Книжный каталог

Кузнецова Ю. Первая работа Книга 1

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Л. Ю. Комиссарова, А. Ю. кузнецова Русский язык. 4 класс. Всероссийская проверочная работа. Типовые задания. 25 вариантов заданий Л. Ю. Комиссарова, А. Ю. кузнецова Русский язык. 4 класс. Всероссийская проверочная работа. Типовые задания. 25 вариантов заданий 178 р. ozon.ru В магазин >>
Кузнецова Ю. Большая книга приключений. Коллекция тайн. Скелет за шкафом. Парижский паркур Кузнецова Ю. Большая книга приключений. Коллекция тайн. Скелет за шкафом. Парижский паркур 282 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Пухначев Ю., Попов Ю. Математика без формул. Книга первая Пухначев Ю., Попов Ю. Математика без формул. Книга первая 369 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Глазырина Ю. Первая книга для маленькой принцессы Глазырина Ю. Первая книга для маленькой принцессы 541 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Сазонов Ю. Тамплиеры. Книга первая. Рыцарь Феникса. Сазонов Ю. Тамплиеры. Книга первая. Рыцарь Феникса. 293 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Никитин Ю. Контролер. Книга первая. На пороге Никитин Ю. Контролер. Книга первая. На пороге 347 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Остапенко Ю. Тираны. Книга первая. Борджиа Остапенко Ю. Тираны. Книга первая. Борджиа 293 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Первая работа (скачать fb2)

Первая работа

«Курсы и море» – эти слова, произнесённые по-испански, очаровали старшеклассницу Машу Молочникову. Три недели жить на берегу Средиземного моря и изучать любимый язык – что может быть лучше? Лучше, пожалуй, ничего, но полезнее – многое: например, поменять за те же деньги окна в квартире. Так считают родители.

Маша рассталась было с мечтой о Барселоне, как взрослые подбросили идею: по-чему бы не заработать на поездку самостоятельно? Есть и вариант – стать репетитором для шестилетней Даны. Ей, избалованной и непослушной, нужны азы испанского – так решила мать, то и дело летающая с дочкой за границу. Маша соглашается – и в свои пятнадцать становится самой настоящей учительницей.

Повесть «Первая работа» не о работе, а об умении понимать других людей. Наблюдая за Даной и силясь её увлечь, юная преподавательница много интересного узнаёт об окружающих. Вдруг становится ясно, почему няня маленькой девочки порой груба и неприятна и почему учителя бывают скучными или раздражительными. И да, конечно: ясно, почему Ромка, сосед по парте, просит Машу помочь с историей…

Юлия Кузнецова – лауреат премий «Заветная мечта», «Книгуру» и Международной детской премии им. В. П. Крапивина, автор полюбившихся читателям и критикам повестей «Дом П», «Где папа?», «Выдуманный Жучок». Юлия убеждена, что хорошая книга должна сочетать в себе две точки зрения: детскую и взрослую,?– чего она и добивается в своих повестях. Скоро писателя откроют для себя венгерские читатели: готовится перевод «Дома П» на венгерский. «Первая работа» вошла в список лучших книг 2016 года, составленный подростковой редакцией сайта «Папмамбук».

Жанровые сценки в исполнении художника Евгении Двоскиной – прекрасное дополнение к тексту: точно воспроизводя эпизоды повести, иллюстрации подчёркивают особое настроение каждого из них. Работы Евгении известны читателям по книгам «Щучье лето» Ютты Рихтер, «Моя мама любит художника» Анастасии Малейко и «Вилли» Нины Дашевской.

Источник:

paraknig.com

Книга Первая работа - Кузнецова Юлия - Отзывы - ЛитЛайф - литературная социальная сеть

Первая работа Открыть статистику оценок

«Курсы и море» – эти слова, произнесённые по-испански, очаровали старшеклассницу Машу Молочникову. Три недели жить на берегу Средиземного моря и изучать любимый язык – что может быть лучше? Лучше, пожалуй, ничего, но полезнее – многое: например, поменять за те же деньги окна в квартире. Так считают родители.

Маша рассталась было с мечтой о Барселоне, как взрослые подбросили идею: по-чему бы не заработать на поездку самостоятельно? Есть и вариант – стать репетитором для шестилетней Даны. Ей, избалованной и непослушной, нужны азы испанского – так решила мать, то и дело летающая с дочкой за границу. Маша соглашается – и в свои пятнадцать становится самой настоящей учительницей.

