Книжный каталог

Елена Борисова Баланс тёмного

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Согласиться на аферу ради любви – это поступок? Или глупость? Умолчать правду… Это мудрость? Или трусость? Быть дерзким – это сила? Или самоуверенность? Время покажет. В новом романе «Баланс тёмного».

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Елена Борисова Баланс тёмного Елена Борисова Баланс тёмного 33.99 р. litres.ru В магазин >>
Елена Борисова Баланс тёмного Елена Борисова Баланс тёмного 32 р. litres.ru В магазин >>
Елена Борисова Разметка Елена Борисова Разметка 33.99 р. litres.ru В магазин >>
Борцовка с полной запечаткой Printio Жнец тёмного леса Борцовка с полной запечаткой Printio Жнец тёмного леса 1499 р. printio.ru В магазин >>
Борцовка с полной запечаткой Printio Жнец тёмного леса Борцовка с полной запечаткой Printio Жнец тёмного леса 1499 р. printio.ru В магазин >>
Толстовка с полной запечаткой Printio Жнец тёмного леса Толстовка с полной запечаткой Printio Жнец тёмного леса 2900 р. printio.ru В магазин >>
Толстовка с полной запечаткой Printio Жнец тёмного леса Толстовка с полной запечаткой Printio Жнец тёмного леса 2900 р. printio.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать бесплатно книгу Баланс тёмного, Елена Борисова

Баланс тёмного

Дизайнер обложки Елена Владимировна Борисова

© Елена Борисова, 2017

© Елена Владимировна Борисова, дизайн обложки, 2017

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Русоволосый парень лет тридцати, волоча за собой спортивную сумку, прошёл в салон самолёта. Отыскал глазами нужные цифры над сиденьями, остановился. На креслах уже расположились молодой мужчина и девушка.

– Здграсте, – поздоровался парень, чуть скартавив. – Я ваш сосед.

Затолкал сумку наверх. Рукав белой футболки поднялся и приоткрыл татуировку на плече: мохнатого паука-птицееда. Парень отряхнул руки, коротким взглядом оценил попутчиков. Сел на своё место.

Брюнет рядом неохотно повернулся, как будто его отвлекли от чрезвычайно важной работы. Пренебрежительно опустил ресницы, губы покривились в неприязненной гримасе.

– В Гондурас. Пойдёт?

Парень с тату ухмыльнулся.

– Нормально ответить – не варик?

– Это самолёт, а не маршрутка, – брюнет в упор взглянул насмешливыми светлыми глазами. Аномальный контраст шокировал на секунду: прохладные, с чистым голубым пигментом глаза и тёмные волосы.

– А ты дерзкий! – новый сосед выдержал угрожающую паузу. И сменил выражение лица на беззаботную улыбку: – Ты не понял: я спросил, домой или в гости, или ещё куда?

– Домой, – подала голос хорошенькая шатенка с длинными волосами.

– Жалко! – русоволосый парень чему-то ухмыльнулся. – Ну, ладно, ладно.

И принялся отыскивать что-то в кармане джинсов.

Самолёт вырулил на взлётную полосу и начал разгон. Такая мощь! Будто огромный суперкар набирает максимальную скорость. Тело вжимает в сиденье. И вдруг – отрыв! Невидимый поток подхватывает, поднимает аэробус вверх. Нет больше ощущения скорости. Только невесомая неопределённость.

Девушка около иллюминатора явно занервничала. Вцепилась в сиденье, глазами беспокойно ищет точку опоры.

– Боитесь? – подметил сосед. – Уже не упадём.

– Надеюсь, – откликнулась та с натянутой усмешкой.

– А тут уже ничего не поделаешь. Теперь – это судьба.

Брюнет с необычными глазами открыл планшет и с показным спокойствием стал что-то изучать.

– Я – фаталист, – рассуждал русоволосый парень. – Если мне суждено упасть с этим самолётом – от судьбы не уйдёшь.

Его сосед оторвался от планшета. Озадаченно усмехнулся:

– А если мне не суждено?

– Интересная тема! Надо подумать.

– Может, это самовнушение? Таблетка от страха?

– М-м… Да ты психолог?

– Да, – собеседник отстранёно глянул на парня с тату и опять стал что-то читать в планшете.

– Ну, расскажи свою теорию, – русоволосый с тайным ехидством приготовился слушать.

– Зачем? – и, явно игнорируя, отвернулся к своей спутнице. – Смотри: нормальная фотка?

– Мне нравится, – согласилась девушка, любуясь на швейцарский пейзаж.

Пользуясь моментом, парень незаметно подложил что-то в сумку несговорчивому собеседнику.

Над землёй, ниже самого неба, как сладкая вата, пенились и таяли белые облака.

Парень с татуировкой осмотрелся скептически. Для сентября солнце слишком яркое. Раздражённо выбрался из группки прибывших пассажиров. Ему навстречу из белого «Инфинити FX» вышел молодой человек. У него тоже были русые волосы – но немного темнее, модная стрижка, а глаза – серые. Смотрели они озорно и по-доброму.

– Здорово! – обрадовано протянул он руку прибывшему гостю. – Как долетел?

– Норгмально! – слегка скартавил тот. – Только сосед дерзкий попался.

Повертел головой, пытаясь отыскать его среди людей. Ухмыльнулся:

– Вон он. С девушкой.

– Вон тот, что ли? – обрадованно уточнил парень из «Инфинити», как будто только что обрёл сообщника для пакости. – Да я его знаю. Дима Адамовский.

– Твой знакомый, что ли? – огорчился гость.

– Знакомый знакомого, долгая история, – отмахнулся встречающий. – А характер, и правда, отвратный.

Московский гость чему-то ухмыльнулся и, забросив сумку в «Инфинити», сел на пассажирское сиденье.

Понедельник. Одиннадцать двадцать. Не по-осеннему солнечно. Чёрный «Мерседес-ML» сонно вырулил на улицу Советскую. Стёкла закрыты. Включен кондиционер. Брюнет в тёмных очках меланхолично рассматривал окружающую обстановку. После Швейцарии не то, что бы резало глаз… Но обнаруживались некоторые нюансы. А что, есть красивые места и в родном городе!

Зазвонил телефон. Брюнет поморщился. Он ещё не настроился на деловую волну. Через десять минут приедет на работу, и вот тогда… Неохотно запустил руку в сумку, долго ковырялся, отыскивая трубку, наткнулся на что-то скользкое. Озадаченно покривился. Вытянул неопознанный объект.

Швырнул на приборку, вильнул на встречку, поймал машину…

Сзади истошно посигналили.

– Иди на хрен! – огрызнулся Дима.

Шальной «Инфинити» славировал между ним и пробегающим человеком, подпрыгнул на лежачем полицейском и помчался к перекрёстку.

Дима подхватил змею и брезгливо выкинул в окно. Подделка! Напугала, дрянь!

Поравнялся с «Инфинити-FХ» на светофоре. Опустил стекло. Съязвил:

Водитель повернулся… Это был Ник.

– Дебил, – негромко резюмировал Дима. – Ник, на продажу привёз? Или себе?

– Продам. Потом, – Ник лыбился, как нашкодивший мальчишка и отводил бессовестные серые глаза. – Стартанём? Или ведро не едет?

– А ты газ с тормозом не путаешь?

Дима закрыл стекло и уехал первый. Губы его с шальной дерзостью смеялись. Вот она, волгоградская реальность! С возвращением из отпуска!

В кафе было оживлённо. Посетители курили, сбрасывая пепел в квадратные металлические пепельницы, и поглядывали на ТВ-панель над стойкой бара. Там по подиуму шагали модели.

