Книжный каталог

Евгения Донова Другой понедельник

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Мы хотим иметь возможность выбирать: достойную работу, спутника жизни, даже пол будущего ребенка. Но что, если необходимость сделать выбор оборачивается худшим кошмаром, лишающим сна? Маше предстоит узнать, кто она: верная жена, уважающая брак, или смелая женщина, готовая начать всё сначала. А что бы выбрали вы?

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Евгения Донова Другой понедельник Евгения Донова Другой понедельник 300 р. litres.ru В магазин >>
Евгений Стаховский О человечестве, войне и путешествиях Евгений Стаховский О человечестве, войне и путешествиях 49 р. litres.ru В магазин >>
Сумка Printio Понедельник Сумка Printio Понедельник 450 р. printio.ru В магазин >>
Футболка классическая Printio Понедельник Футболка классическая Printio Понедельник 790 р. printio.ru В магазин >>
Толстовка Wearcraft Premium унисекс Printio Понедельник Толстовка Wearcraft Premium унисекс Printio Понедельник 1890 р. printio.ru В магазин >>
Майка классическая Printio Понедельник Майка классическая Printio Понедельник 630 р. printio.ru В магазин >>
Майка классическая Printio Понедельник Майка классическая Printio Понедельник 630 р. printio.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Евгения Донова - Другой понедельник

Евгения Донова - Другой понедельник

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Описание книги "Другой понедельник"

Описание и краткое содержание "Другой понедельник" читать бесплатно онлайн.

Вы никогда не задумывались, какого цвета дни недели? Для меня понедельник всегда был мышиного серого цвета, вторник – нежно-персикового, среда почему-то зеленая. Четверг коричневый, пятница красная, суббота розовая. Воскресенье всегда было черно-желтым. Ну вот откуда это берется?

Иллюстратор Ирина Артамонова

© Евгения Донова, 2017

© Ирина Артамонова, иллюстрации, 2017

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Жарить картошку уже давно вошло в привычку. Этот гарнир всегда спасает, хоть всем и каждому известно, что он вредный, напичкан холестерином, а по калорийности бьет все рекорды. Времени на изыски просто не было.

Маша стояла у плиты, нетерпеливо помешивая картошку в сковородке чуть чаще, чем это требовалось, но длинные кусочки все никак не хотели становиться мягкими и под давлением деревянной лопатки не расползались, как пюре, а разламывались пополам.

И почему всегда картошка?

Почему бы не купить по дороге домой огурцы, помидоры, листья салата, оливки, сыр фета, немного приправ. Почему бы не порубить все ингредиенты на красивой прозрачной разделочной доске, оставленной на дальней полке «на потом», не залить сверху оливковым маслом, смешанным с соевым соусом и лимонным соком, не посыпать сверху тимьяном и базиликом, а потом не выложить всю эту красоту в праздничную салатницу?

Лень было по инерции, как всегда. Не то чтобы не было сил встать с кровати с утра или на работе загрузка была больше обычного. Просто так повелось, что Маша работает, убирается, стирает, готовит, а потому на всякие излишества типа салатов у нее просто нет времени и сил. Жареная картошка, гречка, рис, полуфабрикатные котлеты из картонной коробки, пельмени, сосиски и макароны – вот, пожалуй, и весь стандартный набор, который ротировался в их семейном рационе.

А ведь она не всегда была такой.

Когда-то было время, она училась и подрабатывала, а еще умудрялась встречаться с подружками и ходить на свидания. И тогда у нее всегда находилось время на то, чтобы пролистать бабушкину книгу с рецептами, выбрать какой-нибудь пирог или мясное блюдо и приготовить для всей семьи: мамы, папы и себя. Ей нравился процесс превращения набора продуктов в единое блюдо, нравилась пошаговость и точность, почти математичность этого процесса, нравилось сервировать блюда, подавать их на стол каким-нибудь оригинальным способом: сделать надпись на торте или выложить рыбный салат в форме большой рыбы с плавниками из болгарского перца, нравилось, что ее хвалят и предрекают ей будущее великолепной хозяйки.

Но ровно в тот момент, когда приготовление еды из хобби превратилось в ежедневную обязанность, а за столом появился молодой мужчина, который не воспринимал в качестве серьезной еды ничего, кроме мяса, желание изобретать вдруг начало испаряться, оставив за собой только легкую дымку, которая вскоре тоже рассеялась.

Маше хотелось поскорее разделаться с картошкой, съесть ее вместе с котлетами и отдохнуть. Она еще раз попробовала разломать лопаткой один из брусочков, но тот по-прежнему плохо поддавался. Она вздохнула и заправила выпавшую из неаккуратного пучка прядь волос за ухо.

Мысли ее, пока она заканчивала с гарниром, текли в привычном, спокойном направлении: отнести завтра бумаги на подпись руководству, не забыть разослать график отпусков, поискать в Интернете сапоги на осень, купить вечером мясо и килограмма два картошки, приготовить ужин.

Из большой комнаты доносился гул телевизора. Мужа из кухни не было видно, но Маша точно знала, что он делает: сидит на диване, вытянув ноги на пуфике, и бесцельно переключает каналы. Он еще не разделся после работы, потому что тоже лень. Прежде чем облачиться в спортивные штаны и футболку, он по заведенному за годы совместной жизни ритуалу минут двадцать щелкал каналы, развалившись на диване прямо в черных брюках и белой рубашке.