Повесть «Первая работа» не о работе, а об умении понимать других людей. Наблюдая за Даной и силясь её увлечь, юная преподавательница много интересного узнаёт об окружающих. Вдруг становится ясно, почему няня маленькой девочки порой груба и неприятна и почему учителя бывают скучными или раздражительными. И да, конечно: ясно, почему Ромка, сосед по парте, просит Машу помочь с историей…

Юлия Кузнецова – лауреат премий «Заветная мечта», «Книгуру» и Международной детской премии им. В. П. Крапивина, автор полюбившихся читателям и критикам повестей «Дом П», «Где папа?», «Выдуманный Жучок». Юлия убеждена, что хорошая книга должна сочетать в себе две точки зрения: детскую и взрослую,?– чего она и добивается в своих повестях. Скоро писателя откроют для себя венгерские читатели: готовится перевод «Дома П» на венгерский. «Первая работа» вошла в список лучших книг 2016 года, составленный подростковой редакцией сайта «Папмамбук».

Жанровые сценки в исполнении художника Евгении Двоскиной – прекрасное дополнение к тексту: точно воспроизводя эпизоды повести, иллюстрации подчёркивают особое настроение каждого из них. Работы Евгении известны читателям по книгам «Щучье лето» Ютты Рихтер, «Моя мама любит художника» Анастасии Малейко и «Вилли» Нины Дашевской.

2-е издание, исправленное.

Купила ее своей дочери, но не удержалась, прочитала сама. И скажу, что эта книга подходит и детям, и взрослым.

Во-первых, после такой книги хочется выучить иностранный язык. Во-вторых, что немаловажно, детям очень умело говорится о значении слова "ответственность", делается это ненавязчива, ребенка самого подводят к соответствующим выводам. Юмора здесь тоже хватает.

Язык книги также достоин похвалы. Вот на таких книгах и воспитывается в детях любовь к чтению.

Книга категории 12+. Детям помладше, действительно, будет рановато ее читать.

Эта книга является первой частью трилогии, однако же ее вполне можно читать и как самостоятельную.

Источник:

litlife.club

Рецензия: Первая работа - Юлии Кузецовой - Журнал о детской литературе - Переплёт

Журнал Переплет

Рецензия: «Первая работа» Юлии Кузецовой

Повести Юлии Кузнецовой, лауреата литературной премии «Книгуру» и Крапивинской премии, обычно двулики, как Янус. С одной стороны, они затрагивают «неловкие» социальные темы, на которые не каждый решится писать: сюжеты уже закручивались вокруг переселения бабушки в дом престарелых («Дом П»), вокруг ареста отца («Где папа?»); в центре внимания была жизнь ребёнка, обречённого долгое время проводить в больнице («Выдуманны­й жучок»). С другой стороны, нельзя сказать, что персонажи Кузнецовой, которым выпадает непростая судьба, выдающиеся или героические люди. Какие бы непростые коллизии ни случались, всё же основные события происходят во внутреннем мире персонажей, и этим автор приближает их к читателям.

В новой повести – «Первая работа» – проблема обозначена в заглавии. Когда пятнадцатилетней Маше неожиданно выпадает шанс заработать на курсы испанского в Барселоне и она внезапно становится педагогом «Марьей Николаевной» – это стресс. Выясняется, что работать не так-то просто: героине сразу же открывается и многообразие функций работающего человека, и новые отношения: первое и очевидное – с учеником. Маша приходит к удивительным открытиям: «учитель и ученик – в одном пространстве, как в комнате», и надо, чтобы им двоим там было комфортно. Но как быть, если избалованная привереда-шестилетка не идёт на контакт, хотя вполне способна учить испанский?

Кроме этих отношений появляется множество новых: с няней ученицы, которая боготворит свою воспитанницу и ревнует к учительнице; с работодателем, который платит деньги, а у тебя – «синдром самозванца», когда стыдно брать заработанные пятьсот рублей. Есть ещё любимая тётка, с которой привыкла делиться секретами, и вдруг понимаешь, что её реальность – тоже далеко не сахар, что она не в восторге от своей работы, что бывает труд не по призванию, а ради денег, потому что матери-одиночке надо растить ребёнка. Приходит осознание, отчего родители и тётка так выматываются и порой злятся. Вдруг оказывается, что «работа» – не отговорка, не соперник, влезающий между тобой и любимыми родственниками, а необходимость. И всё это открытия уже не ребёнка, а почти взрослого человека. Маше непросто справляться с этой ролью. Однако постепенно родители начинают считаться с её словами, и понемногу приближается собственная Машина мечта – поездка в Испанию, и оказывается, что ее «репетиторство» стоит усилий и нервов. То самое пресловутое «знать цену деньгам» вдруг обретает плоть и кровь.