Костя наблюдал за Ником, который оценивал девочек на модном шоу, и без аппетита дожёвывал какой-то овощ из салата. Друг по – разгильдяйски высунул ноги под стол. Ещё немного, и он свалится.

– Бли-ин! – Ник достал из кармана чеки АЗС. – Я столько денег на бензин трачу! На фига мне «Инфинити»?

– Продай, – Костя пожал плечами. – «Матиз» купи: двигатель литровый, расход минимальный. Хороший вариант.

– Кот, да ты умный!

Ник был модным парнем: не красавцем, но для своего типажа симпатичным. Поэтому машина, на которой он ездил, являлась для него не просто средством передвижения, а символом положения в обществе и выражением образа жизни. Нику нравились стильные кроссоверы. Хотя, если уж честно, его авто было на пике моды лет пять как назад.

– Зарабатывать надо больше, дружище, – посоветовал Костя.

Уж он-то знал, о чём говорил.

– Много денег, что ли? – поддел Ник.

Костя промолчал. В свои тридцать девять он объективно был покрасивше Ника: эффектная внешность брюнета плюс спортивная фигура, плюс чёрная «Хонда аккорд»… И неплохая денежная работа в должности коммерческого директора.

– Значит, Диман в Швейцарии отдыхал? – Ник состроил глазки девушке за столиком слева. – А-а-афигеть! А вместо него кто был?

– Кость! А что раньше не сказал?

Костя недоумённо перестал есть.

– Провернули бы сделку, – бессовестные серые глаза Ника выражали самую неподдельную честность.

– Ник, хорош, – Костя покривился с явным осуждением. Но всё же полюбопытствовал: – А что за сделка?

– Пфф! – тот быстро открыл нехитрый секрет: – Купили бы фуру стройматериалов с отсрочкой платежа. Скинули по-свойски. Деньги поделили.

– Ага, – Костя усмехнулся. – Так тебе Дима и дал отсрочку!

– Ну, ты бы дал! Фирма есть, счёт, печати, устав. Всё, как положено.

– А ты, типа, не заплатил бы, что ли?

– Ага, – довольно заулыбался Ник. – Нету денег, кризис.

– И моя подпись на договоре. Хорошо придумал!

– Ничё, – Костя продолжил есть салат.

– А говоришь, зарабатывать надо! Есть другие идеи?

Костя задумался, наблюдая за экраном ТВ. Там пела хорошенькая брюнетка. Миленькая, похожая на…

– Кот, алё? Чем тебе моя идея не нравится?

Тот очнулся. Взглянул на друга c наивным интересом.

– Ник, это – деньги моего двоюродного брата. Не дяди какого-то бизнес.

– И чё? Миллион он даже не заметит.

– Ник, совесть включи, – Костя улыбнулся, переводя всё в шутку.

– Совесть – это опция, которая в мою комплектацию не входит.

На большом экране всё ещё пела симпатичная брюнетка. И она так напоминала Милку…

– А участок под коттедж Диману не нужен, не? – с неуёмным авантюризмом фантазировал Ник.

– Да ищет в перспективе, – на автопилоте ответил Костя.

– Так давай ему продадим!

– В смысле? – он чуть не поперхнулся. – У тебя есть участок?

– Сделаем, – Ник снова прикинул что-то в уме. – Документы оформим…

Костя озадаченно всмотрелся в друга.

– Это ты так пошутил опять?

– Нет. А чего? Ты Диману тему подбросишь, я оформлю сделку через одну контору. Деньги пополам.

– Ёпт, Ник! А потом? Прятаться будешь?

– Зачем? – друг удивлённо раскрыл глаза. – Зачем прятаться? Откуда он узнает, что это мы?

– Узнает, – заверил Костя. – И убьёт на хрен. Так понятно?

Ник беспечно отмахнулся.

– Да ладно! Думаешь, Диману все деньги честно достались? Не разорится, – и рассмеялся: – Ладно, Кот: шучу!

В кафе вошёл невысокий молодой человек в рубашке с бледно-синим принтом. Осмотрелся. Нашёл Ника и направился прямо к нему.

– Добргый вечер, – поздоровался он, чуть скартавив. – Не помешаю?

– Нет, я уже ухожу, – заторопился Костя, оставляя деньги. Ник представил:

– Кстати, познакомьтесь: это мой московский друг – Паша. А это – Костя. Тоже занимался автомобилями.

– Знакомая тема, – сказал Паша, пристально всматриваясь в Костю, как будто кого-то он ему напомнил. Тот невозмутимо встретил взгляд голубых глаз и, вежливо попрощавшись, направился к выходу. Спиной почуял: на него смотрят. Так смотрят вампиры в кино. Странное это ощущение.

Кира лежала на пятнистой шкуре посреди комнаты, глядя в потолок. Её длинные выбеленные волосы небрежными локонами рассыпались по полу. Пальцы с бордовыми коготками безжизненно выпустили телефон. Он упал на мягкий ворс ковра, так и не издав ни звука. Солёная жгучая слеза стекла по щеке Киры. Почему слёзы такие щипучие? Из чего они сделаны? Кто их придумал? Кто вообще одушевил существ под названием «люди», вдохнул в их тела радость, горечь, привязанность? Почему одним особям мы рады, а на других неприязненно ощетиниваемся? Или сначала любим, а потом создаём зону отчуждения? Перестаём звонить, не приезжаем на встречи, а на вопросы отвечаем кратким: «Я тебе перезвоню» или «Мы потом с тобой поговорим». А на самом деле просто молчим.

– Пожалуйста, – тихо попросила Кира.

Слёзы разъедали её нежную безупречно белую кожу. Нужно встать и умыться. Но нет сил. Душу тошнит. И тело ослабло, как после отравления. Уже всё понятно. Можно не спрашивать. Ответ будет или горьким, или фальшивым. У него есть другой интерес. Кто-то ещё. Какая она? Хоть бы посмотреть! Просто любопытно. Наверное, эта новая девушка лучше, свежее. Не надоедает смс-ками по делу и по пустякам. Не рассказывает ерунду о том, как прошёл день, не ноет и никогда не признаётся, что скучает. Вообще не думает, как он к ней относится. А просто принимает внимание как настоящая женщина. А Кира…

Не надо ничего выяснять. Уже три недели они не виделись. Сначала он был в Германии. Потом ссылался на занятость. Затем не брал трубку. Игнорировал смс-ки. Разве не очевидно, что это – банальный финал? Что ещё она хочет услышать? Ответ почему?

Слёзы на щеках засыхали, стягивая кожу грубой коркой. Нужно встать… Умыться… Кира приподнялась с пятнистой шкуры. Через витражные окна взглянула на ночной город. Красиво. Но не трогает. Светло-ореховые глаза отрешённо смотрели вдаль; что-то в них было не так. С первого раза непонятно. Как будто один глаз чуть-чуть косил к переносице, если приглядеться. Привлекательная неправильность черт.

– Пожалуйста, – снова проговорила Кира в полузабытьи.

Но телефон молчал. Уже не хотелось схватить его и снова набрать номер. Или написать что-то такое… провокационное… чтобы он ответил. А может, попробовать ещё раз?

Нет, лучше напиться. Кира, наконец, встала. Умылась. Достала из бара бутылку «Мартини бьянка», фужер. Вытряхнула в него несколько кусков льда из морозилки. Забросила пластиковую форму обратно в холодильник. Задумчиво оцепенела: вот если бы… можно было на время заморозить чувства. Очнулась и отправилась обратно в комнату, на ковёр.

Ночной город мерцал жёлтыми огнями. Сколько раз они смотрели на него вместе? Вот тут, на полу, на этой пятнистой шкуре. Кира налила мартини, перемешала с кусочками льда. Цвет разбавился белёсыми полосами – неровно, вязко, как сладкий сироп. Отпила терпкий напиток. Сейчас станет легче.