Дресс-код на его работе Маша ненавидела всей душой. Когда он устроился в салон немецких автомобилей четыре года назад, ей даже нравилось, как узкие строгие брюки подчеркивают его мощные спортивные ноги, а белая рубашка оттеняет всегда румяное, веселое лицо. Но это нововведение очень скоро обернулось для Маши адским трудом. Низ брючин надо было ежедневно чистить щеткой, а иногда и застирывать, рубашки – гладить. Да и по прошествии этих лет Ваня уже совсем не так аккуратно смотрелся в этой одежде. Пуговицы на животе уже с трудом удерживали ткань, оттопыривая складки, когда он садился или наклонялся, а брюки под карманами стали топорщиться. Нет, муж не растолстел, скорее, просто заматерел, превратился из мальчика в мужчину. Но аккуратная деловая одежда перестала ему идти, в ней он выглядел скорее как «браток» из пригорода, собравшийся на поминки, и тратить столько времени на эту одежду стало обидно.

Маша нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. Готовить ей было неинтересно, скучно. Она подождала еще пару минут, доведя картошку до такого состояния, когда та была еще не совсем готова, но уже съедобна, переложила ее в тарелки вместе с готовыми котлетами и отнесла в гостиную вместе с приборами.

Муж никогда не возмущался по поводу еды, хотя Маша периодически ее портила, хоть и не намеренно. То пересаливала, то недожаривала. Но он стоически выносил все ее кулинарные провалы, всегда съедал все, хвалил съеденное и почти ежедневно просил добавки.

Маша поставила тарелки на стол и позвала мужа ужинать. Он легко отлепился от телевизора, плюхнулся на стул напротив, оглядел стол и довольно протянул:

– Да. Немножко не дожарила, но очень уж кушать хочется, – призналась Маша и принялась за еду.

– Да ладно! Вполне съедобно получилось. – Ваня уминал ужин за обе щеки. – Как день прошел?

– Нормально. В июле на корпоратив поедем в Турцию, – вспомнила Маша, – дня на три или четыре. Босс попросил помочь с организацией.

– Да ладно! В Турцию?! – удивился Ваня. – Везет вам! Нас никуда дальше соседнего ресторана не возили. А что вы там делать будете?

– Не знаю. Купаться, загорать, отдыхать…

– Бухать будут твои бухгалтерши! – подытожил Ваня и рассмеялся с набитым ртом. – В Турцию за этим только и ездят. Ну и еще для кое-чего. Но ты это… Смотри там у меня. – Он делано нахмурился и заглотил сразу половину котлеты.

Маша для вида улыбнулась и перебрала в памяти лица сотрудников своей организации. В основном это были женщины от сорока до пятидесяти, правда, мужчины тоже встречались, но их было мало. Единственная ее ровесница, юрист по имени Наташа, была ее подругой, но в Турцию ехать отказалась – у нее уже был запланирован отпуск и куплены путевки на середину июля. Была еще секретарша по имени Рита, но слишком уж мало общего у них было с Машей. И что она будет там делать, в Турции?

– А как твои дела сегодня? – машинально спросила Маша, продолжая придумывать себе досуг.

– Все хорошо! Сегодня было два хороших клиента, думаю, могут купить. Оставили телефоны, так что будем работать.

Ваня работал менеджером по продажам. Оклад у него был маленький, а основная часть зарплаты складывалась из бонусов за проданные автомобили. Иногда, в периоды низкой покупательской активности, он получал голый оклад, и этих денег едва ли хватало на еду, в эти месяцы Машина работа была основным источником дохода. Когда же в месяц у Вани случалось по пять-шесть продаж, зарплата становилась более чем приличной.

– Здорово, – поддержала мужа Маша.

Она доела ужин и откинулась на спинку стула. Фуф! Четверг. Осталось пережить еще один день, и можно будет расслабиться – в выходные они с Ваней отсыпались, занимались хозяйством и ходили в гости.

– Слушай, ты никогда не задумывался, какого цвета дни недели? – вдруг поинтересовалась она. Ваня бросил на нее такой взгляд, что она тут же пожалела, что задала свой глупый вопрос. Его поднятые брови и ухмылка как бы говорили: «Что за странные вопросы, женщина?»

– Что за вопросы, женщина? – спросил он, дожевывая картошку. Ваня всегда говорил то, что думал. А что он думал, всегда можно было прочитать у него на лице. Маша смущенно ответила:

– Да я так, просто… Подумала вдруг. У меня вот, к примеру, четверг коричневый.

– Коричневый? Кто же тебе так этот день изгадил?

Маша смущенно засмеялась:

– Никто, я люблю четверги. А у тебя они какого цвета?

– Да никакого! Все будние серые, выходные красные. Как в календаре. Кино смотреть будем?

Маша поспешила собрать посуду и пошла на кухню ее мыть. Последовательность действий была очень простой. Приготовить, съесть, убрать, лечь отдыхать. Мыслей о том, чтобы разнообразить эту последовательность, не возникало уже давно. Хотелось только спать или в отпуск. Даже трехдневный тур в Турцию с кучкой возрастных бухгалтеров казался неплохой идеей.

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Другой понедельник"

Книги похожие на "Другой понедельник" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Все книги автора Евгения Донова

Евгения Донова - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Евгения Донова - Другой понедельник"

Отзывы читателей о книге "Другой понедельник", комментарии и мнения людей о произведении.

Вы можете направить вашу жалобу на или заполнить форму обратной связи.

Источник:

www.libfox.ru

Читать книгу «Другой понедельник» онлайн — Евгения Донова — Страница 1

«Другой понедельник» — Евгения Донова

Вы никогда не задумывались, какого цвета дни недели? Для меня понедельник всегда был мышиного серого цвета, вторник – нежно-персикового, среда почему-то зеленая. Четверг коричневый, пятница красная, суббота розовая. Воскресенье всегда было черно-желтым. Ну вот откуда это берется?