Героине Кузнецовой предстоят немалые испытания и, пожалуй, тот самый пресловутый «нравственный выбор»: внезапно окажется, что у почти взрослого человека и решения должны быть взрослыми, не спонтанными, и порой приходится выбирать не в свою пользу. Узнает Маша и цену дружбе, испытает разочарование в своих способностях, уколы ревности и удары по самолюбию и самооценке, – в общем, всё, что сыплется, не признавая меры, на голову любого подростка. И всё же в этой повести в центре внимания Юлии Кузнецовой остается обыденная жизнь – в формате почти дневниковой хроники, и одновременно – открытия каждого дня, новые свершения и ответы на вызовы, которые так щедро бросает жизнь.

Художник подхватывает интонацию автора и изображает эмоции персонажей: и Маша, и её капризная ученица Дана в исполнении Евгении Двоскиной «звучат» так же убедительно, как стремительный сказочный велосипед Вилли, последняя работа Двоскиной, по которой её помнят читатели.

«Первая работа» заявлена как первая книга о Маше, значит, характер героини будет совершенствоваться. Будет делать новые шаги на пути взросления, и мы с нетерпением ждём новую книгу.

главный библиограф отдела рекомендательной библиографии РДГБ

Тоже интересно

Юлия Кузнецова. «Первая работа. Испания»

Рецензия: «Полынная елка» Ольги Колпаковой

Светлана Прудовская «В поисках волшебных книг» Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Источник:

vpereplete.org

Первая работа (fb2), КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

Первая работа (fb2)

Первая работа 6542K, 183с. (читать) (скачать fb2)

издано в 2017 г. (post)

ISBN: 978-5-00083-337-7, 978-5-00083-179-3 Кодировка файла: UTF-8

[b]Первая работа (fb2)[/b]

<img width=420 border=0 align=left style='padding: 3px;' src="https://coollib.com/i/25/382325/cover.jpg" alt="Первая работа (fb2)"></a>

«Курсы и море» – эти слова, произнесённые по-испански, очаровали старшеклассницу Машу Молочникову. Три недели жить на берегу Средиземного моря и изучать любимый язык – что может быть лучше? Лучше, пожалуй, ничего, но полезнее – многое: например, поменять за те же деньги окна в квартире. Так считают родители.

Маша рассталась было с мечтой о Барселоне, как взрослые подбросили идею: по-чему бы не заработать на поездку самостоятельно? Есть и вариант – стать репетитором для шестилетней Даны. Ей, избалованной и непослушной, нужны азы испанского – так решила мать, то и дело летающая с дочкой за границу. Маша соглашается – и в свои пятнадцать становится самой настоящей учительницей.

Повесть «Первая работа» не о работе, а об умении понимать других людей. Наблюдая за Даной и силясь её увлечь, юная преподавательница много интересного узнаёт об окружающих. Вдруг становится ясно, почему няня маленькой девочки порой груба и неприятна и почему учителя бывают скучными или раздражительными. И да, конечно: ясно, почему Ромка, сосед по парте, просит Машу помочь с историей…

Юлия Кузнецова – лауреат премий «Заветная мечта», «Книгуру» и Международной детской премии им. В. П. Крапивина, автор полюбившихся читателям и критикам повестей «Дом П», «Где папа?», «Выдуманный Жучок». Юлия убеждена, что хорошая книга должна сочетать в себе две точки зрения: детскую и взрослую,?– чего она и добивается в своих повестях. Скоро писателя откроют для себя венгерские читатели: готовится перевод «Дома П» на венгерский. «Первая работа» вошла в список лучших книг 2016 года, составленный подростковой редакцией сайта «Папмамбук».

Жанровые сценки в исполнении художника Евгении Двоскиной – прекрасное дополнение к тексту: точно воспроизводя эпизоды повести, иллюстрации подчёркивают особое настроение каждого из них. Работы Евгении известны читателям по книгам «Щучье лето» Ютты Рихтер, «Моя мама любит художника» Анастасии Малейко и «Вилли» Нины Дашевской.

Приблизительно страниц: 183 страниц - немного ниже среднего (233)

Средняя длина предложения: 56.92 знаков - немного ниже среднего (86)

Активный словарный запас: близко к среднему 1431.12 уникальных слова на 3000 слов текста

Доля диалогов в тексте: 38.79% - намного выше среднего (25%)

Источник:

coollib.com

Читать книгу Первая работа Юлии Кузнецовой: онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Первая работа - Юлия Кузнецова"

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Юлия Кузнецова

© Кузнецова Юлия, текст, 2016

© ООО «Издательский дом „КомпасГид“», 2016

Los cursos y el mar

Хорошо помню день, когда Беатрис произнесла эти слова.

Los cursos y el mar. Обычно испанский я слушаю сердцем, как музыку. Беатрис говорит, а я гляжу на нее и плыву, купаюсь в звуках, а потом выныриваю и пытаюсь ухватить смысл.