Не верится, что было так хорошо! Как будто всё приснилось. Столько планов, фантазий, обещаний! Если после счастья бывает так тяжело… может, ну его? Не надо вовсе? Это – хуже, чем похмелье. Абстинентный синдром.

Счастье… Оно – как чашка кофе по утрам. Пробуждает, согревает, вдохновляет на хороший день. Или же… как бутылка вина в приятной компании? Пьёшь его без меры, испытываешь кураж, радость, творишь безрассудные поступки… А потом… Адская головная боль и душу выворачивает наизнанку. Может, люди что-то путают? И вовсе нет в жизни позитивного постоянства?

Кира долила в бокал горьковатый напиток.

Завтра, наверное, станет легче.

Ночной город светился холодными огнями.

Костя притормозил на светофоре, взглянул на тротуар… Ох, ничего себе! Какая девушка! Грациозная блондинка неторопливо шла королевской походкой. Белые волосы скользили по чёрному платью, вздрагивали от вздохов ветра. Костя резко припарковался и выскочил из «Хонды».

– Девушка! – окликнул он. – Вы такая красивая, что я просто обязан вас подвезти.

Блондинка обернулась. Осмотрела Костю сверху вниз. Задержала взгляд на его обуви, явно оценивая стоимость и чистоту. Перевела взор на ключ от авто.

– Это ты так знакомишься?

– Ну… – Костя засмеялся своей привлекательной улыбкой. – Пытаюсь. Непривычно, что такая красотка пешком ходит. Я даже растерялся.

– Польстил, зачту, – светло-ореховые глаза девушки иронично прищурились, демонстрируя искусную дымчатую подводку. – Подвози.

Костя заулыбался, открывая блондинке дверь чёрной «Хонды». Спросил:

Надел тёмные очки. Костя знал, что очки – поднимают рейтинг в разы, делая его ещё привлекательнее.

– Кира, – ответила девушка с белыми волосами, невольно покупаясь на визуальный эффект.

– А меня – Костя. Приятно познакомиться. Ехать куда?

– Сначала в магазин, – Кира загнула пальчик с бордовым ногтем. – Купишь мне «Мартини», яблоки, конфеты «Комильфо» и полкило апельсинов, – посмеиваясь, она подсчитала количество заложенных пальцев. – А потом поедем ко мне домой, на Циолковского. У меня сегодня плохое настроение. Я напьюсь и займусь с тобой сексом.

Костя промахнулся мимо педали тормоза и чуть не въехал в стоящий впереди «Порш Кайен».

– Что так сразу-то?

– Ты красивый, а мне нужна замена.

– Кто ж тебя обидел? – Костя понимающе усмехнулся, взглянул через тёмные очки.

– Да, без объяснений, – её губы дёрнулись в горькой гримасе.

– Что за… мужик такой? Бросил! – и между делом признался: – Я, кстати, женат, если что.

– По фиг, – цинично согласилась Кира.

Костя припарковался у супермаркета. Объявил:

Кира придирчиво осмотрела салон авто. Папка с документами, бутылка воды на заднем сиденье, отдушка в деревянном флаконе на зеркале и больше ничего. Усмехнулась: симпатичный и женатый. А какие ещё варианты в её возрасте? Для замены – сойдёт. Он хотя бы равноценен бывшему. Даже привлекательнее. Выше. Фигура у него хорошая. В спортзале, определённо, занимается. Одет с небрежным шиком: джинсы дорогие, рубашечка модная. Чёрные волосы или пострижены в стиле шестидесятых, или отросли до неприличия. И, конечно, улыбка очень обаятельная. Можно поспорить, что Костя это знает.

Тот вернулся с пакетом еды, бросил на заднее сиденье.

– Всё, как ты просила. На Циолковского?

По дороге домой Кира призналась, что ей уже тридцать четыре года. В шутку поддела:

Костя заулыбался с природным шармом.

– Ха, напугала! Мне тридцать девять.

– Хочешь сказать, двадцатилетние тебя не волнуют?

– Ну, волнуют, конечно. Но я не заморачиваюсь по поводу возраста. Просто нравится женщина или нет.

Обсуждая устаревшие стереотипы и расхваливая свои демократичные взгляды, они подъехали к новому дому на берегу Волги.

– Вот здесь я живу, – объявила Кира. – Идём?

Однокомнатная квартира выглядела дорого. Витражные окна с видом на реку, холодный интерьер. Светлые стены, чёрный ламинат. Шкура на полу рядом с диваном.

Кира подошла к горке цвета венге и небрежным жестом заткнула в книги чью-то фотографию.

– Уютно, – оценил Костя. – Твоя квартира?

– Конечно, – блондинка взяла с полки два фужера и вазу для фруктов. – В ипотеку взяла. Я, кстати, риэлтор. Обращайся.

– Обращусь, – заверил Костя.

Осмотрелся, сел на мягкий диван.

Кира принесла фрукты и лёд для мартини. Скомандовала:

Костя отвинтил пробку на бутылке и налил напиток в фужер.

– А я буду сок. Ты же не против?

Они пили, разговаривали и рассматривали друг друга с откровенным любопытством. После третьего бокала мартини Кира по-свойски прильнула к плечу Кости.

– С тобой так хорошо…

Через пять минут они оказались в постели.

Чувственная… Но глумливая. Игривая… Но не искренняя. Было в ней что-то горькое.

Когда Кира ушла в душ, Костя посмотрел на книги на той самой полке. Какая-то фотография спрятана между ними. Это, конечно, неправильно и не этично… Но ведь никто не заметит? Быстро перебрал книжки. О, вот оно! Фото прилипло глянцевой стороной к обложке. Костя аккуратно его отклеил, взглянул…

– Вот ети… – вырвалось у него.

На снимке – Кира и Ник. Тот обнимает подругу, и отношения у них явно не платонические.

Вот это он выбрал девушку! Вот это подвох! Костя закинул фото обратно в книги и стал торопливо собираться.

– Ты куда? – недоумённо спросила Кира, когда столкнулась с ним в прихожей.

– Ехать надо, позвонили… – соврал Костя. На прощание чмокнул её в щёку. – Увидимся.

Он уже знал, что не позвонит и никогда не вернётся. Не объясняя причин.

А она, закрыв дверь, с безразличием на грани брезгливости взяла бутылку «Мартини» и, сидя на шкуре на полу, стала пить прямо из горлышка.

Взлётная полоса. Чёрное мерседесовское купе из серии «CLK» в объективе цифровой камеры. Девушка держала её обеими руками, с профессиональным азартом оценивая ракурс. Ветер поймал длинные волосы цвета сливочного шоколада, отбросил за плечи… В малиновом платье-футляре, поверх которого накинута чёрная кожаная куртка, она сама была больше похожа на модель, чем на оператора съемки.

Брюнет за рулём невольно зацепил её взглядом прохладных глаз, залюбовался.

– Ну что, поехали? – рассмеялась девушка красивой улыбкой.

Сумасшедшая пробуксовка. Запах жжёной резины. Оператор сдерживает эмоции. Хочет истерично взвизгнуть. Шепчет с улыбкой:

Разворот в заносе… Купе закручивает с дымом, с ультра-высокой нотой скольжения шин по взлётке. Кажется, сейчас его выбросит с бетона! А нет! Всё чертовски осмысленно, технично, на грани! Что вытворяет! Разгон, поворот… Аж сердце зашлось. Подъехал и ржёт, чертяка. Глаза – шальные.

Нажала на паузу.

– Обалденно! Дим, ты профи.

Тот открыл большую дверь «Мерседеса», заулыбался. Вышел к ней навстречу.

– Сейчас? – девушка округлила глаза.

