять в день своей грандиозной победы: иноземцы, бурлящие бесчисленные орды, явившиеся, чтобы погубить Аттику. Вдобавок слово «варвары», в итоге боя, получило и уничижительный оттенок с намеком на насмешку. Уверенность в себе, в целом, позволила Афинам встать вровень со сверхдержавой.

Источник:

www.rulit.me

Творцы античной стратегии

«Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима» (Коллектив авторов, Хэнсон В.) - скачать книгу бесплатно без регистрации

Поделиться ссылкой на книгу!

Борьба с терроризмом и сепаратизмом. Восстания и мятежи. Превентивная война. Военизированная колонизация. Зачистка территорий.

Все это – далеко не изобретения ХХ и ХХI веков. Основы того, что мы называем «искусством войны» сегодня, были заложены еще гениальными полководцами Греции и Рима.

Мудрый Перикл, гений Пелопоннесской войны.

Дальновидный Эпаминонд, ликвидировавший спартанскую гегемонию.

Неистовый Александр, к ногам которого царства Востока падали, точно спелые яблоки.

Холодный, расчетливый и умный Юлий Цезарь, безошибочно чувствующий любую слабость противника.

Что нового каждый из них привнес в искусство военной стратегии и тактики, чем обессмертил свое имя?

Об этом – и многом другом – рассказывается в увлекательном сборнике под редакцией известного специалиста по античной военной истории Виктора Д. Хэнсона.

Правообладателям! Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

Книга А. Вильма «Коралловые четки», романтический и фантастический «астральный триллер», была выпущена в свое время в легендарной серии «Библиотека ужаса», давно приобрела статус библиографической редкости и в настоящем издании впервые возвращается к читателю.

Под псевдонимом «Антуан Вильм» выступал французский юрист и медик Ж. Максвелл (1858–1938); в романе он изобразил самого себя в образе доктора Эрто, ученого и исследователя паранормальных явлений.

  • В своей остросюжетной книге полковник МВД продолжает рассказывать о герое первой книги, члене команды разведывательно-диверсионной группы ГРУ СССР, вернувшемся после длительной командировки из Латинской Америки, заставшим на Родине переворот и вступившим в борьбу с наиболее одиозными нуворишами-грабителями, ставшими столпами сформированного режима. После ряда успешно проведённых операций, группа всё-таки была идентифицирована, её местонахождение установлено. При прорыве осады её командир был смертельно ранен, но он перед своей кончиной успел отдать свой последний приказ о переходе членов команды на новый путь борьбы с режимом, используя заготовленные для них новые документы, новые биографии и стартовые капиталы. Получив приказ, после тайных похорон своего Наставника, бойцы приступили к его исполнению. Согласно этому же приказу, одному из членов команды пришлось эмигрировать в Германию, там легализоваться, жить жизнью немецкого обывателя и одновременно заниматься финансированием бизнес-проектов своих братишек, патронируемых ими домов престарелых, больниц, детских домов и фондов различных спецслужб средствами, накопленными во время экспроприаций и размещёнными на различных счетах в зарубежных банках. Эта участь выпала на долю моего героя. Но образ жизни немецкого бюргера ему стал просто ненавистен. Он — человек действия, он боец, поклявшийся защищать Родину и её народ. Жизнь на чужбине ему видится как дальнейшее продолжение начатой его командой борьбы за сохранение национальной идентичности и генофонда.

  • Выполняя последний приказ своего командира-наставника, члены команды, получившие новые «легенды», документы, изменившие свои лица путём пластических операций, ставшие обладателями значительного стартового капитала и прошедшие обучение по организации и ведению бизнеса в эти нелёгкие времена тотальной коррупции, криминала и правового нигилизма, разъехались в выбранные ими места легализации. Карим, один из членов этой команды, выбрал, в качестве такого места, свою бывшую малую родину и свой город, в котором прошло его детство, юношество, откуда он начал свой большой путь воина, защитника Отечества. Увиденное его потрясало! Его край, его любимый город был загнан во мрак средневековья. Баем, фактическим хозяином этого края, стал наркобарон Икрам. Подчинив себе местные органы, силовые структуры, уничтожив конкурентов, окружив себя целой армией из наркозависимых боевиков, отринувших под его руководством все общечеловеческие нормы и правила, он методом террора загонял жителей в путы дикого феодализма и рабства. Смириться с этим Карим не смог, не имел права! Он давал клятву-присягу защищать народ, и никто не отменял её, да и не смог бы! Он вступил в тяжелейшую и опаснейшую схватку с этим упырём, извергом его народа, на стороне которого были административный ресурс, крупные финансовые средства, довольно многочисленное вооружённое формирование из самых настоящих головорезов, подчиняющихся только ему. На стороне Карима была сила правды, желание и поддержка несломленного народа, да его военные побратимы, члены легендарной разведывательно-диверсионной команда Деда. Он, не понаслышке, знал об их высочайшем профессионализме, ибо сам был одним из них, и нисколько не сомневался, что, с помощью народа, они победят!