В тот день я, как обычно, слушала журчащий голос Беатрис, разглядывала ее очередное нарядное платье и кожаные сапоги. А потом она произнесла los cursos y el mar. Когда эти слова отзвучали в моем сердце, я попыталась найти в памяти их значение. Курсы… и море!

Оказалось, так называется программа обучения испанскому, которую разработали в Барселоне. Живешь в международном лагере, полдня учишь испанский, полдня сидишь на пляже. Стоимость – двести пятьдесят евро за три недели, вместе с проживанием. Я так и впилась в эту цифру глазами.

У родителей никогда не было денег, чтобы отправиться в Испанию втроем, а одну меня, конечно, не отпустишь. Но тут – с группой! И цель благая – испанский учить.

Беатрис сказала, что желает нам удачи. При этом она внимательно посмотрела на меня. Я восприняла это как знак.

Может, у меня способности к языку и мне такая поездка будет особенно полезна?

Как же хотелось позвонить родителям! До конца урока оставалась всего пара минут, но Беатрис попросила нас задержаться и посмотреть очередной эпизод учебного сериала Extra про студентов, добавив, что послушать живую испанскую речь полезно всем.

Я заставила себя слушать героев сериала не сердцем, а мозгом. Нужно стараться изо всех сил, чтобы родители поняли, как мне важно поехать в Барселону.

Если выйти из нашей станции метро не направо, к моему дому, а налево, то прямо у дороги стоит кофейня. Мы там были с родителями всего один раз – праздновали мой день рождения. И я помнила, что там можно купить свежемолотый кофе. Пока гигантская кофемолка трещала, я все думала о том, что поступаю глупо. Нелепо надеяться на кофе в этой ситуации…

Не знаю, зачем я его купила. Может, потому что Беатрис все время пьет кофе. Она приносит его с собой в термокружке. Мы занимаемся по выходным в кабинете труда, и каждый раз один только запах кофе заставляет меня забыть о том, что я сижу в родной школе, а вокруг – станки и ящики с инструментами. Мне грезится, что я в Испании, на берегу моря, а из кофейни неподалеку доносится запах свежесмолотых зерен…

Один раз Беатрис пол-урока посвятила разным названиям кофейных напитков. Cafe con leche, cafe cortado…

Когда она произносит cortado, то высовывает кончик языка между зубов, и слово звучит чуть небрежно и все равно – волшебно…

«Я люблю испанский. Я хочу поехать в Испанию», – подумала я, и у меня засосало под ложечкой от неопределенности. Я застряла в ней, как косточка в абрикосе. Сото el hueso de albaricoque… Это были стихи Федерико Лорки. Беатрис нам читала, как «входит солнце в зарю заката»…

Кофе наполнил запахом мой рюкзак. Я даже забеспокоилась: может, он просыпался? Нет, пухлый бумажный пакет был цел, лежал рядом с кошельком.

После покупки кофе в кошельке остались всего две монетки по десять рублей.

Интересно, как себя чувствуют взрослые? У них ведь полно денег. Что я куплю себе в первую очередь, когда стану взрослой? Платье? Туфли? Новую сумку? Торт для себя одной? Нет, куплю себе черный кожаный блокнот, чтобы записывать туда испанские слова. Это для начала… А потом я вздохнула и вспомнила, что завтра должна буду позавтракать в школе на двадцать рублей. Ну и ладно. Главное – это уговорить папу на Испанию.

Папа спал, когда я вошла в квартиру и на цыпочках прокралась на кухню.

Мой папа работает в службе такси, ночным диспетчером. Я привыкла: он болтает со мной вечером, перед уходом на работу, или утром, пока я завтракаю, а он наливает мне чай. Мама ему выговаривает:

– Коля, иди спать! Ты же мимо льешь. Машка сама справится. Ей скоро замуж пора.

– Вот именно, замуж… Хоть чаю ей налью, пока она туда не вышла.

Я вздыхаю. А если он не отпустит меня в Испанию, потому что побоится за мою безопасность? Надо давить на то, что у нас на группу будут целых два преподавателя, которые станут следить за нами. Это сообщила Беатрис. Поклянусь не кокетничать с мальчиками. Не ходить вечером по барам.

Звонить по скайпу утром и перед сном…

Я шепотом повторяла все эти клятвы, а сама тем временем сыпала кофе в железную кофеварку. Сама я никогда не варила в ней кофе, только наблюдала за тем, как это делает папа.

Штукенция показалась мне простой, поэтому я насыпала кофе, закрутила крышку покрепче и поставила конструкцию на плиту. Включила конфорку и принялась ждать. Когда послышалось угрожающее шипение, до меня дошло: я забыла налить воду!