Дима потрепал её по волосам и ласково отобрал камеру.

За рулём как в первый раз!

– Что делать?! – смеялась Мила.

– Газ в пол, руль до упора…

Стрелка тахометра выстреливает к отметке четыре тысячи… пять…

Мила с воплем попыталась закрутить купе. Подытожила:

Дима смеялся. Ласково провёл ладонью по её волосам.

– Комплект резины сожжём – получится, – и добавил с подвохом: – Ещё коробку, и мотор перегреем…

Мила шлёпнула его рукой.

– Но-но! – рассмеялась; волосы упали ей на лицо. Выглянула лукаво из-под длинных прядей. – Я за машину ещё не расплатилась, если что.

Дима по-свойски заверил:

Они смеялись минут пять непонятно над чем. Потом Дима фотографировал Милу на фоне взлётной полосы и авто. И, наконец, она отрабатывала экстренную переставку. Роль препятствия выполняла ёмкость с омывающей жидкостью.

Очередной разгон… курс на бутыль… третья передача…

– Тормози! – не выдержал Дима.

Мила с азартным бесстрашием отпрыгнула в соседний ряд и через секунду нырнула в «свой». Остановилась. Спросила невинно:

– Ну что, нормально получилось?

– Нормально, – выдохнул Дима. Открыл дверь: – Всё, я пошёл, погуляю.

– Куда? – Мила озорно схватила его за футболку. – А ну, стой!

Через секунду они целовались в машине.

Облака. Как ватное одеяло. Застыли там, высоко, как будто их приклеили к мутно-голубому небу. А совсем низко – сероватые, похожие на дым тучки, пролетают быстро и беспокойно. Словно это не реальность, а кадры ускоренной съёмки.

Мила и Дима смотрели на небо через лобовое стекло авто.

– Красота, – проговорила Мила. И озарёно включилась: – Стоп! Это надо снять!

Схватила камеру с заднего сиденья…

– Люблю я тебя! – смеялся Дима.

Летящие рыхлые облака. Магический звук ветра. Мила в кадре.

– Дима, я вижу такой сюжет!

– Я даже не сомневаюсь, – он обнял её, прижал к себе, закрывая от ветра.

При использовании книги "Баланс тёмного" автора Елена Борисова активная ссылка вида: читать книгу Баланс тёмного обязательна.

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Источник:

bookz.ru

Читать онлайн книгу «Баланс тёмного» автора Елена Борисова

Елена Борисова Баланс тёмного

Баланс тёмного » Елена Борисова » Современная русская литература

Русоволосый парень лет тридцати, волоча за собой спортивную сумку, прошёл в салон самолёта. Отыскал глазами нужные цифры над сиденьями, остановился. На креслах уже расположились молодой мужчина и девушка.

– Здграсте, – поздоровался парень, чуть скартавив. – Я ваш сосед.

Затолкал сумку наверх. Рукав белой футболки поднялся и приоткрыл татуировку на плече: мохнатого паука-птицееда. Парень отряхнул руки, коротким взглядом оценил попутчиков. Сел на своё место.

Брюнет рядом неохотно повернулся, как будто его отвлекли от чрезвычайно важной работы. Пренебрежительно опустил ресницы, губы покривились в неприязненной гримасе.

– В Гондурас. Пойдёт?

Парень с тату ухмыльнулся.

– Нормально ответить – не варик?

– Это самолёт, а не маршрутка, – брюнет в упор взглянул насмешливыми светлыми глазами. Аномальный контраст шокировал на секунду: прохладные, с чистым голубым пигментом глаза и тёмные волосы.

– А ты дерзкий! – новый сосед выдержал угрожающую паузу. И сменил выражение лица на беззаботную улыбку: – Ты не понял: я спросил, домой или в гости, или ещё куда?

– Домой, – подала голос хорошенькая шатенка с длинными волосами.

– Жалко! – русоволосый парень чему-то ухмыльнулся. – Ну, ладно, ладно.

И принялся отыскивать что-то в кармане джинсов.

Самолёт вырулил на взлётную полосу и начал разгон. Такая мощь! Будто огромный суперкар набирает максимальную скорость. Тело вжимает в сиденье. И вдруг – отрыв! Невидимый поток подхватывает, поднимает аэробус вверх. Нет больше ощущения скорости. Только невесомая неопределённость.

Девушка около иллюминатора явно занервничала. Вцепилась в сиденье, глазами беспокойно ищет точку опоры.

– Боитесь? – подметил сосед. – Уже не упадём.

– Надеюсь, – откликнулась та с натянутой усмешкой.

– А тут уже ничего не поделаешь. Теперь – это судьба.

Брюнет с необычными глазами открыл планшет и с показным спокойствием стал что-то изучать.

– Я – фаталист, – рассуждал русоволосый парень. – Если мне суждено упасть с этим самолётом – от судьбы не уйдёшь.

Его сосед оторвался от планшета. Озадаченно усмехнулся:

– А если мне не суждено?

– Интересная тема! Надо подумать.

– Может, это самовнушение? Таблетка от страха?

– М-м… Да ты психолог?

– Да, – собеседник отстранёно глянул на парня с тату и опять стал что-то читать в планшете.

– Ну, расскажи свою теорию, – русоволосый с тайным ехидством приготовился слушать.

Сосед помолчал. Взвесил целесообразность дискуссии. Усмехнулся:

– Зачем? – и, явно игнорируя, отвернулся к своей спутнице. – Смотри: нормальная фотка?

– Мне нравится, – согласилась девушка, любуясь на швейцарский пейзаж.

Пользуясь моментом, парень незаметно подложил что-то в сумку несговорчивому собеседнику.

Над землёй, ниже самого неба, как сладкая вата, пенились и таяли белые облака.

Парень с татуировкой осмотрелся скептически. Для сентября солнце слишком яркое. Раздражённо выбрался из группки прибывших пассажиров. Ему навстречу из белого «Инфинити FX» вышел молодой человек. У него тоже были русые волосы – но немного темнее, модная стрижка, а глаза – серые. Смотрели они озорно и по-доброму.

– Здорово! – обрадовано протянул он руку прибывшему гостю. – Как долетел?

– Норгмально! – слегка скартавил тот. – Только сосед дерзкий попался.

Повертел головой, пытаясь отыскать его среди людей. Ухмыльнулся:

– Вон он. С девушкой.

– Вон тот, что ли? – обрадованно уточнил парень из «Инфинити», как будто только что обрёл сообщника для пакости. – Да я его знаю. Дима Адамовский.

– Твой знакомый, что ли? – огорчился гость.

– Знакомый знакомого, долгая история, – отмахнулся встречающий. – А характер, и правда, отвратный.

Московский гость чему-то ухмыльнулся и, забросив сумку в «Инфинити», сел на пассажирское сиденье.

Понедельник. Одиннадцать двадцать. Не по-осеннему солнечно. Чёрный «Мерседес-ML» сонно вырулил на улицу Советскую. Стёкла закрыты. Включен кондиционер. Брюнет в тёмных очках меланхолично рассматривал окружающую обстановку. После Швейцарии не то, что бы резало глаз… Но обнаруживались некоторые нюансы. А что, есть красивые места и в родном городе!

Зазвонил телефон. Брюнет поморщился. Он ещё не настроился на деловую волну. Через десять минут приедет на работу, и вот тогда… Неохотно запустил руку в сумку, долго ковырялся, отыскивая трубку, наткнулся на что-то скользкое. Озадаченно покривился. Вытянул неопознанный объект.

Швырнул на приборку, вильнул на встречку, поймал машину…

Сзади истошно посигналили.

– Иди на хрен! – огрызнулся Дима.

Шальной «Инфинити» славировал между ним и пробегающим человеком, подпрыгнул на лежачем полицейском и помчался к перекрёстку.

