Книжный каталог

О природе человека

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Эдвард Уилсон является основоположником социобиологии. Основываясь на данных множества исследований, он показывает, каким образом самые разнообразные формы социального поведения людей могут быть объяснены при помощи биологических законов, - в отличие от принятых в социальных и гуманитарных дисциплинах отсылок к воспитанию, нормам, ценностям и другим составляющим человеческой культуры. Эта книга - вызов мировоззрению, абсолютизирующему роль культуры в нашем обществе. С точки зрения Уилсона, как бы разнообразны ни были проявления человеческой культуры, все они возможны лишь благодаря определенным генетическим предрасположенностям человека. Книга "О природе человека" адресована как специалистам в области общественных наук, так и самой широкой аудитории.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Этюды о природе человека Этюды о природе человека 972 р. labirint.ru В магазин >>
Гиппократ О природе человека ISBN: 9785484014064 Гиппократ О природе человека ISBN: 9785484014064 554 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Гиппократ О природе человека ISBN: 978-5-484-01406-4 Гиппократ О природе человека ISBN: 978-5-484-01406-4 539 р. ozon.ru В магазин >>
Анатолий Бойгок Не без белых пятен Анатолий Бойгок Не без белых пятен 0 р. litres.ru В магазин >>
Гиппократ О природе человека. Изд.стереотип. ISBN: 978-5-484-01406-4 Гиппократ О природе человека. Изд.стереотип. ISBN: 978-5-484-01406-4 570 р. bookvoed.ru В магазин >>
Росмэн Рассказы о природе Росмэн Рассказы о природе 98 р. mytoys.ru В магазин >>
Мечников И. Этюды о природе человека ISBN: 9785699810635 Мечников И. Этюды о природе человека ISBN: 9785699810635 778 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

О ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА

О ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА

О ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА - раздел Социология, СОЦИАЛЬНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ (КУРС ЛЕКЦИЙ) Природе Человека В Истории Философии, Культуры И Ан­Тропологии Посвящены Тыся.

Природе человека в истории философии, культуры и ан­тропологии посвящены тысячи страниц различных, текстов. Любое учение непременно имеет свою позицию в этом вопросе. Систематизируем основные концепции.

Античность. Основными и противоречащими друг другу являются концепции Платона и Аристотеля. Платон сформу­лировал социоцентрическую модель «человек — общество». Ее можно выразить математически: U = f(О), где U (индивид) — зависимая переменная, О (общество) — независимая перемен­ная. Иначе говоря, природа человека объясняется лишь через общество, т.е. берет свое начало вне человека — в его ис­кусственном окружении.

Аристотель сформулировал антропоцентрическую модель взаимоотношений «человек — общество»: О = f(U). Общество в соответствии с этим — зависимая, а человек — независимая переменная в этой системе. Все, что появляется в обществе, обязано своим существованием природе человека, т.е. исто­рически любое общество есть реализация потенциала заданной природы человека. В обществе — в прошлом, настоящем, будущем — не может быть ничего нечеловеческого. Это позволяет в любой момент истории людям настоящего пони­мать действия людей прошлого и обусловливает возможности прогнозирования развития общества[24].

Французский материализм (Ж.Ж. Руссо, П.А. Гольбах, Д. Дидро) исходил из того, что каждый человек с рождения обладает неотъемлемыми правами На жизнь, свободу и собственность. Люди равны и независимы — это продиктовано естественной природой человека. (Для любых обществ, по их утверждению, категория «естественного права» является эталоном при оценке действительных отношений.)

Марксизм утверждает, что человек есть «общественное животное» (Аристотель: «человек есть политическое живот­ное»), что общество есть «продукт взаимодействия людей». Можно сказать, что марксизм понимает человека как «кентавр-систему», где есть животное основание (тело) и человеческая (культурная) «надстройка» в виде личности человека.

Социал-дарвинизм. К наиболее известным авторам относятся Ж.А. Гобино — идеолог расизма; Ч. Ломброзо, который разра­ботал учение о влиянии анатомо-физиологических особеннос­тей людей на социальные процессы, ввел понятия «прирожден­ный преступник», «атавизм» в социальных актах; О. Аммон, утверждавший, что «естественная природа человека диктует закон борьбы за существование и естественного отбора в органической природе»; Л. Гумплович, который считал, что «в уничтожении слабых проявляется естественный закон борьбы за существование». Этому направлению присущи абсолютиза­ция биологического начала в человеке, отрицание прогрессив­ной роли культуры в жизни народов. Вспомним Геббельса с его фразой: «При слове "культура" моя рука тянется к пистолету».

Фрейдизм. Человеческая природа в этом учении сводится к инстинктам и воле. Инстинкты, в свою очередь, сводятся к инстинкту смерти (танатос) и инстинкту жизни (эрос). Куль­тура формирует у человека «супер-эго» (внутреннюю «цензу­ру»), которая переориентирует энергию естественной агрессив­ности человека в направлении к самому себе (саморегулиро­вание, саморефлексия, самокритика). Это может порождать различного рода неврозы человека. Неофрейдизм (Э. Фромм, Г. Маркузе) переносит источники заболеваний и отклонений человеческого поведения в социальную среду.

Экзистенциализм. Различают религиозный экзистенциализм (Ясперс, Марсель, Бердяев, Шестов) и атеистический (Хайдеггер, Сартр, Камю, Мерло-Понти). Основные положения: личность — самоцель, коллектив — средство, обеспечивающее материаль­ное существование составляющих его индивидов. Общество призвано обеспечивать возможность свободного духовного раз­вития каждой личности, гарантируя правовой порядок. Религиозные экзистенциалисты придерживаются положения, что «личности нет, если нет бытия, выше ее стоящего»[25]. В человеке есть несколько слоев: природный (биофизиопсихологический), изучаемый естественными науками и составляющий его при­родную индивидуальность; социальный, изучаемый социоло­гией; духовный, являющийся предметом изучения истории, философии, искусствознания и т.д.; экзистенциальный, кото­рый не поддается научному познанию и который может быть лишь «освещен» философией. Модусами «экзистенции» (бытия, согласно атеистическому направлению, обращенного к «ничто» и сознающего свою конечность, согласно же религиозному — к Богу) являются забота, страх, решимость, совесть и т.п.; они определяются через смерть и представляют суть движения к ничто. От поисков спасения человека через «исторический разум», «прогресс», «эволюцию» экзистенциализм пришел к идеям самоспасения через обращение к «внутреннему голосу», апелляции к человеческой подлинности, чувства человеческого достоинства как источнику мужества и нравственной стойкос­ти. (Особенно ярко это выразилось, согласно экзистенциалис­там, в годы Второй мировой войны.)