Вскочив, я схватила кофеварку и попыталась отвинтить крышку, обожглась и с воплем швырнула ее в раковину. Грохоту было…

Я застыла, прислушиваясь. Папа не проснулся. «Если человек хочет спать и ему что-либо мешает, – говорил он, – значит, на самом деле он не хочет спать».

Кофеварку пришлось сунуть под струю ледяной воды.

Потом я отвинтила крышку, с сожалением выкинула намокший кофе, насыпала нового и поставила кофеварку на плиту. Вскоре кофе забулькал, расплескался, зашипел.

Дверь в спальню родителей скрипнула.

– Я все-таки разбудила тебя, – повинилась я, когда папа, зевая, заглянул на кухню.

– А который час? Погоди, а чем пахнет?

– Кофе! – торжествующе сообщила я. – Сама сварила! Тебе! Будешь?

– Воды много налила? – проверил папа.

– До пимпочки внутри, – успокоила я его. – Я же видела, как ты варишь, тысячу раз!

– Ну ладно, – снова зевнул папа и уселся за стол, – ухаживай, коли не шутишь!

Я схватилась за кофеварку, но тут же ойкнула и выпустила ее из рук. Раздался неприятный стук, немного кофе вылилось на плиту.

– Нет, я сама! – крикнула я.

Папа с удивлением глянул на меня, но я отвернулась к плите, ругая себя за то, что так нервничаю и что надеюсь…

– Пап! – выпалила я, а потом снова взялась за кофеварку. – Хотя ладно… Ничего.

– Да что с тобой, в конце концов? – изумился папа. – Все, сядь, я сам с кофе разберусь. Что происходит?

Я на секунду зажмурилась, а потом открыла глаза и вывалила ему все: про курсы на море, про Беатрис и даже про одноклассников, которые были в Испании по сто раз, а я ни разу.

Папа с мамой слушают меня по-разному. Мама перебивает, вставляет свои замечания, комментирует, задает вопросы про то, что я и так собиралась рассказать, в общем, здорово мешает. Она этим похожа на свою маму, мою бабушку, хотя никогда в этом не признается.

Папа слушает молча, отхлебывает кофе, иногда кивает.

Но сейчас мне кажется, что лучше бы я рассказывала все маме. По крайней мере, было бы понятно, еду я или нет.

– Там безопасно, – тараторила я, – в Европе нулевой уровень преступности!

– Но я и не буду ходить одна ночью по улицам и клубам. С незнакомцами не стану разговаривать. Буду рядом с учительницей стоять. В море не буду плавать на глубине!

Я говорила все быстрее, уже не заботясь о том, чтобы скрыть волнение. Перед глазами мелькали красивые загорелые испанцы, я слышала, как шумят под окнами волны, я представляла, как захожу в магазин и прошу по-испански взвесить мне пару персиков…

Наконец я умолкла. Папа допил кофе, встал, подошел к раковине и ополоснул кружку. Потом развернулся ко мне и проговорил:

– Да. Это все интересно звучит.

Мое сердце заколотилось. Поеду?! Одна? За границу?

Буду язык учить!

– Если бы не окна, – вздохнул папа.

До меня не сразу дошел смысл его слов.

Папа подошел к окну, поднес ладонь к подоконнику.

– Вот, видишь? Нет, встань. Сама посмотри!

Я поднялась, все еще не понимая, чего он от меня хочет.

Папа взял мою руку, поднес к окну. От окна дуло.

– Надо поменять окна, – сказал папа.

– Здесь, в гостиной, в спальне…

– В спальне точно надо. Я у окна сплю, мне прямо в ухо дует. Простужаюсь поэтому.

– Маш. – Папа развернул меня к себе, заглянул в глаза. – Извини. Но… в общем, не обижайся.

– Я нет, что ты… – промямлила я. – Как я могу…

Мне стоило больших трудов не разреветься при папе.

Но как только я оказалась в ванной, то отвернула посильнее кран с горячей водой и заплакала. От раковины пошел пар, он потихоньку затуманил зеркало.

Папа постучал в дверь ванной.

– Мадам, я не вам, а той девочке, которая плачет.

«Еще и шутит», – рассердилась я и, резко толкнув дверь, едва не сбила папу с ног.

– Маш, ты в эту Испанию еще сто раз поедешь. Это, может, и небезопасно. Будут к тебе всякие педро приставать…

– Пап, ну не смешно! – с горечью сказала я и закрылась в своей комнате.

Прошлась туда-обратно, зачем-то открыла шкаф с одеждой. «Поговорю с мамой», – решила я. Спрошу у нее напрямую: «Нам точно нужны эти окна?» Папа шутит. Может, все не так серьезно?

Мама сказала, что окна нам и правда необходимы и что я достаточно взрослая, чтобы это понимать и не устраивать истерики.