Иллюстратор Ирина Артамонова

© Евгения Донова, 2017

© Ирина Артамонова, иллюстрации, 2017

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Жарить картошку уже давно вошло в привычку. Этот гарнир всегда спасает, хоть всем и каждому известно, что он вредный, напичкан холестерином, а по калорийности бьет все рекорды. Времени на изыски просто не было.

Маша стояла у плиты, нетерпеливо помешивая картошку в сковородке чуть чаще, чем это требовалось, но длинные кусочки все никак не хотели становиться мягкими и под давлением деревянной лопатки не расползались, как пюре, а разламывались пополам.

И почему всегда картошка?

Почему бы не купить по дороге домой огурцы, помидоры, листья салата, оливки, сыр фета, немного приправ. Почему бы не порубить все ингредиенты на красивой прозрачной разделочной доске, оставленной на дальней полке «на потом», не залить сверху оливковым маслом, смешанным с соевым соусом и лимонным соком, не посыпать сверху тимьяном и базиликом, а потом не выложить всю эту красоту в праздничную салатницу?

Лень было по инерции, как всегда. Не то чтобы не было сил встать с кровати с утра или на работе загрузка была больше обычного. Просто так повелось, что Маша работает, убирается, стирает, готовит, а потому на всякие излишества типа салатов у нее просто нет времени и сил. Жареная картошка, гречка, рис, полуфабрикатные котлеты из картонной коробки, пельмени, сосиски и макароны – вот, пожалуй, и весь стандартный набор, который ротировался в их семейном рационе.

А ведь она не всегда была такой.

Когда-то было время, она училась и подрабатывала, а еще умудрялась встречаться с подружками и ходить на свидания. И тогда у нее всегда находилось время на то, чтобы пролистать бабушкину книгу с рецептами, выбрать какой-нибудь пирог или мясное блюдо и приготовить для всей семьи: мамы, папы и себя. Ей нравился процесс превращения набора продуктов в единое блюдо, нравилась пошаговость и точность, почти математичность этого процесса, нравилось сервировать блюда, подавать их на стол каким-нибудь оригинальным способом: сделать надпись на торте или выложить рыбный салат в форме большой рыбы с плавниками из болгарского перца, нравилось, что ее хвалят и предрекают ей будущее великолепной хозяйки.

Но ровно в тот момент, когда приготовление еды из хобби превратилось в ежедневную обязанность, а за столом появился молодой мужчина, который не воспринимал в качестве серьезной еды ничего, кроме мяса, желание изобретать вдруг начало испаряться, оставив за собой только легкую дымку, которая вскоре тоже рассеялась.

Маше хотелось поскорее разделаться с картошкой, съесть ее вместе с котлетами и отдохнуть. Она еще раз попробовала разломать лопаткой один из брусочков, но тот по-прежнему плохо поддавался. Она вздохнула и заправила выпавшую из неаккуратного пучка прядь волос за ухо.

Мысли ее, пока она заканчивала с гарниром, текли в привычном, спокойном направлении: отнести завтра бумаги на подпись руководству, не забыть разослать график отпусков, поискать в Интернете сапоги на осень, купить вечером мясо и килограмма два картошки, приготовить ужин.

Из большой комнаты доносился гул телевизора. Мужа из кухни не было видно, но Маша точно знала, что он делает: сидит на диване, вытянув ноги на пуфике, и бесцельно переключает каналы. Он еще не разделся после работы, потому что тоже лень. Прежде чем облачиться в спортивные штаны и футболку, он по заведенному за годы совместной жизни ритуалу минут двадцать щелкал каналы, развалившись на диване прямо в черных брюках и белой рубашке.

Дресс-код на его работе Маша ненавидела всей душой. Когда он устроился в салон немецких автомобилей четыре года назад, ей даже нравилось, как узкие строгие брюки подчеркивают его мощные спортивные ноги, а белая рубашка оттеняет всегда румяное, веселое лицо. Но это нововведение очень скоро обернулось для Маши адским трудом. Низ брючин надо было ежедневно чистить щеткой, а иногда и застирывать, рубашки – гладить. Да и по прошествии этих лет Ваня уже совсем не так аккуратно смотрелся в этой одежде. Пуговицы на животе уже с трудом удерживали ткань, оттопыривая складки, когда он садился или наклонялся, а брюки под карманами стали топорщиться. Нет, муж не растолстел, скорее, просто заматерел, превратился из мальчика в мужчину. Но аккуратная деловая одежда перестала ему идти, в ней он выглядел скорее как «браток» из пригорода, собравшийся на поминки, и тратить столько времени на эту одежду стало обидно.

Маша нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. Готовить ей было неинтересно, скучно. Она подождала еще пару минут, доведя картошку до такого состояния, когда та была еще не совсем готова, но уже съедобна, переложила ее в тарелки вместе с готовыми котлетами и отнесла в гостиную вместе с приборами.

Муж никогда не возмущался по поводу еды, хотя Маша периодически ее портила, хоть и не намеренно. То пересаливала, то недожаривала. Но он стоически выносил все ее кулинарные провалы, всегда съедал все, хвалил съеденное и почти ежедневно просил добавки.

Маша поставила тарелки на стол и позвала мужа ужинать. Он легко отлепился от телевизора, плюхнулся на стул напротив, оглядел стол и довольно протянул:

– Да. Немножко не дожарила, но очень уж кушать хочется, – призналась Маша и принялась за еду.