Дима подхватил змею и брезгливо выкинул в окно. Подделка! Напугала, дрянь!

Поравнялся с «Инфинити-FХ» на светофоре. Опустил стекло. Съязвил:

Водитель повернулся… Это был Ник.

– Дебил, – негромко резюмировал Дима. – Ник, на продажу привёз? Или себе?

– Продам. Потом, – Ник лыбился, как нашкодивший мальчишка и отводил бессовестные серые глаза. – Стартанём? Или ведро не едет?

– А ты газ с тормозом не путаешь?

Дима закрыл стекло и уехал первый. Губы его с шальной дерзостью смеялись. Вот она, волгоградская реальность! С возвращением из отпуска!

В кафе было оживлённо. Посетители курили, сбрасывая пепел в квадратные металлические пепельницы, и поглядывали на ТВ-панель над стойкой бара. Там по подиуму шагали модели.

Костя наблюдал за Ником, который оценивал девочек на модном шоу, и без аппетита дожёвывал какой-то овощ из салата. Друг по – разгильдяйски высунул ноги под стол. Ещё немного, и он свалится.

– Бли-ин! – Ник достал из кармана чеки АЗС. – Я столько денег на бензин трачу! На фига мне «Инфинити»?

– Продай, – Костя пожал плечами. – «Матиз» купи: двигатель литровый, расход минимальный. Хороший вариант.

– Кот, да ты умный!

Ник был модным парнем: не красавцем, но для своего типажа симпатичным. Поэтому машина, на которой он ездил, являлась для него не просто средством передвижения, а символом положения в обществе и выражением образа жизни. Нику нравились стильные кроссоверы. Хотя, если уж честно, его авто было на пике моды лет пять как назад.

– Зарабатывать надо больше, дружище, – посоветовал Костя.

Уж он-то знал, о чём говорил.

– Много денег, что ли? – поддел Ник.

Костя промолчал. В свои тридцать девять он объективно был покрасивше Ника: эффектная внешность брюнета плюс спортивная фигура, плюс чёрная «Хонда аккорд»… И неплохая денежная работа в должности коммерческого директора.

– Значит, Диман в Швейцарии отдыхал? – Ник состроил глазки девушке за столиком слева. – А-а-афигеть! А вместо него кто был?

– Кость! А что раньше не сказал?

Костя недоумённо перестал есть.

– Провернули бы сделку, – бессовестные серые глаза Ника выражали самую неподдельную честность.

– Ник, хорош, – Костя покривился с явным осуждением. Но всё же полюбопытствовал: – А что за сделка?

– Пфф! – тот быстро открыл нехитрый секрет: – Купили бы фуру стройматериалов с отсрочкой платежа. Скинули по-свойски. Деньги поделили.

– Ага, – Костя усмехнулся. – Так тебе Дима и дал отсрочку!

– Ну, ты бы дал! Фирма есть, счёт, печати, устав. Всё, как положено.

– А ты, типа, не заплатил бы, что ли?

– Ага, – довольно заулыбался Ник. – Нету денег, кризис.

– И моя подпись на договоре. Хорошо придумал!

– Ничё, – Костя продолжил есть салат.

– А говоришь, зарабатывать надо! Есть другие идеи?

Костя задумался, наблюдая за экраном ТВ. Там пела хорошенькая брюнетка. Миленькая, похожая на…

– Кот, алё? Чем тебе моя идея не нравится?

Тот очнулся. Взглянул на друга c наивным интересом.

– Ник, это – деньги моего двоюродного брата. Не дяди какого-то бизнес.

– И чё? Миллион он даже не заметит.

– Ник, совесть включи, – Костя улыбнулся, переводя всё в шутку.

– Совесть – это опция, которая в мою комплектацию не входит.

На большом экране всё ещё пела симпатичная брюнетка. И она так напоминала Милку…

– А участок под коттедж Диману не нужен, не? – с неуёмным авантюризмом фантазировал Ник.

– Да ищет в перспективе, – на автопилоте ответил Костя.

– Так давай ему продадим!

– В смысле? – он чуть не поперхнулся. – У тебя есть участок?

– Сделаем, – Ник снова прикинул что-то в уме. – Документы оформим…

Костя озадаченно всмотрелся в друга.

– Это ты так пошутил опять?

– Нет. А чего? Ты Диману тему подбросишь, я оформлю сделку через одну контору. Деньги пополам.

– Ёпт, Ник! А потом? Прятаться будешь?

– Зачем? – друг удивлённо раскрыл глаза. – Зачем прятаться? Откуда он узнает, что это мы?

– Узнает, – заверил Костя. – И убьёт на хрен. Так понятно?

Ник беспечно отмахнулся.

– Да ладно! Думаешь, Диману все деньги честно достались? Не разорится, – и рассмеялся: – Ладно, Кот: шучу!

В кафе вошёл невысокий молодой человек в рубашке с бледно-синим принтом. Осмотрелся. Нашёл Ника и направился прямо к нему.

– Добргый вечер, – поздоровался он, чуть скартавив. – Не помешаю?

– Нет, я уже ухожу, – заторопился Костя, оставляя деньги. Ник представил:

– Кстати, познакомьтесь: это мой московский друг – Паша. А это – Костя. Тоже занимался автомобилями.

– Знакомая тема, – сказал Паша, пристально всматриваясь в Костю, как будто кого-то он ему напомнил. Тот невозмутимо встретил взгляд голубых глаз и, вежливо попрощавшись, направился к выходу. Спиной почуял: на него смотрят. Так смотрят вампиры в кино. Странное это ощущение.

Кира лежала на пятнистой шкуре посреди комнаты, глядя в потолок. Её длинные выбеленные волосы небрежными локонами рассыпались по полу. Пальцы с бордовыми коготками безжизненно выпустили телефон. Он упал на мягкий ворс ковра, так и не издав ни звука. Солёная жгучая слеза стекла по щеке Киры. Почему слёзы такие щипучие? Из чего они сделаны? Кто их придумал? Кто вообще одушевил существ под названием «люди», вдохнул в их тела радость, горечь, привязанность? Почему одним особям мы рады, а на других неприязненно ощетиниваемся? Или сначала любим, а потом создаём зону отчуждения? Перестаём звонить, не приезжаем на встречи, а на вопросы отвечаем кратким: «Я тебе перезвоню» или «Мы потом с тобой поговорим». А на самом деле просто молчим.

– Пожалуйста, – тихо попросила Кира.

Слёзы разъедали её нежную безупречно белую кожу. Нужно встать и умыться. Но нет сил. Душу тошнит. И тело ослабло, как после отравления. Уже всё понятно. Можно не спрашивать. Ответ будет или горьким, или фальшивым. У него есть другой интерес. Кто-то ещё. Какая она? Хоть бы посмотреть! Просто любопытно. Наверное, эта новая девушка лучше, свежее. Не надоедает смс-ками по делу и по пустякам. Не рассказывает ерунду о том, как прошёл день, не ноет и никогда не признаётся, что скучает. Вообще не думает, как он к ней относится. А просто принимает внимание как настоящая женщина. А Кира…

Не надо ничего выяснять. Уже три недели они не виделись. Сначала он был в Германии. Потом ссылался на занятость. Затем не брал трубку. Игнорировал смс-ки. Разве не очевидно, что это – банальный финал? Что ещё она хочет услышать? Ответ почему?

Слёзы на щеках засыхали, стягивая кожу грубой коркой. Нужно встать… Умыться… Кира приподнялась с пятнистой шкуры. Через витражные окна взглянула на ночной город. Красиво. Но не трогает. Светло-ореховые глаза отрешённо смотрели вдаль; что-то в них было не так. С первого раза непонятно. Как будто один глаз чуть-чуть косил к переносице, если приглядеться. Привлекательная неправильность черт.