– Я и не устраиваю!

– Я только что говорила с папой. Да, я сегодня задержусь, надо съездить на склад. У меня заказ на такую сумму…

– А там не хватит денег на Испанию? – быстро спросила я.

– Нет, только на окна, – строго ответила мама. – Может, еще на новые занавески в твою комнату.

Я улеглась на кровать, бурча, что мне не нужны ни окна, ни новые занавески. Закинула руки за голову.

Делать ничего не хотелось. Уроков на завтра не задали, точнее, задали повторить все подряд. По алгебре и химии обещали самостоятельную, по литературе – спросить характеристику одного из героев пьес Островского. Наш класс разделился: одна половина повторяла весь материал начиная с первого сентября, вторая – не открывала учебники, надеясь на то, что все и так в голове. Я принадлежала ко вторым. Домашнее задание по литературе я почти никогда не делала: просто просматривала текст перед уроком и отвечала на одни пятерки. Мне легко языком болтать, я гуманитарий.

А химию с алгеброй спишу у соседа Ромки. Он вообще мой должник: на тесте по русскому я ему три раза ответы подсказывала. Ромка – ботаник, но по русскому иногда пробуксовывает. Не мог сам определить корень в слове «рукав».

Утром я еле вытолкнула себя из сна. Ощупью, с закрытыми глазами, добралась до кухни, уселась на табуретку.

– Так и будешь кашу есть? – поинтересовалась мама. – Между прочим, с изюмом!

– Кашу?! – возмутилась я, не открывая глаз. – Я же просила омлет!

– Да? Прости… Забыла… Может, посмотришь на меня и выслушаешь? Есть одна идея…

Я наконец открыла глаза.

– Мне вчера такое предложили… Для тебя! Ешь кашу и слушай.

Оказалось, вчера к маме заглянула необычная клиентка. Моя мама работает в торговом центре, в отделе вечерних нарядов. Рядом с ее отделом – «M.Видео», где продают технику, и «Перекресток». Наш торговый центр самый обыкновенный, не ГУМ. А мамина клиентка оказалась как раз из тех, кто покупает платья в ГУМе, ЦУМе или даже за границей.

«В Испании, например, – добавила мама, хитро глянув на меня. – Она сказала, что, когда едет в Барселону, обязательно там шопингует». Этой клиентке нужно было зайти в «М.Видео», чтобы купить новый мобильный. Старый у нее разбился, а ей понадобилось срочно позвонить, отменить совещание.

– Вот так у людей бывает, – подмигнула мне мама. – Разбил телефон и сразу купил себе новый. А не ходишь полгода с панелью, перехваченной скотчем, и не ждешь, пока муж на Новый год телефон подарит.

– Ты тоже можешь не ждать, – буркнула я, выплевывая на салфетку косточку от изюма.

– Тебе напомнить, на что мы деньги откладываем?

Мама продолжила рассказывать об Ирэне – так звали клиентку. Она проходила мимо маминого магазина и увидела темно-вишневое платье.

– А я еще удивлялась, – сказала мама, пытаясь отвинтить крышку от папиной кофеварки, которую он вчера забыл помыть, – зачем хозяйка заказала это платье. Оно из категории люкс. Кто его купит за пятьдесят тысяч-то!

– Ого, – присвистнула я.

– Да. Так вот нашлась покупательница. Не зря старые продавцы говорят, что не бывает ненужных вещей в магазине.

Каждая вещь ждет своего хозяина. У Ирэны фигура крупная.

Говорит, ей трудно праздничное платье подобрать. Она пробовала у швеи заказывать, в ателье… Все не то! А тут – сидит как влитое. «Надо же, – говорит, – я не думала, что в обычном магазине…» Короче, на радостях еще одно заказала. Это я за ним вчера на склад поздно ночью моталась. Радовалась она, радовалась… Разговорились. У нее дочка, шестилетка, в садик не ходит, дома с няней сидит. Ирэна говорит, девчонка-то неглупая. Но вот никак не хочет испанский учить. А им надо. Они каждое лето (представляешь, каждое!) снимают дом под Барселоной. Девочка с няней живут там три месяца.

У Ирэны свой бизнес в Москве, что-то со строительством связано, и она к ним редко, наездами… Но, говорит, хочу, чтобы Данка болтала по-испански в ресторанах и гостях.

– А дочка-то хочет? – фыркнула я, делая вид, что ковыряю кашу.

На самом деле я разволновалась. Почему мама сказала, что у нее есть предложение, связанное со мной?

– Не знаю! – отмахнулась мама, наконец раскрутив кофеварку и рассыпав кофе, который присох изнутри. – Я ей сказала: «Хотите, моя дочь попробует учить вашу?