Культурантропологическое направление. Основной тезис: че­ловек есть «недостаточное животное», т.е. он не «специали­зирован» заранее природой. М. Шелер — один из основателей философской антропологии, утверждал, что личность является носителем ценностей, которые постигаются благодаря любви, направленной на личность и представляющей собой интенциональное переживание. Среди актов переживания ценностей Шелер выдвигает соучастие, сочувствие, любовь и ненависть. Высшая форма любви — любовь к Богу. Трагичность, по Шелеру, присутствует в вещах, людях, во всем космосе бла­годаря их соотнесенности с ценностями. Предназначение человека — сверхиндивидуальное и антивитальное. Человек, будучи духовным существом, свободен от витальной зависи­мости и открыт миру. В этом кардинальное отличие человека от животного. Как видим, культурная антропология у Шелера превращается в религиозную.

А. Гелен, крупный представитель философской антрополо­гии, в своем главном труде «Человек. Его природа и место в мире» (1940) доказывает, что человек — «недостаточное» существо, он обделен полноценными инстинктами, поэтому на него ложится непосильный груз выживания и самоопределения. Главным оказывается «разгрузка», человек призван не жить, как животное, а «вести жизнь», планомерно, осмотрительно изменять своими действиями себя и окружающих. Прогресси­рующая разгрузка, понимаемая как деятельное самоосуществле­ние, все больше высвобождает действие из ситуативной оп­ределенности, и на высоком уровне необходимая функция выполняется уже лишь «символическим» образом. Действуя, человек создает культуру, которая принадлежит именно природе человека и не может быть «отмыслена» от нее. Возни­кающие при совместной жизни людей институты «разгружают» человека от опасностей, позволяют ему действовать инстинктоподобно, определяя его сознание и волю. Отсутствие вза­имосогласованности институтов между собой и с моральной жизнью человека означает для последнего тяжелый груз не­обходимости принимать решения по своему усмотрению.

Кратко подытожим сказанное о природе человека.

Все воззрения можно расположить в пределах континуума, где полюсами выступают суждения:

а) природа человека задана априорно, она неизменна в ходе истории (сюда относятся все религиозные воззрения, социал-дарвинистские абсолютизации животного начала в человеке, бихевиористские представления о человеке как существе, подчиненном лишь схеме «стимул — реакция»);

б) природа человека изменяется в ходе истории. В основе этой идеи лежат представления об эволюционном и револю­ционном характере развития культуры, общественном прогрес­се. Эту точку зрения наиболее ярко выразил К. Маркс, высказав мысль о том, что человек, изменяя внешнюю природу, из­меняет и свою. Понимая под изменением человека расширение его потребностей в истории, марксизм в то же время утверждает, что потребности человека в ходе истории возвышаются. Иначе говоря, человечество, постепенно избавляясь от нужды и опасности уничтожения, переходит к удовлетворению более высоких уровней потребностей (пятиуровневой системе пот­ребностей, описанной Маслоу, см. ниже);

в) концепции, претендующие на «бесстрастную» научность, акцентируют внимание на необходимости гармоничного сим­биоза в человеке биологического и социально-культурного начал, представляя его как «кентавр-систему».

Эти концепции, в основе которых неявно лежит представ­ление о принципиальной непознаваемости всей природы человека, подчеркивают его духовную сущность, заданную извне, т.е. такую, истоки которой лежат за пределами мозга человека[26].

Все перечисленные концепции так или иначе рассматривают человека в его соотнесенности с миром, в котором он живет и действует (космосом, природой, социумом, культурно-сим­волическим миром). Следовательно, в основе понимания человека лежат парадигмы его взаимодействия с этим миром, их содержательные характеристики, указывающие на разнооб­разие проявлений природы человека в различных культурно-исторических ситуациях. Этот вывод ставит перед нами сле­дующую проблему.

Эта тема принадлежит разделу:

СОЦИАЛЬНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ (КУРС ЛЕКЦИЙ)

Библиотека. Учебной и научной литературы.

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: О ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

М62 Социальная антропология (курс лекций). — М.: Международный Университет Бизнеса и Управления, 1997. — 192 с. Читателю предлагается курс л

Объектом антропологии является человек, взятый в контек­сте его культуры[3]. Человек рассматривается в ней как родовое существо, прошедшее историко-культурную эволюцию. Объек­том же социальной антр

Обрисуем категориальное пространство социальной антро­пологии. Ее границы обозначены в предыдущем анализе объекта этой науки. Содержательное пространство обозначено ее предметом. Теперь мы должны с

Парадигмы культурантропологического познания. Научные парадигмы являются моделями объяснения и интерпретации поведения изучаемого объекта: природного, социального, пси­хологиче

До недавнего времени считалось, что первые люди появи­лись на Земле около миллиона лет назад. Кости таких перволюдей были найдены на востоке и юге Африканского континента, откуда, как полагали мног

ЦИВИЛИЗАЦИИ (КУЛЬТУРЫ) Книга О. Тоффлера «Шок будущего» (1970) в свое время стала бестселлером. Автор сделал вывод о том, что ускорение социальных и технологических измене

Любой социальный процесс вызван к жизни стремлением людей удовлетворять свои жизненные потребности, будь то личного, группового или общественного масштаба. Взаимодей­ствуя друг с другом в преследов

Любая принятая в данной культуре парадигма взаимодействия людей, если придать ей динамичность, выступает как социокультурный процесс. Аналитической единицей такого процесса является социальное дейс

Повседневное — это привычное, обычное и близкое. Это тот жизненный порядок, в котором каждый человек, кем бы и каким бы он ни был, ориентируется свободно. Аналитическое проникновение в повседневное

Рассмотрим сказанное выше через призму семиотических систем повседневной жизни людей[46]. Эти системы объединяют внутренний мир людей и внешние факты посредством знаков, служат средством отбора фак

Труд, сознание и членораздельная речь — главные свойства человека, возникшие исторически (в филогенезе) и формиру­емые при индивидуальном освоении культуры (в онтогенезе). В культуре повседневности

Существует удивительное сходство между людьми. Оно составляет «человеческую природу», которая всех нас объеди­няет и отличает от других живых существ. Но несмотря на сходство, наш повседневный опыт

Расоведение как наука в нашей стране развивалось слабо, поскольку искусственно затушевывалась государством острота проблемы. Ведущее место в его развитии занимают американ­ская социология и философ

В мире существует около 200 суверенных государств, а народностей насчитывается от 3 до 5 тысяч. Следовательно, нет государств «этнически чистых», они, как правило, мно­гонациональны. В каждом таком

Прикладная социальная антропология нуждается в различ­ного рода методических материалах, с помощью которых проводятся культурантропологические исследования. Ниже предлагается один из возможных рубр

Феномен Маугли, т.е. ребенка, оказавшегося в силу различных обстоятельств среди зверей и ставшего личностью вне контактов с людьми, обязан своим появлением лишь фантазии Р. Киплинга. Реальные сл