  • Олег Васильевич Мальцев — мурманчанин. Работал на Шпицбергене, ходил на ледоколах в Арктику. Сейчас работает в Мурманском высшем инженерном морском училище. Первая его книга — «Движение к сердцу» вышла в нашем издательстве в 1977 году.

  • «Проклятые Лилим: Охотник за головами» — фантастика, триллер, боевик, драма. Трилогия «Проклятые Лилим» — это жестокая боевая средневековая фантастика. События происходят в альтернативной вселенной, где нет места доброте, состраданию и слабости. Это мир, где все решает сила, а за каждую ошибку приходится жестко расплачиваться

    Набор «Неделька» -- топ новинок -- лидеров за неделю!

    Мужской и женский взгляд на настоящую любовь между 36 летним мужчиной и 20 летней девушкой Хотели разницу в возрасте?:) Это ещё не все. Главные герои "Скандального романа" - Алекс ДЖордан и Лана МейсонКазалось бы эти двое никогда не должны были встретиться. Алекс - популярный автор и сценарист, за плечами которого ни один успешный проект и мировая слава. Лана - обычная студентка Колумбийского университета, которая только делает первые шаги на писательском поприще Один взгляд. Случайное столкновение. События, которых невозможно было избежать, привели их необычному для себя обоих эксперименту - соавторству между преподавателем и его прилежной ученицей И это эксперимент приводит. к Скандальному роману, на фоне поражающего воображение Рождественского Нью-Йорка Почувствуй Новогоднюю атмосферу.

  • Кто-то, сидя за книжками, с детства грезил о сражениях и подвигах… Кто-то бессонными ночами хотел сделать великое открытие и стать Нобелевским лауреатом… Кто-то, лежа на солдатской койке после отбоя, мечтал стать генералом… Если ты долго смотришь в бездну, бездна тоже смотрит в тебя, – так говорил Ницше. И если шутить со Временем, то и Время может подшутить над тобой… Их мечты сбылись. В другом месте и в другое время. Но есть одно «но» – идет Война… Неизвестная, о которой мало говорили и еще меньше вспоминали… Первая… Мировая… Мясорубка… И неважно, как в данный момент Времени называется Страна, которой ты присягал. Ты будешь ее защищать от врагов. И внешних, и внутренних…

  • Фиона в лесу не одна.

    Когда во время одной из полевых экспедиций она сталкивается с загадочным хищником, у нее остается лишь одна надежда на спасение — таинственный человек по имени Лэндон, проживающий в горах вдалеке от людей.

    Оказавшись с ним наедине в его доме, Фиона чувствует к нему непреодолимое влечение. Вопреки всем запретам она поддается желанию, но тогда выясняет, что Лэндон — не человек, а некто опасный, о ком пишут в страшных сказках.

    Фиона попала в руки своего преследователя или же убегает от единственного человека, способного ее спасти?

  • Каждая девушка мечтает о принце на белом коне. И Таисия не было исключением, тоже как и все отправилась на поиски Принца, но не нашла. Вместо этого она оказывается… нет, не в объятьях незнакомца, в будущем! Без друзей, без связей, без всего! Но с угнанной машиной и правами неизвестной девушки, на которую Таисия, оказалась похожа, как две капли воды. А что дальше? А дальше… новая работа, с новым шефом, у которого секретов казалась, так много, что и утонуть недолго… А где же Прынц? Будет, вам принц, но для начало надо раскрыть пару тройку тайн, и запастись чемоданчиком нервных клеток. А, то с такой новой работай, как у Таси и принцев будет мало…

  • Царевич Дмитрий не умер! Он каким-то чудом перенесся в начало XXI века, вырос в богатой приемной семье, получил отличное техническое образование в МГТУ имени Баумана. И уже готовился прожить спокойную сытую жизнь, наслаждаясь всеми благами цивилизации, но случай бросил его в самую пучину гражданской войны, известной потомкам как Смутное время.