– Да ладно! Вполне съедобно получилось. – Ваня уминал ужин за обе щеки. – Как день прошел?

– Нормально. В июле на корпоратив поедем в Турцию, – вспомнила Маша, – дня на три или четыре. Босс попросил помочь с организацией.

– Да ладно! В Турцию?! – удивился Ваня. – Везет вам! Нас никуда дальше соседнего ресторана не возили. А что вы там делать будете?

– Не знаю. Купаться, загорать, отдыхать…

– Бухать будут твои бухгалтерши! – подытожил Ваня и рассмеялся с набитым ртом. – В Турцию за этим только и ездят. Ну и еще для кое-чего. Но ты это… Смотри там у меня. – Он делано нахмурился и заглотил сразу половину котлеты.

Маша для вида улыбнулась и перебрала в памяти лица сотрудников своей организации. В основном это были женщины от сорока до пятидесяти, правда, мужчины тоже встречались, но их было мало. Единственная ее ровесница, юрист по имени Наташа, была ее подругой, но в Турцию ехать отказалась – у нее уже был запланирован отпуск и куплены путевки на середину июля. Была еще секретарша по имени Рита, но слишком уж мало общего у них было с Машей. И что она будет там делать, в Турции?

– А как твои дела сегодня? – машинально спросила Маша, продолжая придумывать себе досуг.

– Все хорошо! Сегодня было два хороших клиента, думаю, могут купить. Оставили телефоны, так что будем работать.

Ваня работал менеджером по продажам. Оклад у него был маленький, а основная часть зарплаты складывалась из бонусов за проданные автомобили. Иногда, в периоды низкой покупательской активности, он получал голый оклад, и этих денег едва ли хватало на еду, в эти месяцы Машина работа была основным источником дохода. Когда же в месяц у Вани случалось по пять-шесть продаж, зарплата становилась более чем приличной.

– Здорово, – поддержала мужа Маша.

Она доела ужин и откинулась на спинку стула. Фуф! Четверг. Осталось пережить еще один день, и можно будет расслабиться – в выходные они с Ваней отсыпались, занимались хозяйством и ходили в гости.

– Слушай, ты никогда не задумывался, какого цвета дни недели? – вдруг поинтересовалась она. Ваня бросил на нее такой взгляд, что она тут же пожалела, что задала свой глупый вопрос. Его поднятые брови и ухмылка как бы говорили: «Что за странные вопросы, женщина?»

– Что за вопросы, женщина? – спросил он, дожевывая картошку. Ваня всегда говорил то, что думал. А что он думал, всегда можно было прочитать у него на лице. Маша смущенно ответила:

– Да я так, просто… Подумала вдруг. У меня вот, к примеру, четверг коричневый.

– Коричневый? Кто же тебе так этот день изгадил?

Маша смущенно засмеялась:

– Никто, я люблю четверги. А у тебя они какого цвета?

– Да никакого! Все будние серые, выходные красные. Как в календаре. Кино смотреть будем?

Маша поспешила собрать посуду и пошла на кухню ее мыть. Последовательность действий была очень простой. Приготовить, съесть, убрать, лечь отдыхать. Мыслей о том, чтобы разнообразить эту последовательность, не возникало уже давно. Хотелось только спать или в отпуск. Даже трехдневный тур в Турцию с кучкой возрастных бухгалтеров казался неплохой идеей.

Маша закончила, пошла в ванную и долго рассматривала свое лицо в зеркале. Под усталыми светло-карими глазами наметились первые морщинки, уголки губ выглядели чуть приопущенными.

В молодости ей казалось, что она красива. Но как оказалось, красота не в длинных волосах и ресницах, не в цвете глаз и размере груди. На всех школьных и институтских фотографиях она улыбалась, обнимая друзей, на многих даже смеялась, откинув назад голову с копной длинных темных волос. И пусть на этих снимках она не выглядела идеальной: где-то вылезал второй подбородок, а где-то были прищурены глаза – но тогда она жила и жила по-настоящему.

Со временем, когда огонек ее влюбленности в мужа постепенно стал угасать, превращаясь в тлеющие угольки ровной и уверенной любви, а быт из дополнения к романтике превратился в саму суть ее жизни, жизнелюбие постепенно выветрилось, как и желание фантазировать, как и несбыточные, но такие мотивирующие к действиям мечты. Это была не депрессия, ни в коем случае. Это просто была жизнь – такая, какой живут все.

Маша знала, что все дело в отношении. У нее было все, и состояния счастья можно было достичь, проведя над собой определенную работу. Любящий и заботливый муж, ни разу не оскорбивший и не обидевший ее за все восемь лет, квартира, пусть маленькая, но своя, работа и стабильный доход, обожаемые родители, здоровье, в конце концов, – достаточно было лишь подумать об этом хорошенько, мысленно перебрать эти преимущества в голове, как четки, сконцентрироваться. Маша постаралась это сделать, и в зеркале увидела, как темноволосая девушка улыбается. Улыбка вышла немного натянутой, неестественной, но все лучше, чем ходить хмурой.

Источник:

mybook.ru

Читать бесплатно книгу Другой понедельник, Евгения Донова

Другой понедельник

Вы никогда не задумывались, какого цвета дни недели? Для меня понедельник всегда был мышиного серого цвета, вторник – нежно-персикового, среда почему-то зеленая. Четверг коричневый, пятница красная, суббота розовая. Воскресенье всегда было черно-желтым. Ну вот откуда это берется?