Становление личности человека сопровождается освоением им культуры своей среды. Человек живущий, т.е. действующий и познающий, немыслим без оснащенности элементами «своей» культуры, из которых глав

Отметив особенности маргинальной личности, мы подошли к одному из весьма сложных вопросов — выделению оснований социокультурной типологии личности. Для социолога не пред­ставляет трудности найти кр

Р. Мертон определяет девиантное поведение как результат нормальной реакции нормальных людей на ненормальные условия. Это верное определение, ибо в число людей с девиантным (отклоняющимся) поведение

Понятно, что общество есть продукт взаимодействия людей. Выделим из всех видов взаимодействий социальное, т.е. человечес­кое, когда люди понимаются как социальные существа, действующие в конкретном

Информационное взаимодействие является необходимой частью любого социального взаимодействия. Предыдущий анализ процесса объединения индивидуального и социального уровней действий людей путем типиза

Константы человеческого существования реализуются в конкрет­ной природной и социокультурной среде. Природная среда, вне которой невозможна жизнь организма человека, накладывает заметную печать н

Если проблемы загрязнения воздуха, воды и почвы могут быть разрешены лишь социальными способами, то вопросы использования в жизненной среде пространства и времени индивидуализированы в большей степ

Социально-антропологическое объяснение происхождения и эволю­ции труда в истории, а также места его в жизни современного человека связано с целым спектром конфликтующих друг с другом интерпретац

Современный «человек умелый» (homo faber) — человек квалифицированный, специализирующийся в какой-либо сфере трудовой деятельности. В обществе каждый взрослый человек, добывающий средства к существ

Строго говоря, нет веских оснований для выделения знаний в отдельный мир. Это своеобразный «субмир» мира труда — ведь знание есть проверенный практикой результат познания действи­тельности, повы

В 1991—92 годах Парижским институтом социальных изме­нений было проведено масштабное исследование в странах Европы, в том числе и в Европейской части России, по определению склонности населения той

Социолог оперирует понятиями (например, «семья», «ценность», «престиж» или же «сакральное и мирское»), часто не принимая в расчет ту движущую жизненную силу, которая наполняет энергией и пронизы

(РАЗМЫШЛЕНИЯ) Человек внутри объективной, наблюдаемой Вселенной, знаниями о которой он обязан науке («научной картине мира»), создает свою эмоционально-ценностную Вселенну

З. Фрейд отмечал, что «как у отдельного человека, так и в развитии всего человечества только любовь как культурный фактор действовала в смысле поворота от эгоизма к альтру­изму»[125]. Разумеется, д

Весьма тревожным феноменом человеческого существования является его стремление к главенству, доминированию в чем-либо, выражающееся в конкуренции, соперничестве, борьбе за власть, жизненные благ

Вопросам насилия в жизни людей посвящены многие труды, они являются предметом озабоченности политиков, затрагива­ют жизненные интересы миллионов людей во всем мире. В своих крайних выражениях насил

Стремление к доминированию одних людей и групп над другими характерно прежде всего для политической и эконо­мической сфер жизни. В политике это борьба за власть, в экономике — за собственность. В о

Каждый ребенок знает, что если он играет, то он играет. Взрослый тоже полагает, что игра — это что-то несерьезное, что, играя, он получает временное счастье, отдых от нудной повседневности, выхо

(РАЗМЫШЛЕНИЯ И УТВЕРЖДЕНИЯ) Классик анализа игры как фактора культуры И. Хейзинга считал, что игра есть занятие внеразумное. Играют и животные. В игре мы имеем функцию жив

Игра-агон стимулируется стремлением к победе каждого участника игры посредством состязания в силе, ловкости, умении, волевом настрое. Это — спорт. Он является отраже­нием в игровой форме феномена д

Существование любого человека конечно. Смерть можно понимать и как естественную конечность всякого живого организма, а его бытие — как подготовку к смерти либо сопротивление ей, и как момент осв

Игра (как детская игра) расположена в начале линии жизни, любовь — на ее вершине, смерть — в конце. Так «датируют» обычно люди проявление основных феноменов своего сущес­твования. Такой «естественн

Наше время характерно не столько дальнейшим развитием фантастических построений, посвященных теме «смерть», сколько попытками описать переживания людей, находившихся в пограничных со смертью ситуац

З. Фрейд выделил два основных инстинкта человека — танатос и эрос. Первый — инстинкт смерти, второй — жизни. Первый связан с самосохранением жизни (смерть как вечная угроза для живого организма), в

Предисловие Тема 1. Общество как субъективная реальность Тема 2. Жизненная среда и экология человека Тема 3. Труд в жизни людей. «Человек умелый» — homo faber

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?

Подпишитесь на Нашу рассылку
Новости и инфо для студентов
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто

Информация в виде рефератов, конспектов, лекций, курсовых и дипломных работ имеют своего автора, которому принадлежат права. Поэтому, прежде чем использовать какую либо информацию с этого сайта, убедитесь, что этим Вы не нарушаете чье либо право.

Источник:

allrefs.net

Природа человека

Природа человека

Рассказывает доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Палеонтологического института РАН Александр Владимирович Марков.

Природа человека - генетически заданные особенности поведения, мышления и склонности человека как биологического вида. Включает как то, что пришло к нам из нашего животного прошлого, так и новообретенные особенности, сформировавшиеся в истории собственно человеческой цивилизации.

Биологическая природа человека – это сумма инстинктов, врожденных программ поведения в типовых ситуациях, представленных в человеческом сознании в виде безотчетных склонностей; в этих своих инстинктах он не отличается кардинально от других биологических видов, разве что тем, что в нем они играют меньшую роль, а соответственно проявлены слабее и, как все ослабевающее, рудиментарное – иногда и уродливо… Однако в эту же биологическую природу человека, как собственно человека, входят речь и руки – входит опора на свободный и преобразующий разум. Высшая природа вырастает в человеке из низшей и становится чем-то самостоятельным.

Позитивна ли природа человека?

Современные психологические направления в отношении взглядов на природу человека придерживаются иногда диаметрально противоложных взглядов. Один из главных споров - спор о том, является ли природа человека доброй (направленной на добро), человечной, конструктивной. Примерно четверть специалистов убеждена, что природа человека позитивна, четверть - что природа человека негативна, четверть полагает, что люди рождаются с разной природой, последняя четверть считает вообще бессмысленным рассматривать данный вопрос. См.>

Вторая природа

Вторая природа - то, что стало для человека внутренним и совершенно естественным, так же естественным, как генетически заданное.

Если девочка в юном возрасте разрешила себе полную свободу стихийных эмоций и с душой практиковалась в этом ежедневно два десятка лет, ее необузданная эмоциональность стала ее естественной, второй природой. Если другая девочка когда-то впечатлилась красотой движений и много лет ежедневно оттачивала красоту и благородство своих движений в балетной школе, то благородство ее движений и королевская осанка также стала ее второй природой.