– Пожалуйста, – снова проговорила Кира в полузабытьи.

Но телефон молчал. Уже не хотелось схватить его и снова набрать номер. Или написать что-то такое… провокационное… чтобы он ответил. А может, попробовать ещё раз?

Нет, лучше напиться. Кира, наконец, встала. Умылась. Достала из бара бутылку «Мартини бьянка», фужер. Вытряхнула в него несколько кусков льда из морозилки. Забросила пластиковую форму обратно в холодильник. Задумчиво оцепенела: вот если бы… можно было на время заморозить чувства. Очнулась и отправилась обратно в комнату, на ковёр.

Ночной город мерцал жёлтыми огнями. Сколько раз они смотрели на него вместе? Вот тут, на полу, на этой пятнистой шкуре. Кира налила мартини, перемешала с кусочками льда. Цвет разбавился белёсыми полосами – неровно, вязко, как сладкий сироп. Отпила терпкий напиток. Сейчас станет легче.

Не верится, что было так хорошо! Как будто всё приснилось. Столько планов, фантазий, обещаний! Если после счастья бывает так тяжело… может, ну его? Не надо вовсе? Это – хуже, чем похмелье. Абстинентный синдром.

Счастье… Оно – как чашка кофе по утрам. Пробуждает, согревает, вдохновляет на хороший день. Или же… как бутылка вина в приятной компании? Пьёшь его без меры, испытываешь кураж, радость, творишь безрассудные поступки… А потом… Адская головная боль и душу выворачивает наизнанку. Может, люди что-то путают? И вовсе нет в жизни позитивного постоянства?

Кира долила в бокал горьковатый напиток.

Завтра, наверное, станет легче.

Ночной город светился холодными огнями.

Костя притормозил на светофоре, взглянул на тротуар… Ох, ничего себе! Какая девушка! Грациозная блондинка неторопливо шла королевской походкой. Белые волосы скользили по чёрному платью, вздрагивали от вздохов ветра. Костя резко припарковался и выскочил из «Хонды».

– Девушка! – окликнул он. – Вы такая красивая, что я просто обязан вас подвезти.

Блондинка обернулась. Осмотрела Костю сверху вниз. Задержала взгляд на его обуви, явно оценивая стоимость и чистоту. Перевела взор на ключ от авто.

– Это ты так знакомишься?

– Ну… – Костя засмеялся своей привлекательной улыбкой. – Пытаюсь. Непривычно, что такая красотка пешком ходит. Я даже растерялся.

– Польстил, зачту, – светло-ореховые глаза девушки иронично прищурились, демонстрируя искусную дымчатую подводку. – Подвози.

Костя заулыбался, открывая блондинке дверь чёрной «Хонды». Спросил:

Надел тёмные очки. Костя знал, что очки – поднимают рейтинг в разы, делая его ещё привлекательнее.

– Кира, – ответила девушка с белыми волосами, невольно покупаясь на визуальный эффект.

– А меня – Костя. Приятно познакомиться. Ехать куда?

– Сначала в магазин, – Кира загнула пальчик с бордовым ногтем. – Купишь мне «Мартини», яблоки, конфеты «Комильфо» и полкило апельсинов, – посмеиваясь, она подсчитала количество заложенных пальцев. – А потом поедем ко мне домой, на Циолковского. У меня сегодня плохое настроение. Я напьюсь и займусь с тобой сексом.

Костя промахнулся мимо педали тормоза и чуть не въехал в стоящий впереди «Порш Кайен».

– Что так сразу-то?

– Ты красивый, а мне нужна замена.

– Кто ж тебя обидел? – Костя понимающе усмехнулся, взглянул через тёмные очки.

– Да, без объяснений, – её губы дёрнулись в горькой гримасе.

– Что за… мужик такой? Бросил! – и между делом признался: – Я, кстати, женат, если что.

– По фиг, – цинично согласилась Кира.

Костя припарковался у супермаркета. Объявил:

Кира придирчиво осмотрела салон авто. Папка с документами, бутылка воды на заднем сиденье, отдушка в деревянном флаконе на зеркале и больше ничего. Усмехнулась: симпатичный и женатый. А какие ещё варианты в её возрасте? Для замены – сойдёт. Он хотя бы равноценен бывшему. Даже привлекательнее. Выше. Фигура у него хорошая. В спортзале, определённо, занимается. Одет с небрежным шиком: джинсы дорогие, рубашечка модная. Чёрные волосы или пострижены в стиле шестидесятых, или отросли до неприличия. И, конечно, улыбка очень обаятельная. Можно поспорить, что Костя это знает.

Тот вернулся с пакетом еды, бросил на заднее сиденье.

– Всё, как ты просила. На Циолковского?

По дороге домой Кира призналась, что ей уже тридцать четыре года. В шутку поддела:

Костя заулыбался с природным шармом.

– Ха, напугала! Мне тридцать девять.

– Хочешь сказать, двадцатилетние тебя не волнуют?

– Ну, волнуют, конечно. Но я не заморачиваюсь по поводу возраста. Просто нравится женщина или нет.

Обсуждая устаревшие стереотипы и расхваливая свои демократичные взгляды, они подъехали к новому дому на берегу Волги.

– Вот здесь я живу, – объявила Кира. – Идём?

Однокомнатная квартира выглядела дорого. Витражные окна с видом на реку, холодный интерьер. Светлые стены, чёрный ламинат. Шкура на полу рядом с диваном.

Кира подошла к горке цвета венге и небрежным жестом заткнула в книги чью-то фотографию.

– Уютно, – оценил Костя. – Твоя квартира?

– Конечно, – блондинка взяла с полки два фужера и вазу для фруктов. – В ипотеку взяла. Я, кстати, риэлтор. Обращайся.

– Обращусь, – заверил Костя.

Осмотрелся, сел на мягкий диван.

Кира принесла фрукты и лёд для мартини. Скомандовала:

Костя отвинтил пробку на бутылке и налил напиток в фужер.

– А я буду сок. Ты же не против?

Они пили, разговаривали и рассматривали друг друга с откровенным любопытством. После третьего бокала мартини Кира по-свойски прильнула к плечу Кости.

– С тобой так хорошо…

Через пять минут они оказались в постели.

Чувственная… Но глумливая. Игривая… Но не искренняя. Было в ней что-то горькое.

Когда Кира ушла в душ, Костя посмотрел на книги на той самой полке. Какая-то фотография спрятана между ними. Это, конечно, неправильно и не этично… Но ведь никто не заметит? Быстро перебрал книжки. О, вот оно! Фото прилипло глянцевой стороной к обложке. Костя аккуратно его отклеил, взглянул…

– Вот ети… – вырвалось у него.

На снимке – Кира и Ник. Тот обнимает подругу, и отношения у них явно не платонические.

Вот это он выбрал девушку! Вот это подвох! Костя закинул фото обратно в книги и стал торопливо собираться.

– Ты куда? – недоумённо спросила Кира, когда столкнулась с ним в прихожей.

– Ехать надо, позвонили… – соврал Костя. На прощание чмокнул её в щёку. – Увидимся.

Он уже знал, что не позвонит и никогда не вернётся. Не объясняя причин.

А она, закрыв дверь, с безразличием на грани брезгливости взяла бутылку «Мартини» и, сидя на шкуре на полу, стала пить прямо из горлышка.

Взлётная полоса. Чёрное мерседесовское купе из серии «CLK» в объективе цифровой камеры. Девушка держала её обеими руками, с профессиональным азартом оценивая ракурс. Ветер поймал длинные волосы цвета сливочного шоколада, отбросил за плечи… В малиновом платье-футляре, поверх которого накинута чёрная кожаная куртка, она сама была больше похожа на модель, чем на оператора съемки.