Иллюстратор Ирина Артамонова

© Евгения Донова, 2017

© Ирина Артамонова, иллюстрации, 2017

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Жарить картошку уже давно вошло в привычку. Этот гарнир всегда спасает, хоть всем и каждому известно, что он вредный, напичкан холестерином, а по калорийности бьет все рекорды. Времени на изыски просто не было.

Маша стояла у плиты, нетерпеливо помешивая картошку в сковородке чуть чаще, чем это требовалось, но длинные кусочки все никак не хотели становиться мягкими и под давлением деревянной лопатки не расползались, как пюре, а разламывались пополам.

И почему всегда картошка?

Почему бы не купить по дороге домой огурцы, помидоры, листья салата, оливки, сыр фета, немного приправ. Почему бы не порубить все ингредиенты на красивой прозрачной разделочной доске, оставленной на дальней полке «на потом», не залить сверху оливковым маслом, смешанным с соевым соусом и лимонным соком, не посыпать сверху тимьяном и базиликом, а потом не выложить всю эту красоту в праздничную салатницу?

Лень было по инерции, как всегда. Не то чтобы не было сил встать с кровати с утра или на работе загрузка была больше обычного. Просто так повелось, что Маша работает, убирается, стирает, готовит, а потому на всякие излишества типа салатов у нее просто нет времени и сил. Жареная картошка, гречка, рис, полуфабрикатные котлеты из картонной коробки, пельмени, сосиски и макароны – вот, пожалуй, и весь стандартный набор, который ротировался в их семейном рационе.

А ведь она не всегда была такой.

Когда-то было время, она училась и подрабатывала, а еще умудрялась встречаться с подружками и ходить на свидания. И тогда у нее всегда находилось время на то, чтобы пролистать бабушкину книгу с рецептами, выбрать какой-нибудь пирог или мясное блюдо и приготовить для всей семьи: мамы, папы и себя. Ей нравился процесс превращения набора продуктов в единое блюдо, нравилась пошаговость и точность, почти математичность этого процесса, нравилось сервировать блюда, подавать их на стол каким-нибудь оригинальным способом: сделать надпись на торте или выложить рыбный салат в форме большой рыбы с плавниками из болгарского перца, нравилось, что ее хвалят и предрекают ей будущее великолепной хозяйки.

Но ровно в тот момент, когда приготовление еды из хобби превратилось в ежедневную обязанность, а за столом появился молодой мужчина, который не воспринимал в качестве серьезной еды ничего, кроме мяса, желание изобретать вдруг начало испаряться, оставив за собой только легкую дымку, которая вскоре тоже рассеялась.

Маше хотелось поскорее разделаться с картошкой, съесть ее вместе с котлетами и отдохнуть.

Мысли ее, пока она заканчивала с гарниром, текли в привычном, спокойном направлении: отнести завтра бумаги на подпись руководству, не забыть разослать график отпусков, поискать в Интернете сапоги на осень, купить вечером мясо и килограмма два картошки, приготовить ужин.

Из большой комнаты доносился гул телевизора. Мужа из кухни не было видно, но Маша точно знала, что он делает: сидит на диване, вытянув ноги на пуфике, и бесцельно переключает каналы. Он еще не разделся после работы, потому что тоже лень. Прежде чем облачиться в спортивные штаны и футболку, он по заведенному за годы совместной жизни ритуалу минут двадцать щелкал каналы, развалившись на диване прямо в черных брюках и белой рубашке.

Дресс-код на его работе Маша ненавидела всей душой. Когда он устроился в салон немецких автомобилей четыре года назад, ей даже нравилось, как узкие строгие брюки подчеркивают его мощные спортивные ноги, а белая рубашка оттеняет всегда румяное, веселое лицо. Но это нововведение очень скоро обернулось для Маши адским трудом. Низ брючин надо было ежедневно чистить щеткой, а иногда и застирывать, рубашки – гладить. Да и по прошествии этих лет Ваня уже совсем не так аккуратно смотрелся в этой одежде. Пуговицы на животе уже с трудом удерживали ткань, оттопыривая складки, когда он садился или наклонялся, а брюки под карманами стали топорщиться. Нет, муж не растолстел, скорее, просто заматерел, превратился из мальчика в мужчину. Но аккуратная деловая одежда перестала ему идти, в ней он выглядел скорее как «браток» из пригорода, собравшийся на поминки, и тратить столько времени на эту одежду стало обидно.

Маша нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. Готовить ей было неинтересно, скучно. Она подождала еще пару минут, доведя картошку до такого состояния, когда та была еще не совсем готова, но уже съедобна, переложила ее в тарелки вместе с готовыми котлетами и отнесла в гостиную вместе с приборами.

Муж никогда не возмущался по поводу еды, хотя Маша периодически ее портила, хоть и не намеренно. То пересаливала, то недожаривала. Но он стоически выносил все ее кулинарные провалы, всегда съедал все, хвалил съеденное и почти ежедневно просил добавки.

Маша поставила тарелки на стол и позвала мужа ужинать. Он легко отлепился от телевизора, плюхнулся на стул напротив, оглядел стол и довольно протянул:

– Да. Немножко не дожарила, но очень уж кушать хочется, – призналась Маша и принялась за еду.

– Да ладно! Вполне съедобно получилось. – Ваня уминал ужин за обе щеки. – Как день прошел?

– Нормально. В июле на корпоратив поедем в Турцию, – вспомнила Маша, – дня на три или четыре. Босс попросил помочь с организацией.

– Да ладно! В Турцию?! – удивился Ваня. – Везет вам! Нас никуда дальше соседнего ресторана не возили. А что вы там делать будете?