Природа человека и личностный рост

Личностный рост - понятие, возможное только в рамках взгляда о позитивной природе человека. Для фрейдизма понятие "личностный рост" абсурд и бессмыслица. См.>

Политкорректность в размышлениях о природе человека

Педология прекратила свое существование тогда, когда на стол И.В.Сталина попал доклад педологов, где приводилась сделанная ими статистика. Согласно их исследованиям, дети интеллигентов намного опережали в умственном развитии детей рабочих. Получив такие выводы, Сталин немедленно ликвидировал и педологию, как науку в целом, и ее статистику. Неправильно они видели природу рабочего класса! См.>

Педагогика данных о природе человека

Нужно учитывать, что данные о природе человека не просто констатируют, но и формируют реальность. Если дети узнaют, что люди по своей природе скоты, то в связи с естественным внушением вероятность проявления ими высоконравственного поведения скорее понизится. Напротив, рассказы о доброй природе человека обычно способствуют нравственному воспитанию.

В психотерапии, для привлечения клиентов выгоднее рассказывать о тяжелых внутренних конфликтах (создать проблему, см.>). Для излечения же удобнее внушать клиенту, что его внутренняя природа добра. конструктивна и его бессознательное нам поможет.

Гештальт-подход и НЛП избегают разговоров о природе человека, но в терапии исходят из ее позитивной и конструктивной природы.

Полезные ссылки
  • Что такое "природа человека"? - статьи Александра Круглова

Карл Роджерс считал, что природе человека свойственна тенденция к росту и развитию так же, как в сем.

Достаточно распространена позиция (бихевиоризм и большинство подходов в советском психологии), согла.

Разговор о природе человека – это разговор о том, каким человек рождается, каков он изначально, еще.

Диалог между Паулем Тиллихом и Карлом Роджерсом состоялся 7 марта 1965г.

Обучение на тренера, психолога-консультанта и коуча. Диплом о профессиональной переподготовке

Элитная программа саморазвития для лучших людей и выдающихся результатов

Источник:

www.psychologos.ru

О природе человека, Симпосий ?????????

Симпосий ????????? О природе человека

Книга "О природе человека", ???? ?????? ????????, de natura hominis, хорошо известная в древности, не представляет собой единого целого. Еще Гален в своем комментарии заметил это и разделил книгу на 3 части. Первая часть, которая собственно и трактует о природе человека и составляет одно целое, занимала в рукописях Галена 240 строк из 600 всей книги, в наших изданиях главы 1-8. Затем следует часть, содержащая разнообразные заметки о болезнях, их возникновении и зависимости от окружающих условий, осадках мочи, лихорадках и т. д.; не связанные между собой, они занимают в изд. Литтре гл.9-15. Среди них совершенно неожиданно, без какой-либо связи с остальным, помещено описание хода вен в теле (гл. II). Аристотель в истории животных (III, 3) приводит такое же описание с указанием, что оно принадлежит Полибию. Последние 9 глав, за исключением конца, опять представляют нечто целое, но совершенно иного рода: это-правила здорового образа жизни, написанные для широкой публики. Гален замечает, что это - "маленькая книга о диэте здоровых". В рукописях и первых изданиях книга "О природе человека" помещалась целиком; Литтре первый в своем издании выделил последнюю часть под заглавием: "О здоровом образе жизни" в особую книгу. В таком виде она помещена и в настоящем издании. Относительно авторства книги различные взгляды высказывались еще в древности, и разногласия эти продолжаются и в настоящее время. Подробное обсуждение этого вопроса произведено было Фридрихом в его Hippocratische Untersuchungen (1899), где ему посвящена особая глава (IV). Гален и большинство в его время считали автором первой части Гиппократа, другие отрицали это, третьи приписывали Полибию, зятю Гиппократа. Относительно других частей Гален высказал следующее предположение. Во время царствования Атталидов и Птоломеев, которые соревновались между собой в приобретении книг, открылся широкий простор для всякого рода подделок и составлений. И вот некто взял две небольших и поэтому малоценных книги "О природе человека" и "О диэте здоровых" и соединил их вместе. А для повышения цены он же, или кто нибудь другой, поместил в середину разные отрывки. Эта гипотеза долгое время держалась в науке, но Фридрих предлагает другое объяснение. Он думает, что какой-нибудь врач в гиппократово время переписывал для себя разные сочинения целиком или частью и делал выписки из разных книг для памяти-обычай, о котором упоминает Платон в "Федре", - и такая "памятная книга" (????????) попала затем в Александрийскую библиотеку под именем гиппократовой. Несомненно во всяком случае, что собранный в книге материал исходит из кругов, близких к Гиппократу и косской школе. В новейшее время многие ученые считают автором первой части книги Полибия, среди них такие, как Литтре, Христ, Дильс, Гомперц. Но более глубокий анализ выдвигает против этого мнения следующие соображения. Первые 8 глав книги "О природе человека" представляют собой речь (?????), предназначенную для произнесения в собрании, написанную с большим мастерством по правилам софистической риторики. Автор опровергает учения натурфилософов об единой природе мира, сводя их к учению Мелисса, развившего это положение до крайних пределов, и, исходя отсюда, философствующих врачей, которые признавали состав и происхождение человеческого тела из единой жидкости. В противоположность этому он выдвигает собственные положения, утверждая их с полной ясностью и отчетливостью ("А я утверждаю", так наз. Ichstil софистов). Далее следует изложение учения о 4 основных жидкостях человеческого тела (кровь, слизь, желтая и черная желчь) и роли каждой из них в возникновении болезней, причем главное внимание обращается на связь этих жидкостей и вызываемых ими болезней с временами года. Автором этой речи был несомненно врач, но врач хорошо образованный софистически и сам с философским уклоном. Трудно предполагать, чтобы такие практические врачи, как Гиппократ и Полибий, могли произносить речи подобного рода, особенно принимая во внимание плохую репутацию, которую имели публичные диспуты в кругах серьезных врачей, и некоторое влияние на автора италийской школы (Эмпедокла), которое вскрывает Фридрих. Он предполагает, что автором речи был какой-нибудь иатрософист. Излагаемая им гуморальная патология считалась, однако, в последующие времена характерной для Гиппократа и положена в основание так называемой догматической школы. И книга "О природе человека" пользовалась поэтому большим вниманием; ее комментировали Сабин, Гален и ряд врачей XVI и XVII века. В XIX веке она послужила темой для диссертации знаменитого впоследствии гигиениста Петтенкофера (Pettenkofer, 1837); основательные комментарии были даны Баумгауэром (van Baumhauer, 1843).