Брюнет за рулём невольно зацепил её взглядом прохладных глаз, залюбовался.

– Ну что, поехали? – рассмеялась девушка красивой улыбкой.

Сумасшедшая пробуксовка. Запах жжёной резины. Оператор сдерживает эмоции. Хочет истерично взвизгнуть. Шепчет с улыбкой:

Разворот в заносе… Купе закручивает с дымом, с ультра-высокой нотой скольжения шин по взлётке. Кажется, сейчас его выбросит с бетона! А нет! Всё чертовски осмысленно, технично, на грани! Что вытворяет! Разгон, поворот… Аж сердце зашлось. Подъехал и ржёт, чертяка. Глаза – шальные.

Нажала на паузу.

– Обалденно! Дим, ты профи.

Тот открыл большую дверь «Мерседеса», заулыбался. Вышел к ней навстречу.

– Сейчас? – девушка округлила глаза.

Дима потрепал её по волосам и ласково отобрал камеру.

За рулём как в первый раз!

– Что делать?! – смеялась Мила.

– Газ в пол, руль до упора…

Стрелка тахометра выстреливает к отметке четыре тысячи… пять…

Мила с воплем попыталась закрутить купе. Подытожила:

Дима смеялся. Ласково провёл ладонью по её волосам.

– Комплект резины сожжём – получится, – и добавил с подвохом: – Ещё коробку, и мотор перегреем…

Мила шлёпнула его рукой.

– Но-но! – рассмеялась; волосы упали ей на лицо. Выглянула лукаво из-под длинных прядей. – Я за машину ещё не расплатилась, если что.

Дима по-свойски заверил:

Они смеялись минут пять непонятно над чем. Потом Дима фотографировал Милу на фоне взлётной полосы и авто. И, наконец, она отрабатывала экстренную переставку. Роль препятствия выполняла ёмкость с омывающей жидкостью.

Очередной разгон… курс на бутыль… третья передача…

– Тормози! – не выдержал Дима.

Мила с азартным бесстрашием отпрыгнула в соседний ряд и через секунду нырнула в «свой». Остановилась. Спросила невинно:

– Ну что, нормально получилось?

– Нормально, – выдохнул Дима. Открыл дверь: – Всё, я пошёл, погуляю.

– Куда? – Мила озорно схватила его за футболку. – А ну, стой!

Через секунду они целовались в машине.

Облака. Как ватное одеяло. Застыли там, высоко, как будто их приклеили к мутно-голубому небу. А совсем низко – сероватые, похожие на дым тучки, пролетают быстро и беспокойно. Словно это не реальность, а кадры ускоренной съёмки.

Мила и Дима смотрели на небо через лобовое стекло авто.

– Красота, – проговорила Мила. И озарёно включилась: – Стоп! Это надо снять!

Схватила камеру с заднего сиденья…

– Люблю я тебя! – смеялся Дима.

Летящие рыхлые облака. Магический звук ветра. Мила в кадре.

– Дима, я вижу такой сюжет!

– Я даже не сомневаюсь, – он обнял её, прижал к себе, закрывая от ветра.

– Ты тёплый, – Мила уткнулась ему в плечо, прильнула, как кошка.

– Не хочу тебя отпускать.

Он заулыбался чему-то.

Шальной ветер становился сильнее и рвал в клочья дымчатые облака.

…Устроившись на кухне с ноутбуком, Мила монтировала любительский ролик. Чай остыл. Панорамный вид из окна поменял цвет на сдержанную вечернюю палитру. А она воплощала в реальность сюжет, который подробно увидела в своей голове и расписала по секундам на бумаге. Отрезала несколько вариантов саундтрека. Выбрала наиболее яркий и динамичный кусок. А увлекательная это задумка, чёрт возьми! Может, помимо графического дизайна заняться видеороликами? Нет. Тут нужен профессиональный уровень.

Взлётка. «Мерседес». Ракурс три четверти. Дима оглядывается с водительского сиденья. Стекло опущено. Замедлить. Его волшебные светло-синие глаза. И мгновение неприкрытой симпатии. Небритая щетина, тёмные волосы… Аж дух захватывает! Чёрная футболка, рука на руле… Губы заулыбались с обаянием. Врезка: эмблема мерседесовской звезды в хроме… стрелки на приборке… Следующий план: поворот в скольжении, авто закручивает пятак, белый дым… Облака, как дым… Мила на их фоне. Длинные волосы рвёт, треплет ветер. Добавить звук ветра, пусть смешается с саундтреком. Разворот в заносе… Замедлить! Жаль, не передать привкус жжёной резины. И ещё раз сумасшедший дрифт. Красиво! Финал: смех Димы.

Мила придирчиво просмотрела смонтированное видео. Сняла наушники. Получилось! Пожалуй, можно показывать Диме. Пусть оценит.

План по продаже дома был готов. Конечно, он выглядел сыроватым… Но авантюра предполагала импровизацию. Представитель хозяина дома: Паша. Действует по доверенности. Второй персонаж: риэлтор. Надёжный, в доску свой человек, подберёт участок, хозяева которого проживают где-нибудь… далеко. Ник: за кадром, координирует действия. Клиент: Дима Адамовский, для которого пара миллионов – ну так, вообще мелочь.

Ник набросал в голове схему действий. Первое: завербовать риэлтора. Свою бывшую девушку. Вообще не проблема! Второе: получить дубликаты документов на дом. Вполне реально! Третье: убедить покупателя. Вот это – задача Паши и риэлтора.

Да всё получится!

В отличном настроении Ник подъехал к высотке на Циолковского. Повертел в руке мобильный телефон. Итак, Кира. Хм… Энтузиазм начал предательски убывать.

С чего начать? «Кира, здравствуй…» Нет, не пойдёт. «Привет, родная». Тоже глуповато. «Я тут… в общем… Мой персик, ты дома?» Короче: чушь всё это! Ник надел тёмные очки, решительно распахнул дверь «Инфинити»… Закрыл. Снял очки. Лучше бы он каску строительную прихватил! Что-то страшновато, а? Взял флакон с парфюмом, прицелился, зажмурился… Брызнул. А будь что будет!

Кира открыла дверь и отшатнулась.

– Что надо? – спросила она скорее испуганно, чем неприветливо.

– Да ехал мимо, – по-дурацки ответил Ник. – Решил зайти.

– Да? – съязвила Кира. – У тебя не назначено.

– Всё равно рад тебя видеть, – Ник попытался протиснуться в квартиру.

– Куда? – осадила Кира. – Я тебя приглашала?

– Я такой наглый, извини, – он обнял её изо всех сил. – Ну хочешь – убей меня!

– Убивай! Ну не обижайся ты на меня!

– Отпусти! – Кира попробовала вырваться. – Перестань, Ник!

Вместо ответа он стал целовать её в губы.

Ник валялся на диване и смотрел телевизор.

– Кирюх, эт самое… долго тебе ещё ипотеку платить?

– До пенсии, – насторожилась: – А что?

Ник стал неподдельно серьёзным.

– Короче: есть вариант хорошо заработать.

– Пфф! К примеру, как?

Кира перестала жевать яблоко. Светло-ореховый глаз изумлённо скосил к переносице.

– Чей дом? – на лице отобразился быстрый просчёт комиссионных. – Какой дом?

– Твой. В смысле, клиента какого-нибудь.

Кира разочарованно кинула в него огрызок.

– Ты для этого ко мне приехал, Никита?

– Ой: не надо, – поморщился тот. – Я мог бы и не говорить. Нет – так нет, я просто предложил.