Ей как раз работа нужна». Они еще и живут неподалеку, на Новослободской. Ты все равно туда в школу ездишь.

Могла бы к ним заходить после…

– Но ты у меня даже не спросила! – перебила я.

– Тебе разве не нужны деньги? – удивилась мама. – Может, и на Испанию насобираешь…

Она оторвала бумажное полотенце, намочила его и ловко собрала с пола просыпанный кофе.

– Я не знаю испанского!

– Да? А говорила, Беатрис считает, что у тебя талант.

– Я не имею права преподавать!

– Тебя не устраивают работать в школе. Это репетиторство.

– В Америке девочки с десяти нянями работают, – отрезала мама. – В общем, не хочешь работать – я тебя не уговариваю. Но имей в виду. Полететь в твою Испанию тебе мешает только одно – лень. Больше ныть и плакать я тебе не позволю.

– А я и не собиралась больше ныть! – гордо сказала я и, отодвинув от себя тарелку с застывшими островками недоеденной каши, поднялась и ушла.

Я, конечно, понимаю, что с ботаниками нелегко, но чтобы настолько…

Как только Ильмира Александровна раздала подписанные ею же листочки (у математички мания все контролировать), Ромка, прищурившись, уставился на доску. Я сделала вид, что решаю уравнения. На самом деле я обводила свою фамилию и думала про то, что Ильмира Александровна перешла в нашу школу уже год назад, а мою фамилию до сих пор пишет с ошибкой.

Математичка меня раздражала. Не только попытками держать под контролем все, даже наши мысли. Мне не нравилось, как она преподает. Почему-то после каждой новой темы она обожала устраивать самостоятельные работы.

Меня это злило. Мы – старшеклассники, не надо проверять нас каждую неделю. Дайте нам информацию, и мы усвоим ее в темпе, который нам подходит. А вы проверяйте в конце года! Честное слово, всякий раз, когда на мою парту клали листочек с написанной фамилией, от него так и разило недоверием. Ильмира Александровна не доверяла даже буквам моей фамилии: каждый раз писала ее на свой лад.

Еще я думала про то, что мы с Ромкой оба плохо видим, но у меня линзы, а у него – ни линз, ни очков. Вот он и щурится, чтобы разглядеть уравнения на доске… Может, у его семьи денег нет? Неужели так бывает, чтобы не хватало денег на контактные линзы… А я еще своими родителями недовольна. Возмущаюсь, что они экономят на всем подряд.

Наконец я решила, что дала Ромке достаточно времени, и попробовала заглянуть к нему в листок. Как я удивилась, когда он закрыл листочек рукой! Я оглянулась: может, математичка рядом? Ничего подобного, она стояла у доски, шепотом пересчитывая присутствующих.

Я снова попыталась глянуть в Ромкин лист. И опять он прикрыл решение рукой, да еще и локоть выставил, отгораживаясь от меня.

– С ума сошел? – прошипела я.

– Не списывай у меня, – умоляющим шепотом произнес он, – я по-своему решаю, не как в учебнике! Это новое решение.

– И что? – не поняла я. – Разве я не могу додуматься до нового решения?

– Вот ты… – Я еле сдержалась. – А сам у меня тест по русскому скатал!

– Там были у всех одинаковые ответы, а тут…

Ромка не договорил. Над нами нависла грозовая туча в бордовой юбке.

– Молошникова! – она произносила «ч» как «ш», так же и писала на листочке. – Отсядь на первую парту!

– Почему, Ильмирсанна? – возмутилась я.

– Не почему, а за что, Молошникова. За болтовню на уроке и неуважение к учителю.

Вот так. Понятно, что самостоялку я запорола.

На химию решила и вовсе не ходить: проторчала целый урок в женском туалете. Там отвратительно пахло, на полу валялись бумажки, но туалет казался мне подходящим местом для такой неудачницы, как я.

«Я умная? – в десятый раз спрашивала я себя, откручивая и закручивая кран над раковиной. – Или глупая? Если я не могу решить самостоялку, значит, глупая. Но если бы я подготовилась, то решила бы… Значит, умная. Но я не подготовилась! Значит, все-таки глупая».

«И ленивая», – добавила я, вспомнив мамины слова.

Мне стало нехорошо. Даже замутило. Захотелось лечь прямо на пол, на скомканные салфетки. Ерунда, казалось бы: не написала самостоятельную работу. Но было такое чувство, будто меня, Маши Молочниковой, не существует.

Есть какая-то балда с темно-русыми волосами, собранными в хвост, в серой кофте, которую завуч старших классов называет «пижамой», и джинсах. Балда, не способная решить несчастное уравнение. Балда, которая прогуливает химию. У нее остается час, чтобы подготовиться к литературе и не чувствовать себя неудачницей, но она не может заставить себя достать из рюкзака томик Островского.