    Оказавшись в самой гуще событий, Дмитрий не посрамил своего отца – Ивана Грозного! Вернул престол после смерти Бориса Годунова, провел масштабные военные реформы, вырезал боярскую оппозицию, разгромил польских и шведских интервентов, попутно захватив Ливонию и отстояв Смоленск.

    Что ждет его дальше? Уничтожение Речи Посполитой? Захват Крыма и Малороссии? А может, сразу десант в Стамбул?

    Лжедмитрий? Да. Но это совсем другой Лжедмитрий.

    Что бы ещё мне почитать. Подготовка к скачиванию!

    Не закрывайте это окно, большие книги могут долго формироваться.

    Источник:

    nemaloknig.info

  • Творцы античной стратегии

    Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима

    Все это – далеко не изобретения ХХ и ХХI веков. Основы того, что мы называем «искусством войны» сегодня, были заложены еще гениальными полководцами Греции и Рима.

    Мудрый Перикл, гений Пелопоннесской войны.

    Дальновидный Эпаминонд, ликвидировавший спартанскую гегемонию.

    Неистовый Александр, к ногам которого царства Востока падали, точно спелые яблоки.

    Холодный, расчетливый и умный Юлий Цезарь, безошибочно чувствующий любую слабость противника.

    Что нового каждый из них привнес в искусство военной стратегии и тактики, чем обессмертил свое имя?

    Об этом – и многом другом – рассказывается в увлекательном сборнике под редакцией известного специалиста по античной военной истории Виктора Д. Хэнсона.

    Книга «Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима» авторов Виктор Хэнсон, Коллектив авторов оценена посетителями КнигоГид, и её читательский рейтинг составил 4.50 из 5.

    Для бесплатного просмотра предоставляются: аннотация, публикация, отзывы, а также файлы на скачивания.

    В нашей онлайн библиотеке произведение Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима можно скачать в форматах epub, fb2, pdf, txt, html или читать онлайн.

    Работа авторов Виктор Хэнсон, Коллектив авторов «Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима» принадлежит к жанрам «Военная документалистика и аналитика» и «Прочая литература по естественным, точным и техническим наукам».

    Онлайн библиотека КнигоГид непременно порадует читателей текстами иностранных и российских писателей, а также гигантским выбором классических и современных произведений. Все, что Вам необходимо — это найти по аннотации, названию или автору отвечающую Вашим предпочтениям книгу и загрузить ее в удобном формате или прочитать онлайн.

    Похожие книги Добавить отзыв Уважаемый пользователь!

    Администрация сайта призывает своих посетителей приобретать книги только легальным путем.

    • Пользовательское соглашение
    © Все права защищены, НКО «KnigoGid»

    Согласно правилам сайта, пользователям запрещено размещать произведения, нарушающие авторские права. Портал КнигоГид не инициирует размещение, не определяет получателя, не утверждает и не проверяет все загружаемые произведения из-за отсутствия технической возможности.

    Оформить e-mail подписку на рассылку новинок и новостей портала.

    Вход на сайт

    Авторизация/регистрация через социальные сети в один клик:

    Дорогой читатель!

    Книжный Гид создавался как бесплатный книжный проект, на котором отсутствуют платные подписки и различные рекламные баннеры.

    Мы хотели бы остаться тем проектом, которым Вы нас знаете – с доступными для бесплатного скачивания книгами и отсутствием рекламы. Нам крайне необходима Ваша финансовая помощь для развития проекта.

    Пожалуйста, поддержите нас своим посильным пожертвованием!