Что касается последующих глав, начиная с 9-й, то первую часть 9-й главы Диоскорид приписывал Гиппократу, сыну Фессала, и гл.11-я (распределение вен в теле), как было уже сказано, приписывалась Полибию. В остальных главах можно отметить ряд параллельных мест с "Афоризмами" и другими книгами Сборника. Описание лихорадок в последней главе разнится от описания, данного в "Эпидемиях" (I, гл.II), и термин для обозначения постоянных лихорадок (??????? вместо ????????) принадлежит позднейшему времени.

Литература у Литтре (VI, 30), Фукса (Puschm. Gesch., I, 219) и Фридриха (Hippocratische Untersuchungen, Berlin, 1899).

Кто привык слушать рассуждающих о человеческой природе с точки зрения более высокой, чем она относится к медицинскому искусству, для того, конечно, настоящая речь совершенно не представит интереса. И в самом деле, я не буду говорить, что человек всецело есть воздух, или огонь, или вода, или земля[1], или что-либо другое, что не представляется очевидным образом в человеке. Я предоставляю это говорить желающим. Но мне кажется, что утверждающие такие вещи не имеют правильного познания, потому что хотя все они мыслят одно и то же, однако говорят не одно и то же, но к мысли своей привносят одно и то же заключение, ибо они говорят, что то, что есть, есть одно и что оно является единым и всем, но в наименованиях они не согласны: один из них утверждает, что воздух есть это единое и целое, другой-что огонь, третий-вода, а иной-земля; при этом всякий доказывает свою речь свидетельствами и доводами, не имеющими ровно никакого значения, ибо, когда все они мыслят одно и то же и однако говорят не одно и то же, то очевидно, что они не знают этого. И присутствующий при их диспутах лучше всего узнает это из того, что в спорах друг с другом одних и тех же лиц в присутствии одних и тех же слушателей никогда не является победителем один и тот же три раза сряду, но побеждает то один, то другой, то третий, у кого язык наиболее бойкий и влияющий на толпу. Между тем, справедливость требует, чтобы тот, кто заявляет себя правильно познающим что-либо о вещах, всегда оказывался победителем в споре, раз он знает то, что истинно, и это правильно выражает. Но те люди, как мне кажется, собственными своими словами, которыми пользуются при споре, сами же себя по своему неразумию опровергают и подкрепляют мнение Мелисса[2]. Но довольно говорить о них.

2. И из врачей также одни утверждают, что человек есть только кровь, другие-желчь, а некоторые, что он есть слизь. И все они привносят одно и то же умозаключение. Ведь они утверждают, что есть нечто одно, которое всякий из них хочет назвать, и оно, будучи единым, вынужденное теплом и холодом, меняет свою форму и силу и делается сладким и горьким, белым и черным или чем-нибудь иным в том же роде. Но мне кажется, что и это все обстоит иначе. Итак, весьма многие проповедуют нечто такое или весьма близкое к этому. А я утверждаю, что если бы человек был единое, то он никогда не болел бы, ибо, раз он единое, ему не от чего будет болеть[3]. А если даже и будет болеть, то необходимо, чтобы и исцеляющее средство было единым. А между тем их много, так как много есть в теле таких вещей, которые, действуя друг на друга против природы, разогреваются или охлаждаются, высушиваются или увлажняются и производят через это болезни. Существуют таким образом многие виды болезней, а также многообразное лечение их. Я считаю, что говорящий, будто человек есть одна кровь и ничто иное, должен показать, что человек не меняет вида и не бывает многообразным, и указать какое-либо время года или возраст человека, когда очевидно, что в человеке существует одна только кровь; естественно, ведь, чтобы было одно какое-либо время, в которое было бы очевидно, что кровь сама по себе одна в нем. То же самое я скажу и о том, кто настаивает, что человек есть одна слизь, или кто говорит, что одна желчь. А я покажу, что то, чем человек по моему мнению является, и по обычному представлению, и сообразно с природой вещей[4] всегда существует одинаковой в юноше, и в старике, и в холодное время года, и в теплое; и я представлю доказательства и раскрою необходимость, благодаря которым всякая составная часть тела получает увеличение и уменьшение.

3. Итак, прежде всего необходимо, чтобы рождение происходило не от одного, ибо каким образом нечто, будучи одним, родит что-нибудь, если оно не соединится с другим чем-либо? И затем, если не будут одного рода те, что соединяются, и не будут обладать одною и тою же способностью, то и в таком случае рождение для нас не осуществится. И опять, если соразмерно и в равной степени не будут соответствовать между собою теплое с холодным, сухое с влажным, но одно будет брать верх над другим, более сильное над более слабым, то и в таком случае не будет никакого рождения. Поэтому каким образом будет, согласно с природой, чтобы что-либо рождалось от одного, когда даже и от многих не рождается, если только нет взаимного хорошего между собой смешения[5]? Необходимо, следовательно (раз уже такова природа как всего прочего, так и человека), чтобы человек не был что-нибудь единое, но чтобы каждое из того, что содействует рождению, имело в теле такую силу, какой оно содействовало. И опять, когда тело человека умирает, необходимо, чтобы каждое из этих начал возвращалось в свою природу, именно: влажное к влажному, сухое к сухому, теплое к теплому, холодное к холодному. Такова же природа животных и всего прочего: все одинаково рождаются и одинаково умирают, ибо природа их слагается из всех вышесказанных начал, и наконец, как сказано прежде, каждое из них уходит к тому же, из чего было составлено.

4. Тело человека содержит в себе кровь, слизь и желчь, желтую и черную; из них состоит природа тела, и через них оно и болеет, и бывает здоровым. Бывает оно здоровым наиболее тогда, когда эти части соблюдают соразмерность во взаимном смешении в отношении силы и количества и когда они наилучше перемешаны. Болеет же тело тогда, когда какой-либо из этих частей будет или меньше, или больше, или она отделится в теле и не будет смешана со всеми остальными, ибо, когда какая-либо из них отделится и будет существовать сама по себе, то по необходимости не только то место, откуда она вышла, подвергается болезни, но также и то, куда она излилась, переполнившись, поражается болями и страданием. И если какая-нибудь из них вытекает из тела в количестве большем, чем требует переполнение, то опорожнение ее причиняет боль. А если, напротив, произойдет опорожнение, переход и отделение от прочих частей внутри тела, то, как выше сказано, она по необходимости возбуждает двойную болезнь-и в том месте, откуда вышла, и в том, где преизобилует.