На литературу я все-таки пошла. Правда, с Ромкой садиться не стала. Плюхнулась на вечно пустующую первую парту, куда меня усадила математичка, открыла книгу.

– Крылов! – вызвала Наталья Евгеньевна.

У этой учительницы была самая богатая коллекция водолазок. Моя мама все время расспрашивает, какой свитерок надела сегодня наша литераторша. Ну, у мамы профессиональный интерес.

Ромка поднялся и потащился к доске. «Везет ему сегодня», – усмехнулась я про себя.

– Образ Катерины! – велела Наталья Евгеньевна и поправила колье из искусственного (по мнению моей мамы) жемчуга, которое очень шло к ее новой, темно-синей водолазке.

Ромка начал что-то мямлить. Вначале я не вслушивалась. Сердилась на то, что он бросил меня с математикой.

Но потом поняла: он не готов. Не знает, что говорить!

– Ну? – прищурилась Наталья Евгеньевна и стала похожа на актрису Еву Грин, с той разницей, что Ева предпочитает не водолазки, а глубокое, чуть ли не до пупка, декольте. – А как описывал характер Катерины Добролюбов?

Помнишь? «Нет ничего в нем внешнего…»

Она сделала паузу, чтобы Ромка закончил, но он только стоял с открытым ртом. Вдруг до меня кое-что дошло. Это было почти открытие. Не хуже, чем новый способ решения уравнения.

– «Чужого», – прошептала я неожиданно.

– Чужого! – воскликнул Ромка.

– А дальше? – спросила Наталья Евгеньевна. – Ладно…

Скажи мне, что является символическим образом Катерины?

Ромка не смотрел на меня, а зря. Я изо всех сил махала руками.

– Рома, – прошептала я, забыв о всякой гордости, и снова помахала руками.

Он глянул на меня сердито, но тут же воскликнул:

Кажется, с облегчением выдохнули мы все: и Наталья Евгеньевна, и Ромка, и я, и остальной класс. Все привыкли, что Ромка – ботаник и отличник. Если отличник начинает тормозить у доски, все напрягаются. Рушатся устои и все такое прочее.

Но не это стало моим открытием. Глядя на Ромкин раскрытый рот, я догадалась, что у каждого человека есть свои сильные стороны. И надо их развивать. Вот Ромка. К литературе не готов. Зато открыл новый способ решения уравнения.

Так и я. Пусть я не сильна в школьных предметах. Но я неплохо знаю испанский. У меня отличные оценки по тестам. Все, что мне нужно, – это перестать бояться!

Пока я бежала к метро, телефон «глючил». Отказывался соединять меня с мамой. В метро сеть совсем пропала.

Я промчалась по переходу, едва не споткнувшись о ноги парня, развалившегося в углу со своей собакой. В ушах парня были наушники, и он то ли подергивал головой в такт музыке, то ли ритмично икал.

Я добежала до лестницы, у подножия которой пожилой дяденька играл на аккордеоне «Валенки», широко разводя меха. Взобралась, перепрыгивая через две-три ступеньки.

И наконец дозвонилась маме.

– Мама! Скажи своей клиентке, что я к ним приду! Могу завтра, после уроков. Ведь еще не поздно им сказать?

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Похожие книги

2. Текст должен быть уникальным. Проверять можно приложением или в онлайн сервисах.

Уникальность должна быть от 85% и выше.

3. В тексте не должно быть нецензурной лексики и грамматических ошибок.

4. Оставлять более трех комментариев подряд к одной и той же книге запрещается.

5. Комментарии нужно оставлять на странице книги в форме для комментариев (для этого нужно будет зарегистрироваться на сайте SV Kament или войти с помощью одного из своих профилей в соц. сетях).

2. Оплата производится на кошельки Webmoney, Яндекс.Деньги, счет мобильного телефона.

3. Подсчет количества Ваших комментариев производится нашими администраторами (вы сообщаете нам ваш ник или имя, под которым публикуете комментарии).

2. Постоянные и активные комментаторы будут поощряться дополнительными выплатами.

3. Общение по всем возникающим вопросам, заказ выплат и подсчет кол-ва ваших комментариев будет происходить в нашей VK группе iknigi_net

Источник:

iknigi.net

Кузнецова Ю. Первая работа Книга 1 в городе Новосибирск

В этом каталоге вы всегда сможете найти Кузнецова Ю. Первая работа Книга 1 по разумной цене, сравнить цены, а также найти прочие книги в категории Детская литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Транспортировка осуществляется в любой населённый пункт России, например: Новосибирск, Тольятти, Астрахань.