    Источник:

    knigogid.ru

    Творцы античной стратегии

    Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима (fb2)

    Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима 1477K, 321с. (читать) (скачать fb2)

    ISBN: 978-5-17-083319-1 Кодировка файла: UTF-8

    [b]Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима (fb2)[/b]

    <b>Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима (fb2)</b>

    <img width=420 border=0 align=left style='padding: 3px;' src="https://coollib.com/i/89/381589/cover.jpg" alt="Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима (fb2)"></a>

    Борьба с терроризмом и сепаратизмом. Восстания и мятежи. Превентивная война. Военизированная колонизация. Зачистка территорий.

    Все это – далеко не изобретения ХХ и ХХI веков. Основы того, что мы называем «искусством войны» сегодня, были заложены еще гениальными полководцами Греции и Рима.

    Мудрый Перикл, гений Пелопоннесской войны.

    Дальновидный Эпаминонд, ликвидировавший спартанскую гегемонию.

    Неистовый Александр, к ногам которого царства Востока падали, точно спелые яблоки.

    Холодный, расчетливый и умный Юлий Цезарь, безошибочно чувствующий любую слабость противника.

    Что нового каждый из них привнес в искусство военной стратегии и тактики, чем обессмертил свое имя?

    Об этом – и многом другом – рассказывается в увлекательном сборнике под редакцией известного специалиста по античной военной истории Виктора Д. Хэнсона.

    (Custom-info)

    Приблизительно страниц: 321 страниц - немного выше среднего (233)

    Средняя длина предложения: 100.15 знаков - близко к среднему (86)

    Активный словарный запас: немного выше среднего 1640.00 уникальных слова на 3000 слов текста

    Доля диалогов в тексте: 0.00% - очень мало (25%)

    Источник:

    coollib.com

    Читать книгу «Творцы античной стратегии

    «Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима» — Коллектив авторов, Страница 3 Груз прошлого

    С древности до наших дней дошли лишь некоторые формальные стратегические доктрины. Ни один античный колледж и никакой коллектив военных историков не составили теоретического курса о правильном использовании военной силы для реализации политических целей. Да, существуют тактические руководства об обороне городов, о правильных действиях командира конницы, о построении и применении в бою македонской фаланги и римского легиона, – но нет работ, посвященных различным способам, какими национальное государство может добиваться стратегических целей. Великие полководцы не оставили мемуаров, излагающих стратегические доктрины или военные теории в сжатом виде.

    Не сам Перикл, а историк Фукидид рассказывает о стратегическом мышлении Перикла. Мы узнаем о превентивном вторжении Эпаминонда в Пелопоннес со слов других, а не из его собственных воспоминаний или воспоминаний его близких соратников. Да, Цезарь оставил собственноручные комментарии о завоевании большей части Западной Европы, но не потрудился объяснить, какие выгоды это принесло Риму, какими сопровождалось расходами, какие проблемы сулила аннексия. Древние историки прославляли поход Александра в Персию и тщательно фиксировали трудности, которыми обернулась оккупация. Тем не менее мы ни разу не слышим слов самого Александра или его ближайших помощников. Мы в целом неплохо представляем – не благодаря запискам древнегреческих полководцев, а классическим сочинениям историков, древним надписям и археологическим находкам, – каким образом греки и римляне подавляли мятежи, брали штурмом города и охраняли границы. Другими словами, в отличие от творцов современной стратегии, творцы стратегии античной были не абстрактными мыслителями, вроде Макиавелли, Клаузевица или Дельбрюка, и даже не военачальниками, которые писали о том, что сделали и хотели бы сделать, как, например, Наполеон или Шлиффен.

    Итог выглядит двояким. С одной стороны, стратегия в древнем мире чаще проявлялась неявно, чем выражалась открыто. Классическому военному историку гораздо труднее восстановить стратегическое мышление прошлого, чем его современным коллегам; плюс, его выводы гораздо чаще подвергают сомнению и оспаривают.