5. Я сказал, что я покажу, что все те начала, которые, по моему мнению, составляют человека, суть одни и те же и по установленному обычаю, и по природе; и я утверждаю, что это есть кровь, слизь и желчь, желтая и черная. Но я утверждаю прежде всего, что имена их по установленному обычаю различны и что ни одному из них не дано одного и того же имени; затем, что по природе виды их различны и ни слизь никоим образом не похожа на кровь, ни кровь на желчь, ни желчь на слизь, ибо какое может быть естественное сходство их между собою, когда они не представляются похожими ни по цвету для глаза, ни по осязанию для руки, когда они не бывают сходны ни в отношении тепла, ни холода, ни сухости, ни влажности? Необходимо, следовательно, если они настолько различаются между собою и по виду и по способности, не быть им одним и тем же? если только огонь и вода не одно и то же. Из этого ты познаешь, что все они не суть одно, но каждое из них имеет собственную свою силу и природу: ведь если ты дашь человеку лекарство, которое выводит слизь, то он посредством рвоты извергает слизь, а если дашь лекарство, которое выводит желчь, его вырвет желчью. Таким же образом очищается черная желчь, если ты дашь лекарство, которое гонит черную желчь, и если в какой-либо части тела сделаешь у него рану, то из нее будет течь кровь. И все это обычно будет происходить у тебя всегда, как днем, так и ночью, зимою и летом, до тех пор, пока человек будет в состоянии втягивать в себя дыхание и обратно возвращать его; будет же в состоянии до тех пор, пока не будет лишен какого-либо из тех начал, которые ему врождены. Эти начала, как мы сказали, врождены ему, ибо каким образом они могли бы быть не врождены? Ведь прежде всего человек, пока пользуется жизнью, явно содержит в себе все эти начала, а затем он родился от человека, имеющего все это, и вскормлен в утробе человека, имеющего все это, о чем я теперь говорю и что доказываю.

6. Те же, которые утверждают, что человек есть единое, пришли к этому мнению, мне кажется, вот почему: видя, что из числа тех, которые, выпивши лекарства, погибают вследствие излишних очищений, одни извергая желчь, другие-слизь, они и подумали, что человек есть одно из тех веществ, после очищения которого они видели смерть человека. Таким же основанием руководятся и те, которые утверждают, что человек есть кровь; именно: видя зарезанных людей и текущую из их тела кровь, они и считают ее. душой человека[6]; и этими доказательствами все пользуются в своих речах. Однако, прежде всего, при чрезмерных очищениях никто никогда не умер, когда выводилась только желчь. Но по принятии желчегонного лекарства прежде всего всякий извергает рвотой желчь, а затем слизь; после этого вынуждаемые силой лекарства извергают черную желчь, а перед смертью уже и чистую кровь. То же случается и при лекарствах, изводящих слизь: прежде всего больных рвет слизью, вслед затем желтой желчью, затем черной, а перед смертью чистой кровью, и в этот момент они умирают. И действительно, когда лекарство войдет в тело, оно прежде всего извлекает все то, что ему из всех элементов, существующих в теле, наиболее сродно по природе, а затем уже извлекает и очищает и все остальное, подобно тому, как посаженные растения, когда они войдут в землю, каждое из них извлекает из земли то, что приспособлено к его природе; находится же в земле и кислое, и горькое, и сладкое, и соленое, и многое другое. Прежде всего растение наиболее влечет к себе то, что наиболее соответствует его природе, а потом уже и все остальное. Нечто подобное делают и лекарства в теле; желчегонные сначала очищают самую чистую желчь, а потом уже смешанную, и также слизегонные сначала выводят самую чистую слизь, а потом уже смешанную. И у зарезанных сначала течет кровь самая теплая и самая красная, а потом уже более слизистая и более желчная.

7. Зимою увеличивается в человеке количество слизи, так как она из всех элементов, существующих в теле, наиболее подходит к природе зимы, будучи весьма холодна. Доказательством же, что слизь весьма холодна, служит вот что: если захочешь прикоснуться к слизи, желчи и крови, то увидишь на опыте, что слизь наиболее холодна, однако, она очень вязкая и выводится с величайшим усилием после черной желчи, а все то, что выходит с насилием, делается более теплым; тем не менее она представляется по самой своей природе наиболее холодной. А что зимою тело наполняется слизью, это ясно видно из того, что зимою люди наиболее выплевывают и высмаркивают все слизистое, и именно в это время года

наиболее появляются белые опухоли[7] и другие флегматозные болезни. Но весною, хотя в теле еще имеет силу слизь, но уже возрастает кровь, потому что уж и холода ослабляются, и дожди наступают, и в это время увеличивается кровь как от дождей, так и от дневной теплоты, ибо ее природе наиболее соответствует это время года, как теплое и влажное. И поэтому знай, что люди в весеннее и летнее время особенно поражаются дизентериями, и у них течет из носа кровь, и они наиболее горячи и красны. Летом также кровь еще в силе, но в теле поднимается желчь и усиливается до осени. А в продолжение осени кровь рождается в малом количестве, потому что ее природе осень противна. Но желчь летом и осенью завладевает телом. И это ты узнаешь из тех признаков, что в это время люди и сами собою извергают рвотой желчь, и через питье лекарств очищается все желчное; это видно также из лихорадок и цвета кожи людей. Но слизь летом бывает наиболее слабою, потому что это время вследствие сухости и теплоты противоречит ее природе. В продолжение осени также и кровь весьма мало рождается в человеке, так как осень суха, и человека уже она начинает охлаждать; напротив, черная желчь во время осени бывает в наибольшем количестве и самою сильною. Но при наступлении зимы желчь, охлажденная, рождается в малом количестве, и опять умножается слизь, как вследствие обилия дождей, так и благодаря продолжительности ночей. Итак, все эти элементы содержатся постоянно в теле человека, но только вследствие перемен года они то увеличиваются, то уменьшаются: каждый в своей пропорции и сообразно своей природе, ибо всякий год заключает в себе все элементы-и теплые, и холодные, и сухие, и влажные, но ни один из них, даже на весьма малое время, не будет существовать без всех тех, которые находятся в этом мире; напротив, если будет недоставать одного какого-нибудь из них, то все исчезнут, так как вследствие одной и той же необходимости они существуют все вместе и питают друг друга взаимно, - вот так же точно, если будет недоставать какого-либо из тех элементов, которые врождены человеку, то, конечно, человек не будет в состоянии жить. Как в течение года преобладает то зима, то весна, то лето, то осень, так и в человеке преобладает то слизь, то кровь, то желчь, сначала желтая, а потом так называемая черная. И самым очевиднейшим доказательством этого служит то, что, если ты захочешь дать одному и тому же человеку одно и то же лекарство четыре раза в году, то зимою он будет извергать тебе главным образом слизистое, весною же влажное, летом желчное, а осенью самое черное.

8. При таких обстоятельствах необходимо, чтобы болезни, усиливающиеся зимою, переставали летом и чтобы те, которые появляются летом, прекращались зимою, если только они не разрешатся раньше в течение известного оборота дней, но об этом обороте нам должно будет говорить в другом месте. Для болезней, которые появляются весною, должно ждать разрешения к осени, а для появляющихся осенью по необходимости разрешение делается весною. Но если какая-нибудь болезнь переживает эти времена года/то следует знать, что она будет на год. И вот поэтому врачу надлежит лечить болезни, обращая внимание на каждый из тех элементов, который преобладает в теле, сообразно с временем года, наиболее соответствующим его природе[8].