– Не знаю. Купаться, загорать, отдыхать…

– Бухать будут твои бухгалтерши! – подытожил Ваня и рассмеялся с набитым ртом. – В Турцию за этим только и ездят. Ну и еще для кое-чего. Но ты это… Смотри там у меня. – Он делано нахмурился и заглотил сразу половину котлеты.

Маша для вида улыбнулась и перебрала в памяти лица сотрудников своей организации. В основном это были женщины от сорока до пятидесяти, правда, мужчины тоже встречались, но их было мало. Единственная ее ровесница, юрист по имени Наташа, была ее подругой, но в Турцию ехать отказалась – у нее уже был запланирован отпуск и куплены путевки на середину июля. Была еще секретарша по имени Рита, но слишком уж мало общего у них было с Машей. И что она будет там делать, в Турции?

– А как твои дела сегодня? – машинально спросила Маша, продолжая придумывать себе досуг.

– Все хорошо! Сегодня было два хороших клиента, думаю, могут купить. Оставили телефоны, так что будем работать.

Ваня работал менеджером по продажам. Оклад у него был маленький, а основная часть зарплаты складывалась из бонусов за проданные автомобили. Иногда, в периоды низкой покупательской активности, он получал голый оклад, и этих денег едва ли хватало на еду, в эти месяцы Машина работа была основным источником дохода. Когда же в месяц у Вани случалось по пять-шесть продаж, зарплата становилась более чем приличной.

– Здорово, – поддержала мужа Маша.

Она доела ужин и откинулась на спинку стула. Фуф! Четверг. Осталось пережить еще один день, и можно будет расслабиться – в выходные они с Ваней отсыпались, занимались хозяйством и ходили в гости.

– Слушай, ты никогда не задумывался, какого цвета дни недели? – вдруг поинтересовалась она. Ваня бросил на нее такой взгляд, что она тут же пожалела, что задала свой глупый вопрос. Его поднятые брови и ухмылка как бы говорили: «Что за странные вопросы, женщина?»

– Что за вопросы, женщина? – спросил он, дожевывая картошку. Ваня всегда говорил то, что думал. А что он думал, всегда можно было прочитать у него на лице. Маша смущенно ответила:

– Да я так, просто… Подумала вдруг. У меня вот, к примеру, четверг коричневый.

– Коричневый? Кто же тебе так этот день изгадил?

Маша смущенно засмеялась:

– Никто, я люблю четверги. А у тебя они какого цвета?

– Да никакого! Все будние серые, выходные красные. Как в календаре. Кино смотреть будем?

Маша поспешила собрать посуду и пошла на кухню ее мыть. Последовательность действий была очень простой. Приготовить, съесть, убрать, лечь отдыхать. Мыслей о том, чтобы разнообразить эту последовательность, не возникало уже давно. Хотелось только спать или в отпуск. Даже трехдневный тур в Турцию с кучкой возрастных бухгалтеров казался неплохой идеей.

Маша закончила, пошла в ванную и долго рассматривала свое лицо в зеркале. Под усталыми светло-карими глазами наметились первые морщинки, уголки губ выглядели чуть приопущенными.

В молодости ей казалось, что она красива. Но как оказалось, красота не в длинных волосах и ресницах, не в цвете глаз и размере груди. На всех школьных и институтских фотографиях она улыбалась, обнимая друзей, на многих даже смеялась, откинув назад голову с копной длинных темных волос. И пусть на этих снимках она не выглядела идеальной: где-то вылезал второй подбородок, а где-то были прищурены глаза – но тогда она жила и жила по-настоящему.

Со временем, когда огонек ее влюбленности в мужа постепенно стал угасать, превращаясь в тлеющие угольки ровной и уверенной любви, а быт из дополнения к романтике превратился в саму суть ее жизни, жизнелюбие постепенно выветрилось, как и желание фантазировать, как и несбыточные, но такие мотивирующие к действиям мечты. Это была не депрессия, ни в коем случае. Это просто была жизнь – такая, какой живут все.

Маша знала, что все дело в отношении. У нее было все, и состояния счастья можно было достичь, проведя над собой определенную работу. Любящий и заботливый муж, ни разу не оскорбивший и не обидевший ее за все восемь лет, квартира, пусть маленькая, но своя, работа и стабильный доход, обожаемые родители, здоровье, в конце концов, – достаточно было лишь подумать об этом хорошенько, мысленно перебрать эти преимущества в голове, как четки, сконцентрироваться. Маша постаралась это сделать, и в зеркале увидела, как темноволосая девушка улыбается. Улыбка вышла немного натянутой, неестественной, но все лучше, чем ходить хмурой.

Чем отличается счастливая женщина от несчастливой?

Разницу видно практически сразу, невооруженным взглядом, надо лишь внимательно присмотреться.

Женщина, довольная собой и своей жизнью, вносит с собой в помещение свет. Ее состояние видно по наклону головы, по блеску в глазах, по как будто сдерживаемой, но просачивающейся улыбке. Она вежлива и нетороплива. Неважно, какого она возраста, как выглядит и во что одета, неизменно одно: счастливая женщина создает ощущение благополучия и притягивает мужчин как магнит. Рядом с ней хочется находиться, к ней хочется прикасаться, находиться в ауре ее счастья. Все это происходит бессознательно, но, если задуматься, все очень просто.

Его тоже всегда привлекали счастливые женщины, но всегда только свободные. Когда счастье спровоцировано другим мужчиной, прикасаться к этому счастью не хочется. Есть в негласном мужском кодексе один из пунктов на этот счет. Если же женщина счастлива сама по себе, а в ее глазах еще и не читается острая нужда в том, чтобы кто-то сделал ее счастливой, это то что надо.