    С другой стороны, вследствие этих затруднений классической науки и частого пренебрежения ею выводы, к которым она приходит, порой поражают новизной. Мы располагаем тысячами книг о Наполеоне и Гитлере – и всего несколькими десятками работ о стратегическом мышлении Александра и Цезаря. И хотя в наличии сотни исследований стратегии Джорджа Маршалла и Шарля де Голля, почти нет работ об Эпаминонде. Да, статьи нашего сборника изобилуют предположениями, неизбежными допущениями, гипотезами и цитатами на иностранных языках, но читатели наверняка откроют для себя много совершенно нового – по крайней мере, смогут увидеть знакомые факты в новом освещении (а, как известно, новое есть хорошо забытое старое). Опыт древнего мира порой игнорируют на том основании, что он слишком уж древен. Но в эпоху чрезмерно сложных теорий, стремительно развивающихся технологий и какофонии мгновенных сообщений опыт греков и римлян, именно из-за его отдаленности от нас и четкости формулировок, представляется весьма актуальным. Мы публикуем данный сборник в надежде, что в следующий раз некий политик или полководец, предлагая «совершенно новое решение», обнаружит – или ему подскажут, – что это, мягко говоря, не совсем верно. И вместо того, чтобы выставлять оценки политике современных военных лидеров, мы надеемся воскресить знания античности и напомнить всем о многообразии возможных вариантов и их последствий.

    От редакции

    В списках дополнительной литературы и примечаниях к каждому очерку вместо приводимых в оригинале ссылок на английские переводы сочинений античных авторов указаны ссылки на соответствующие русские переводы.

    Библиографию использованных источников на русском языке см. в конце книги.

    1. Из Персии с любовью: пропаганда и имперская экспансия в греко-персидских войнах

    Вторжение в Ирак, когда оно наконец случилось, стало кульминацией текущего международного кризиса. Противостояние, которое вылилось в войсковую операцию, многие годы определяло геополитический климат региона. Все заинтересованные стороны конфликта наверняка давно подозревали, что открытое столкновение неизбежно. Но тем, кто выдвинулся в итоге на иракскую территорию, следовало бы знать, что им предстоит сражаться с режимом, вряд ли не готовым к войне. Этот режим усердно накапливал запасы оружия и снаряжения; его войска, сосредоточенные вдоль границ, перекрывали все дороги, которые вели к столице; сама столица, жуткое олицетворение помпезных градостроительных проектов и обветшалых трущоб, была, по слухам, в состоянии поглотить без следа целую армию. И все же, несмотря на мощнейшую оборону, выяснилось в итоге, что эти укрепления, по большому счету, возведены из песка. И не способны остановить противника, если им оказалась сверхдержава, самая могущественная на планете. Экспедиционный корпус, осуществлявший вторжение, представлял собой смертоносное сочетание мощи и стремительности. Те защитники, которые уцелели после первого молниеносного выпада, попросту разбежались. Даже в столице население не выказало ни малейшего желания погибать ради национального лидера. Спустя всего несколько недель после начала военных действий война завершилась – вполне благополучно для захватчиков. Так произошло и 12 октября 539 г. до н. э., когда ворота Вавилона распахнулись «без боя» [1] и величайший город мира перешел в руки Кира, царя Персии.

    Для самих вавилонян захват их столицы иноземным военачальником был легко объясним: такова воля Мардука, главного среди богов. На протяжении столетий несравненная роскошь и блеск Вавилона олицетворяли приверженность его жителей тщеславному самолюбованию. Пусть и давно подпавший под власть Ассирии, своего северного соседа, Вавилон никогда до конца не смирялся с этим фактом, а в 612 г. до н. э., когда его войско возглавило осаду и разграбление ассирийской столицы Ниневии, город сполна насладился кровопролитной местью. И с того момента Вавилон стал осознанно играть роль, к которой, в глазах своих жителей, был предназначен богами, – роль средоточия мировой политики. Распад Ассирийской империи ознаменовался разделением Ближнего Востока между Вавилоном и тремя другими царствами – Мидией (север современного Ирана), Лидией в Анатолии и Египтом; при этом почти никто не сомневался относительно того, какое среди этих четырех великих царств выступает первым среди равных. На обломках Ассирийской империи цари Вавилона вскоре преуспели в укреплении и распространении своей власти. На слабых соседей они навешивали «железное ярмо» [2] . Типичной для тех, кто все-таки отваживался противостоять могущественному Вавилону, стала участь Иудейского царства, крепкого, но довольно безрассудного – и сокрушенного в 586 г. до н. э. Два года восстаний против вавилонского правления завершились для «дома Иудина» горьким оплакиванием павших и утратой былого величия. Иерусалим и его храм превратились в груду обгорелых развалин, иудейского царя заставили смотреть, как казнят его сыновей, а потом ослепили, элиту же Иудеи отправили в изгнание. И там, когда они тосковали на реках вавилонских, одному из иудеев, пророку по имени Иезекииль, помнилось, будто тень преисподней падает на весь мировой порядок. Царь Вавилона низверг Израиль и заодно весь мир: «Земле Израилевой конец, – конец пришел на четыре края земли… Вне дома меч, а в доме мор и голод. Кто в поле, тот умрет от меча; а кто в городе, того пожрут голод и моровая язва» [3] .