9. Сверх всего этого должно также знать, что болезни, порождаемые переполнением, излечивает опорожнение, а рождающиеся от опорожнения лечатся наполнением и происходящие от труда лечит покой, а рождающиеся от праздности уничтожаются трудом[9]. И, вообще, врачу следует по своему благоразумию итти навстречу наступающим болезням, природным расположениям, временам года и возрастам, и все напряженное разрешать, а все ослабленное-укреплять, ибо таким путем лучше всего прекращается страдание, и в этом, по моему мнению, заключается лечение[10]. Болезни происходят частью от образа жизни, частью также от воздуха (пневмы), который мы вводим в себя и которым мы живем. Но тот и другой род болезней следует различать по такому способу. Когда много людей в одно и то же время поражаются одною болезнью, то причину этого должно возлагать на то, что является наиболее общим всем и чем все мы пользуемся. А это есть то, что мы вовлекаем в себя дыханием. Действительно, что здесь причиною служит не образ жизни каждого из нас, это очевидно уже из того, что болезнь подряд поражает всех: и молодых, и старых, и женщин, и мужчин, одинаково тех, которые пьют вино и которые пьют воду, как тех, которые питаются ячменной кашей и которые пшеничным хлебом, и тех, которые много трудятся и которые мало. Итак, не образу жизни нужно приписывать причину, когда ведущие жизнь всякого рода поражаются одною и тою же болезнью. Но когда в одно и то же время рождаются болезни всякого рода, тогда, без сомнения, причиною каждой служит образ жизни укаждого и лечение должно употреблять, восставая против причины болезни, как об этом в другом месте также мы говорили, и переменяя образ жизни, ибо очевидно, что тот род жизни, которым человек привык пользоваться или в полной мере, или большею частью, или в чем-либо одном, совершенно ему не соответствует. А узнавши это, должно его переменить и, принявши во внимание природу, возраст и вид каждого человека, а также время года и род болезни, приступать к лечению, то отнимая что-либо, то прибавляя так, чтобы, как уже раньше сказано мною, предписывать приспособительно к каждому возрасту, времени года и природе больного противоположные средства как в лекарствах, так и в образе жизни. Но когда болезнь какая-либо будет действовать эпидемически, тогда очевидно, что не образ жизни причиною ее, но то, что мы вводим в себя дыханием, и, очевидно, именно это последнее вредит нам каким-то болезненным заключающимся в нем выделением. Поэтому в такое время должно давать людям следующие советы: пусть они не переменяют образа жизни, так как причина болезни совершенно не в нем находится; пусть заботятся, чтобы тело как можно меньше наполнялось и чтобы было самым тонким, постепенно уменьшая для этого как пищу, так и питье, которые обыкновенно употребляют, ибо, если кто сразу переменит образ жизни, есть опасность, что вследствие перемены в теле может явиться что-нибудь новое. Но должно соблюдать привычный образ жизни, который ни в чем, повидимому, человеку не вредит, и сверх того должно стараться, чтобы как можно меньше входило в рот воздуха и чтобы этот последний был как можно больше иноземный, переменяя местности стран, в которых находится болезнь, а вместе с тем, утончая тёло, ибо таким образом люди меньше всего будут принуждены много и часто втягивать в себя воздух.

10. Болезни, происшедшие от самой сильной части тела, бывают весьма тяжкими. В самом деле, если они останутся там, откуда они начались, то необходимо (так как страдает часть самая сильная) страдать всему телу. Если же из самой сильной части болезни перейдут к более слабой, то имеют трудное разрешение. Те же, которые от более слабых частей переходят к более сильным, легче разрешаются, так как все, что приливает к ним, легко уничтожается силою этих частей тела.

11. Самые толстые вены имеют такое расположение: их в теле 4 пары[11], из которых первая идет от головы сзади через шею, снаружи позвоночного столба, стой и другой стороны проходит мимо седалища в ноги, а затем через голени доходит до внешней части лодыжек и до ступней. Поэтому при болезнях спины и седалищных частей сечения вены должны делаться под коленами и снаружи лодыжек. Другие же вены, называемые яремными, происшедшие из головы подле ушей, направляются через шею внутрь по позвоночному столбу с той и другой его стороны, подле поясницы, к тестикулам и бедрам, и через подколенки с внутренней части, и затем через голени к внутренним частям лодыжек и к ступням. Поэтому при болезнях поясницы и тестикул кровь должно пускать из подколенок и внутренней стороны лодыжек. Третья пара вен идет из висков через шею под лопатки, затем направляется к легкому, и одна переходит с правой стороны к левой, а другая с левой - к правой. И правая, подходя из легкого под сосок, стремится к селезенке и почке, а та, которая идет из легкого от левой стороны к правой, подходя под сосок, направляется в печень и почку; оканчиваются та и другая в заднем проходе. Четвертая пара из передней части головы и глаз проходит под шеей и ключицами, затем сверху плеча направляется в изгиб локтя, потом через предплечье к кистям рук и к пальцам и опять от пальцев через ладони рук и предплечье вверх в изгиб локтя и через нижнюю часть плеч к подмышкам, и сверху через ребра одна доходит до селезенки, а другая до печени, затем через живот, та и другая оканчивается в детородных частях. Таково расположение толстых вен. Но, кроме того, из желудка в тело выходят весьма многие и различные вены, через которые в тело переносится питание. Направляются также еще другие вены из толстых вен, как внешних, так и внутренних, в живот и к остальному телу и соединяются между собою внутренние с внешними и, наоборот, внешние с внутренними. Кровопускание должно делать сообразно с изложенным, и должно стараться, чтобы рассечение вен происходило как можно дальше от тех мест, в коих обыкновенно происходят боли и собирается кровь; таким образом меньше всего может случиться внезапно сильная перемена, а с другой стороны, разрушая привычку, ты достигнешь того, что кровь не будет более собираться в одном и том же месте.