Он впервые ее увидел еще зимой, в феврале, в один из понедельников. Забежал утром, перед тем как ехать на работу, в кафе рядом с домом, заказал американо и отправился за угловой столик, чтобы быстро проверить почту. Дверь звякнула колокольчиком, как всегда делала, когда открывалась, и в помещение вошла девушка.

Ее широкое, но строгое пальто, необъятных размеров шарф, много раз уютно обмотанный вокруг шеи, аккуратная шапка с помпоном, ботинки – все было присыпано снегом. Она несколько раз потопала, стоя на коврике при входе, стряхивая с ботинок снег, сняла и потрясла шапку и направилась прямиком к стойке.

Он внимательно посмотрел на нее, и у него возникло какое-то странное чувство. Как будто они знакомы.

Он наблюдал за тем, как она тихо, едва слышно заказывает себе капучино, как достает из кармана коротко зазвонивший телефон и читает сообщение, как просит сделать еще и латте, и ему захотелось подойти и спросить: «Мы с вами никогда не встречались?» Но когда он уже собирался встать, вся нелепость этой фразы вдруг до него дошла, и он опустился обратно на стул.

Девушка натянула шапочку, взяла подставку с двумя стаканами кофе и быстро вышла из кафе, не удостоив его взглядом. Он еще минуту смотрел ей вслед, а потом вернулся к чтению писем в ноутбуке.

Она не была похожа на тех, кто нравился ему раньше. В ней как раз не было тех самых признаков, указывающих на счастье: ни наклона головы, ни горящих глаз – ничего. Но лицо у нее было знакомое, родное, и его хотелось рассматривать.

Он отогнал от себя эти мысли и сфокусировался на работе. В конце концов, дома его ждала пусть и не любимая, но все же желанная женщина.

В тот день ему пришлось улететь в срочную командировку на четыре дня, и там, за тысячи километров от дома, он несколько раз мыслями возвращался в то кафе, перебирая в памяти черты девушки, пытаясь сопоставить ее портрет со знакомыми. Определенно, они никогда не встречались, просто было в ее лице что-то очень важное, что необходимо было понять.

Через несколько дней, уже по возвращении в Москву, образ девушки померк и почти стерся из памяти, а мысли о ней стали казаться глупыми и детскими. Он почти перестал думать о ней, но почему-то в следующий понедельник что-то подняло его раньше будильника, и он, ссылаясь для самого себя на массу работы и пробки, снова пошел в то кафе примерно в то же время, снова взял себе американо, устроился в кресле за угловым столиком и стал поглядывать на входную дверь.

На этот раз день был солнечный и почти теплый, на ней было все то же несуразное пальто, но волосы в этот раз были распущены, а не собраны в хвостик, как неделю назад, и спадали на плечи, они были очень длинные, почти по пояс. За неделю он успел забыть черты ее лица, они стерлись из памяти, остался только расплывчатый образ.

Он жадно наблюдал за ней, не думая о том, как смотрится со стороны. Светлые карие глаза, нежное белое лицо, четкая линия губ, маленький прямой нос, немного вздернутый на конце, узкие запястья, тонкие ножки в темных лосинах, на контрасте с которыми ботинки смотрелись так, как будто были велики. Он всматривался в ее черты, пытаясь запомнить и понять, что вызвало его интерес. Симпатичная, но не красавица, ничего выдающегося.

Он, еще не обдумав, что скажет, поднялся со своего места, подошел к стойке и встал рядом с ней. От нее пахло свежестью, принесенной с улицы, и еще легкими свежими духами, этот запах был едва различим, неочевиден, как и ее красота, и это совпадение ему понравилось. Она была сантиметров на двадцать ниже его, хрупкая, почти как ребенок, и вблизи выглядела совсем девочкой.

– С вас двести тридцать пять рублей, – сказал кассир девушке, она достала кошелек, открыла его, но тут же обнаружила, что там нет наличных.

– Давайте я заплачу? – тут же предложил он, но она, к его удивлению, даже не подняла на него глаз.

– Спасибо, не нужно, я картой, – тихо ответила она и протянула карточку кассиру.

В этот момент он заметил у нее на пальце обручальное кольцо, простое, из желтого золота, какие носят почти все, и еще не успел обдумать увиденное, когда она забрала стаканчик с кофе и направилась к выходу, оставив за собой легкий свежий ветерок. Он растерялся и попросил повторить американо, и пока кофе готовился, его взгляд упал на тарелку для сдачи – в ней девушка забыла свою карту. На ней значилось имя – Maria Konstantinova. Он схватил ее и молниеносно выскочил на улицу. Но девушки нигде не было – видимо, она уже успела скрыться за поворотом или в одном из близлежащих зданий. Тогда он вернулся и отдал карту кассиру.

– Расскажите о ваших взаимоотношениях с мужем, – попросила психолог, перебирая короткими пухлыми пальцами крупные бусы из яркого пластика.

– Что именно вы хотите знать?

– Зависит от того, что вы хотите мне рассказать, – улыбнулась она и откинулась на спинку мягкого кожаного кресла, – не стесняйтесь, говорите первое, что придет вам в голову, – подбодрила она.

– Хм… – Маша заерзала на диванчике, пытаясь придумать, с чего начать свой рассказ, чтобы он звучал естественно. – Мы вместе уже давно.

– Мы познакомились в институте. Я училась на третьем курсе, мне тогда только исполнилось двадцать. Он мой ровесник, но учился на другом факультете.