    Но со временем и неоспоримое вавилонское превосходство стало фикцией. Падение великого города было воспринято современниками как сотрясение устоев мироздания. И дополнительно усугубила ситуацию личность завоевателя: ибо если Вавилон был вправе притязать на долгую историю, восходящую к начальным временам, когда сами боги строили города из первобытного хаоса, то персы, напротив, появились на земле будто бы из ниоткуда. Двумя десятилетиями ранее, когда Кир взошел на престол, его царство представляло собой нечто эфемерное и занимало политически подчиненное положение, поскольку персидский монарх был вассалом царя Мидии. В мире, где доминировали четыре великие державы, для любого «выскочки» почти не было возможности проторить путь наверх. Кир, впрочем, за годы своего правления доказал, что для целеустремленного человека возможно все. Основанный на грубой силе мировой порядок, который он посмел нарушить, совершенно неожиданно – и ярко – обратился в его пользу. Обезглавь империю, и все ее провинции не составит труда покорить; это Кир продемонстрировал на практике. Первой жертвой стал былой сюзерен персов, царь Мидии, свергнутый в 550 г. до н. э. Четыре года спустя настал черед Лидии. В 539 г. до н. э., когда и Вавилон очутился в коллекции скальпов Кира, персидский монарх сделался повелителем территории, что простиралась от Эгейского моря до Гиндукуша, властелином крупнейшей империи древности. Кир имел все основания говорить о своем правлении в глобальных, поистине космических терминах: он именовал себя царем царей, великим царем и «царем мироздания» [4] .

    Как он этого добился? Само собой разумеется, что строительство империи редко обходится без обильного кровопролития. Персы, столь же суровые и несгибаемые, как горы их родины, и привыкавшие сызмальства к удивительной военной эффективности, были грозными воинами. Так же, как ассирийцы и вавилоняне до них, они принесли на Ближний Восток «разрушение крепостных стен, гомон конных набегов и падение городов» [5] . Во время войны с Вавилоном, например, все характеристики Кира как полководца сводились, в представлении современников, к «разрушительным» эпитетам: он способен собрать «войско, неизмеримое численностью, как речные воды» [6] , сокрушить всех, кто осмелился выступить против него, и перемещаться с невероятной для того периода скоростью. Конечно, меч такого завоевателя не мог почивать в ножнах. Спустя десять лет после триумфального въезда в столицу мира, уже зрелый муж, если не сказать – пожилой, Кир по-прежнему оставался в седле и вел своих всадников все дальше и дальше. О его смерти рассказывают разное, однако большинство согласно, что он умер в Центральной Азии, далеко за рубежами всех предыдущих ближневосточных империй. Его тело со всеми почестями перевезли в Персию, для погребения в великолепной гробнице, но по свету ходили многочисленные жуткие истории, излагавшие события иначе. По одной из них, например, правительница племени, в сражении с которым погиб Кир, велела обезглавить его труп, а затем поместила отрубленную голову царя в наполненный кровью бурдюк, – мол, так наконец он утолит свою жажду кровавой сечи [7] . Этот рассказ заставляет заподозрить, что великий завоеватель внушал своим противникам ужас, сопоставимый с тем, какой внушают людям вампиры, демоны, охочие до человеческой крови; недаром преданиями о них изобилуют культурные традиции народов Ближнего Востока.