– Подругу попроси, – Кира завернулась в халат, демонстрируя принципиальное отчуждение. – Чем она у тебя занимается?

– В смысле? Ты о ком сейчас говоришь-то?

– Ну, у тебя же кто-то есть? – Кира пренебрежительно поморщилась, словно приценивалась, как лучше скинуть друга с дивана.

– У меня есть ты, – Ник честно округлил глаза; для достоверности притянул её к себе. – Зачем мне кого-то спрашивать? Заработаем по триста рубликов, оплатишь кредит. Или шубу купишь. Нормально?

– Триста? – удивилась Кира. – А что так мало-то?

– Так нас же трое, – пояснил Ник. – Миллион на троих.

– Третья – подруга твоя?

– Кирюх, – Ник изобразил обиду, – прекращай. Третий – друг мой из Москвы. Он сделку проведёт по фэн-шую. Мы клиента уже нашли.

– А потом? – Кира отстранилась. Скептически помолчала. – Нас всех посадят? Или только меня?

– Никто никого не посадит. Всё будет в идеале.

– Ну-ну, – цинично подытожила Кира. – А говоришь, не для этого приехал.

Костя сел в машину, размышляя где бы перекусить. Может, к Милке на работу заехать? И пообедать вместе. Улыбнулся: отличный повод для встречи! Взял телефон, написал нехитрую смс-ку: «Мил, привет, как дела? Давай кофе попьём, пообщаемся?». Только собрался отправлять, как увидел Диму в дверях бизнес-центра. Вот он: осмотрел парковку, заметил «Хонду» Кости… Махнул рукой «стой, подожди!» и направился прямо к нему.

– Тьфу, блин! – заторопился с посланием Костя, да так и отправил сообщение… Диме. Мысль о том, что он сделал, запоздала на пару секунд.

– Нет! – воскликнул он, нажимая отмену отправки: – Стой!

Но упрямое смс уже ускользнуло к адресату.

– Вот лошара! – выдохнул Костя. Бросил телефон на сиденье. Ну, всё. Сейчас начнётся. С глуповатым выражением лица вылез из «Хонды».

– Кость, – протягивал ему бумаги Дима. – Забери документы, на базу отдай.

– А, хорошо, отдам, – Костя выхватил файл…

Но в этот момент у Димы зазвонил телефон.

– Да, – ответил тот, – скинь мне на почту, я посмотрю.

Костя грешным делом хотел уже уронить его чёртов смартфон об асфальт…

– Хорошо, – говорил Дима. – Я перезвоню, – и вернулся к теме документов: – Пусть скажут…

Глянул на телефон, недоумённо запнулся…

«Ну, всё», – подумал Костя. Хоть провались!

Дима прочитал смс-ку, посмотрел на него наивными синими глазами. Показал текст на экране.

– Ты ничего не попутал?

– Ага, – бесхитростно согласился Костя. – Перепутал.

Дима несколько секунд сканировал его взглядом как дебила.

– И давно вы общаетесь?

– Ну… всегда, – с пофигизмом ответил Костя. – Мы ж друзья, ничего такого.

– Я Милке покажу смс-ку, – с иронией заверил Дима, – если что.

– Ну, хоть поржёте, – славировал Костя. Открыл дверь авто и, ускользая от разговора, попрощался: – Я на связи, – и быстро нырнул за руль.

Кира безупречно подготовилась к встрече с потенциальным покупателем дома. Итак, она – риэлтор (это – правда). Один клиент попросил продать дом. (Хибару она видела, поэтому уже наполовину проще). Почему предлагает сделку именно Дмитрию? Потому что… некая Наташа порекомендовала к нему обратиться. Откуда с Наташей знакомы? Была у неё на приёме в салоне красоты. Нет? А кто докажет? Кира сконцентрировалась, примеряя рискованную роль. Чтобы соврать и не выдать ложь, надо представить, что всё это правда. Итак…

Без пяти пять. Вот в этом огромном бизнес-центре Волгоград-сити у неё назначена встреча.

Кира взбила белые змейки волос, расстегнула пуговицу на блузке, поправила воротничок делового жакета от «Мекс» и шагнула в просторный холл.

Входной контроль. Чёрт!

– Мне в «Южный альянс».

– Можно ваши документы?

Адреналин запульсировал в каждом сосуде под кожей. Кира достала паспорт. Записывают. Ну и что? Она ведь уже представилась реальным именем.

– Вам на семнадцатый этаж.

Кира прошла через турникет. Спокойно! Волнение провалит дело. Нужно отнестись к этому как к азартной игре, авантюре. Легко. Кира задержала дыхание и вызвала лифт.

Первый этаж. Оценила своё отражение в зеркальной стене. Красивая всё-таки, сучка!

Второй этаж. Страшно. До дрожи.

Четвёртый. Зачем она это делает?

Пятый. Триста тысяч. На эту сумму она облегчит кредит.

Шестой. Жалко отдавать за кредит…

Седьмой. Машину купить? Ха, за триста тысяч?

Восьмой. Какого чёрта Ник её в это втянул?

Девятый. Ник… Загипнотизировал, что ли? А если кинет?

Двенадцатый. «Ник, я тебя убью сразу. Только попробуй!»

Четырнадцатый. А может… провести их всех? И?

Пятнадцатый. Подбирать участки за проценты от сделки…

Шестнадцатый. Господи, прости!

Семнадцатый. Будь, что будет!

– Здравствуйте, – громко сказала Кира. – Мне нужен Дмитрий Владимирович.

Несколько сотрудников равнодушно взглянули в её сторону. Их усталые взоры словно говорили: конец рабочего дня. А тут – посетитель. Хорошо, что не к ним. Кто проводит? Кто? Где же тот гостеприимный ответственный человек? И, храня молчание, все отвернулись.

– Вы договаривались? – спросила девушка за последним столом.

– Да. Я – Кира Савина, риэлтор.

– Проходите, – сотрудница указала на нужную дверь и без эмоций вернулась к какому-то занятию.

Не радушный приём немного смутил Киру. И разозлил: а тем лучше! Знали бы вы, убогие, зачем она пришла! Открыла дверь кабинета и… осеклась.

Из директорского кресла на неё смотрел очень привлекательный мужчина. Ой-ёй! Аж дух захватило. Какой красавчик!

– Я – Кира, по недвижимости, – медленно проговорила она.

– Очень приятно, Дмитрий, – представился брюнет с необычными светло-синими глазами. – Присаживайтесь, – и указал на стул напротив.

Какой глупый план! Ник хоть видел этого клиента? На что он рассчитывал?

Достала из сумочки планшет.

– Дмитрий, – Кира неторопливо открыла нужный файл, – у меня есть очень хорошие предложения для вас.

Шкурой почуяла: наблюдает. Оценивает внешность. Пусть! В деловом костюме Кира выглядит ещё интереснее. Профессионально улыбнулась:

Она увлечённо рассказывала о заведомо невыгодных предложениях и тонко возвращалась к теме хибары на берегу Волги. Наблюдала реакцию клиента. Сомневалась. Уточняла запросы. Пыталась флиртовать. Удивлялась его нейтральной реакции на повышенное внимание. Снова делилась личными впечатлениями о чудесной хижине у воды, так правдоподобно, что и сама в это верила. «Он будет строить коттедж, – думалось ей. – Наверняка женат, поэтому и ведёт себя сдержанно. Жаль! Очень симпатичный». Потом вспоминала, что никакого участка он не получит, и подлая совесть кололась в солнечное сплетение.

Источник:

magbook.net

Елена Борисова Баланс тёмного в городе Воронеж

В данном интернет каталоге вы всегда сможете найти Елена Борисова Баланс тёмного по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти иные книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка выполняется в любой город РФ, например: Воронеж, Саратов, Барнаул.