– При каких обстоятельствах вы познакомились?

– В гостях у общих друзей. Тогда было легко знакомиться.

– А сейчас в этом нет необходимости, – Маша почувствовала, что сказала это слишком категорично, но продолжала с вызовом смотреть в глаза женщины напротив.

– Как вы считаете, для чего человеку нужны новые знакомства? – невозмутимо, но мягко поинтересовалась психолог.

– Не знаю… Для расширения кругозора, для интереса… – этот вопрос сбил ее боевой настрой.

– То есть в данный момент у вас нет потребности расширять свой кругозор?

– Я не так поняла, – пришлось идти на попятную, Маша почувствовала, как начинает краснеть, – я подумала, что вы имели в виду знакомиться с мужчинами.

– А вы считаете, что мужчина не может расширить ваш кругозор?

– Я считаю, что дружба между мужчиной и женщиной вряд ли возможна. По крайней мере, рано или поздно она к чему-то приведет.

– Так было у вас с мужем?

Маша задумалась. Были ли они с Ваней когда-нибудь друзьями?

– Нет, – она покачала головой, – у нас все было по-другому. Мы сразу начали встречаться и очень быстро поженились.

– Насколько быстро? – Бусы, перекатываемые пальцами, издавали едва слышный стук, и почему-то этот звук, нарушающий тишину комнаты, действовал на Машу успокаивающе.

– Это действительно быстро. Вы, наверное, были очень влюблены.

– За что вы полюбили своего мужа?

Маша облокотилась на спинку дивана и надолго замолчала. У Вани было множество положительных качеств. Он был добрым и веселым, искренним, обожал детей и животных, все доходы нес в семью, в любой компании балагурил и притягивал к себе все внимание. Но она обратила на него внимание не поэтому. Тогда она еще не знала, какой он. Немного подумав, она неуверенно ответила:

– Наверное, он мне понравился, потому что мне польстило его внимание.

– То есть он выделил вас из всех девочек, и это вас привлекло?

– Да, мне кажется, так и есть.

– Хорошо, – доктор сделала несколько пометок в блокноте и снова посмотрела на Машу. – Родители поддержали ваше решение так быстро пожениться?

– Поддержали. И мои, и его родители всю жизнь прожили душа в душу и так же познакомились достаточно рано, так что, думаю, они надеялись на повторение их судьбы.

– А вы надеетесь на повторение их судьбы?

– Конечно, – ни секунды не задумываясь, кивнула Маша, – думаю, этого хотят почти все люди.

– Вам бы хотелось состариться вместе с мужем?

– Как давно вы вместе?

– В сентябре будет девять лет.

– Это очень долгий срок для вашего возраста. Вы не задумывались о детях?

– Конечно задумывались. В конце этого года мы выплатим ипотеку и после этого, скорее всего, займемся этим вопросом.

– Вы бы хотели детей?

– Все хотят детей.

Психолог сделала еще несколько записей и снова обратилась к Маше:

– Как вы можете охарактеризовать ваши отношения сейчас?

– Хм… У нас нормальные, теплые отношения, мы почти не ссоримся. На самом деле мы уже так давно вместе, что абсолютно друг к другу привыкли.

– Хорошо. Скажите, как часто вы занимаетесь сексом?

Маша почувствовала, как ее лицо заливается густой краской. Она знала, что идет к семейному психологу-сексологу, но в душе все же надеялась, что тема секса подниматься не будет.

Она, вообще, пришла сюда не с какой-то конкретной проблемой, а по просьбе подруги Наташи. Та очень хотела попасть на прием к этой довольно известной в узких кругах эксцентричной женщине и планировала пройти с мужем целый курс, а за то, что привел друга, в этом центре полагалась приличная скидка, так что она уговорила Машу сходить один раз и оплатила ее прием.

– Пару раз в месяц, – честно призналась Маша и стыдливо опустила взгляд, чувствуя, как начинают гореть ее щеки.

– В общем-то, неплохо для девяти лет отношений, – подбодрила ее психолог. – Вы пробуете что-то новое? Пытаетесь как-то разнообразить интимную жизнь?

– Нет, – Маша слегка лукавила. Ваня несколько раз делился с ней своими идеями, но она ужасно стеснялась и всегда отказывалась.

– Бывает, что вы фантазируете о других мужчинах?

– Нет, никогда, – честно ответила Маша.

– Понятно, – еще раз что-то записала психолог.

– Самый главный вопрос. Подумайте хорошо, прежде чем ответить. Вы чувствуете себя счастливой?

Рот уже открылся, чтобы ответить: «Конечно», но что-то ее остановило. Как и советовала врач, она задумалась. Счастлива ли она? Ответ всплыл в подсознании сразу, но верить в него не хотелось. Тем не менее она едва слышно ответила:

– Чего вам не хватает? Ведь, насколько я понимаю, судя по опросу в начале занятия, в остальных сферах жизни у вас все в порядке. Вы молодая симпатичная женщина, здоровая, выросли в счастливой семье. Родители живы-здоровы, слава богу. Муж есть, вы его любите.

При использовании книги "Другой понедельник" автора Евгения Донова активная ссылка вида: читать книгу Другой понедельник обязательна.

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Источник:

bookz.ru

Евгения Донова Другой понедельник в городе Калининград

В данном интернет каталоге вы сможете найти Евгения Донова Другой понедельник по доступной стоимости, сравнить цены, а также найти похожие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Транспортировка осуществляется в любой город РФ, например: Калининград, Томск, Волгоград.