    Тем не менее в тех же традициях сохранилась и принципиально иная память о Кире Великом. Он не только покорял врагов силой, но и умело пользовался дипломатией. Да, он мог быть жестоким, когда требовалось добиться скорейшей капитуляции противника, однако предпочитал, по большому счету, достигать своих целей посредством блестяще организованной и поставленной пропаганды. После утверждения персидского владычества на трупах воинов поверженной вражеской армии дальнейшее кровопролитие признавалось не имеющим необходимости (к нему прибегали в исключительных случаях). Если вавилоняне приписывали падение собственного города воле Мардука, Кир был ничуть не против им в этом подыграть. Вторгшись в Ирак, он поспешил провозгласить себя любимцем большинства божеств, которым поклонялись его враги, а свергая очередную «туземную» династию, он выдавал себя за ее наследника. Не только в Вавилоне, но и в других городах и провинциях своей огромной империи он именовал себя образцом праведности, а свое правление – даром богов, которых чтили покоренные подданные. Те самые народы, которые он подчинил, должным образом примирялись с этой риторикой и принимали Кира как «коренного» правителя. Не брезгуя хитроумными интригами и расчетливыми замыслами, Кир продемонстрировал своим преемникам, что суровость и репрессии, непременные черты всех предыдущих правлений в регионе, отлично сочетаются с такими имперскими качествами, как милосердие, свобода и покровительство. Война сама по себе, как явствует из карьеры Кира, способна только создать «площадку» для рождения империи. Но гарантируй покоренным подданным спокойствие и порядок, и тебе станет доступен весь мир.

    Потому-то, например, Кир, даже польстив вавилонянам вниманием к их верховному божеству Мардуку, не стал игнорировать чаяния тех, кого считали городскими париями, – скажем, изгнанников-иудеев. Персидское командование оценило потенциальную пользу от этих тоскующих изгнанников. Иудея представляла собой «перемычку» между Плодородным Полумесяцем и пока еще независимым Египтом, то есть территорию стратегической важности, безусловно достойную небольших инвестиций. Кир не просто разрешил иудеям вернуться в поросшие сорняками развалины их домов – он даже выделил средства на восстановление Иерусалимского храма. На все это изгнанники отреагировали с неподдельным энтузиазмом и благодарностью. Вавилон в представлении Иезекииля – не более чем орудие Яхве, этого высокомерного и хвастливого бога иудеев, а вот пророк, писавший под именем Исаия, восхвалял персидского царя: «Так говорит Господь Помазаннику Своему, Киру: Я держу тебя за правую руку, чтобы покорить тебе народы, и сниму поясы с чресл Царей, чтобы отворялись для тебя двери и ворота не затворялись; Я пойду пред тобою и горы уровняю, медные двери сокрушу и запоры железные сломаю, и отдам тебе хранимые во тьме сокровища и сокрытые богатства, дабы ты познал, что Я – Господь, Называющий тебя по имени, Бог Израилев!» [8]

    Сам Кир, доведись ему когда-либо узнать об этой нескромной похвальбе, наверняка признал бы ее тем, чем она, по сути, и была: олицетворением триумфа его политики управления через местных «коллаборационистов». Терпимость персов по отношению к иноземцам и их своеобразным обычаям никоим образом не подразумевала уважения, однако эти завоеватели мира гениально играли на инстинктивном желании любого раба мнить себя любимцем господина и обращали это стремление к своей выгоде. Какой еще способ удовлетворить амбиции малозначимого народа наподобие иудеев, в конце концов, сравнится с фантазиями об «особых отношениях» с могущественным царем царей? Кир и его преемники осознали циничную, но стратегически важную истину: традиции, определяющие то или иное сообщество, наделяющие его чувством собственного достоинства и стремлением к независимости, можно также, если приложить определенные усилия, использовать на благо завоевателя, заставить через них это сообщество подчиниться. Этот принцип, широко применявшийся персами во многих провинциях империи, составлял, если коротко, основу их имперской философии. Ведь никакой правящий класс, как им нравилось думать, нельзя прельстить подчинением.

    Источник:

    mybook.ru

    Коллектив авторов Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима в городе Астрахань

    В нашем каталоге вы всегда сможете найти Коллектив авторов Творцы античной стратегии. От греко-персидских войн до падения Рима по разумной стоимости, сравнить цены, а также изучить прочие книги в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Транспортировка выполняется в любой город РФ, например: Астрахань, Тольятти, Калининград.