12. Те, которые много отхаркивают без лихорадки и у которых без болезни оседает много гноя в моче, а также те, которые имеют кровавые испражнения, как при дизентериях, и притом продолжительные, в возрасте 35 лет и старше, - у всех таковых болезни рождаются от одной и той же причины. В самом деле, эти люди по необходимости, когда были юношами, предавались неумеренным телесным упражнениям и трудам и были работниками, но затем, оставивши труды и приобретя тело мягкое и много отличное от прежнего, они имеют состояние тела, до такой степени расходящееся с тем, что было прежде и приращено впоследствии, что в нем нет однородности. Поэтому, когда люди, находящиеся в таком состоянии, впадают когда-либо в болезнь, то они тотчас выходят из нее, но после болезни, с течением времени, тело их разжижается, и через вены, в том месте, где они обыкновенно бывают наиболее широкими, начинает истекать нечто весьма похожее на ихорозную жидкость. Если течение направится к нижней части живота, то почти то же, что находится в теле, оттуда также выходит через извержение; ибо, так как путь его идет вниз, то оно и не задерживается дольше в кишках. У кого истечение направлется в грудь, у тех делается нагноение, ибо вследствие того, что путь очищения идет вверх, оно долго остается в груди, и тогда оно загнивает и делается похожим на гной. У кого же течение изливается в мочевой пузырь, то вследствие теплоты этого места оно делается теплым, белеет и выделяется, часть самая рыхлая всплывает вверх, а самая густая, что и называется гноем, оседает. У детей, вследствие теплоты этого места и всего тела, образуются камни, чего у взрослых мужчин благодаря холоду в теле обычно не происходит, ибо твердо следует знать, что человек в первом возрасте бывает самым теплым, в конце жизни - самым холодным, потому что, когда тело растет и стремится к силе, оно необходимо бывает теплым, а когда оно вянет и начинает склоняться к исходу, то делается холоднее. И вот на этом основании, чем более в первые свои дни человек растет, тем он делается теплее, а в последние дни, чем более увядает, тем по необходимости бывает холоднее. Те, которые так предрасположены, выздоравливают сами собой и большинство-на сорок пятом дне с того часа, как начнется у них разжижение. Те же, которые перейдут это время, выздоравливают сами собой в продолжение года, если какая-нибудь другая болезнь не захватит человека.

13. Те болезни, которые возникают в малый промежуток времени и причины которых легко узнать, предсказываются очень верно. И лечение их должно ставить так, чтобы противодействовать причине болезни, ибо таким образом то, что возбудило болезнь в теле, легко разрешается.

14. У кого в моче оседают песчинки или сростки, у тех, вначале, в толстой вене[12] образовались туберкулы и загноились; затем, так как эти опухоли не так скоро разрываются, сростки от гноя увеличиваются и через вену с мочой выдавливаются наружу в мочевой пузырь. Но у кого только кровавая моча, у тех есть страдание в венах. А если у кого в густой моче выходят маленькие тельца наподобие волосинок, то следует знать, что они происходят от почек и у артритиков. Но если у кого моча бывает чистою, а между тем там и сям плавают в ней некоторые частички отрубей, у таких мочевой пузырь страдает чесоткой[13].

15. Лихорадки большею частью происходят от желчи[14], и их четыре вида, кроме тех, которые сопровождают особые болезни; имена их таковы: постоянная, ежедневная, трехдневная и четырехдневная. Так называемая постоянная происходит от обильнейшей и весьма чистой желчи, и кризисы происходят в очень короткое время, так как тело, нагреваясь сильным жаром и никогда не охлаждаясь, скоро разжижается. Ежедневная лихорадка после непрерывной происходит вследствие большего количества желчи и, в сравнении с другими, весьма скоро оставляет, но бывает настолько продолжительнее непрерывной, насколько из меньшей желчи происходит, и при ней тело имеет отдых, между тем как при постоянной лихорадке тело никогда не отдыхает. Трехдневная же продолжительнее ежедневной и происходит от меньшего количества желчи, и чем дольше в ней тело отдыхает сравнительно с ежедневною, тем продолжительнее бывает эта лихорадка ежедневной. Четырехдневные же лихорадки во всех остальных отношениях таковы же, но бывают настолько продолжительнее трехдневных, насколько меньше имеют желчи, испускающей теплоту, а также и потому, что при них тело охлаждается больше; но у них, вследствие черной желчи, прибавляется этот излишек, и трудность избавления от них, ибо черная желчь, будучи наиболее клейкой из всех соков, находящихся в теле, производит наиболее продолжительные остановки. А что действительно четырехдневные лихорадки имеют связь с меланхолическим соком, это ты узнаешь из того, что люди схватываются четырехдневными лихорадками особенно осенью и в возрасте от 25 года до 45-го, так как и возраст этот в сравнении с другими наиболее подвержен черной желчи, и осень сравнительно с другими временами года наиболее к ней приспособлена. Если же кто будет схвачен четырехдневной лихорадкой вне этого времени и этого возраста, то достоверно знай, что эта лихорадка не будет продолжительна, если что-нибудь другое не повредит человеку.

[1] Сабин, один ив комментаторов книги, читал это место, по словам Галена, так: «Я не буду говорить, что человек всецело есть воздух, как Анаксимен, или вода, как Фалес, или земля, как в известном отношении Ксенофан». Кроме Анаксимена воздух началом вещей считали Идей и Диоген Аполлонийский; огонь—Гераклит Ефесский.

[2] В одном из кодексов (Флорентийский) на полях находится примечание: «Мелисс и Парменид–философы физики; один говорит, что сущее едино и бесконечно, Парменид же — что существ много и они ограничены. Оба опровергаются Аристотелем, великим философом»… Мелисс из Самоса довел до крайности основные положения элейской школы об единстве сущего, утверждая, что многого не существует.

[3] Автор повторяет здесь аргументацию Мелисса в целях ее опровержения.

[4] ???? ??? ????? ??? ???? ??? ?????, буквально: по закону и по природе, см. «О воздухах, водах и местностях», прим. 11.

[5] Смешения, ???????, кразис. К этому месту Гален делает следующее примечание: «Впервые из всех, о ком мы знаем, Гиппократ выставил утверждение, что элементы смешиваются между собой, и этим он отличается от Эмпедокла, ибо хотя тот говорит, что мы и все остальные существа на земле состоим из одних и тех же элементов, но последние не смешаны между собой, а в виде тонких частичек расположены друг подле друга и взаимно касаются». Смешение, «mixtio» и в позднейшей химии имело значение химического соединения.

[6] Место душе отводил в крови Эмпедокл и, по свидетельству Аристотеля, Критий.

[7] Белые опухоли–отеки и водянка (anasarca и ascites).

[8] На этом оканчивается 1я часть книги, которую Гален считал согласной с духом Гиппократа и подлинной. Дальше идет по его выражению «пестрое» (????????).

[9] То же в кн. «О ветрах», гл.I, и в «Афоризмах», II, 22.

[10] Диоскорид, по словам Галена, отметил абзац от начала гл.9 до этого места строчка за строчкой значком ??????, которым знаменитый критик Гомера Аристарх отмечал сомнительные стихи. Он предполагал, что это место принадлежит Гиппократу III, сыну Фессала (внуку Гиппократа). Остальная часть этой главы по Лондонскому Анониму принадлежит самому Гиппократу: к этому мнению склоняется и Гален.

[11] Описание хода сосудов человеческого тела в этой вставной главе принадлежит, как было сказано, Полибию, о чем свидетельствует Аристотель («Ист. животн.», III, 3). Это учение о 4 главных венах, отходящих от головы, является самым древним в Гиппократовом сборнике; оно повторяется слово в слово в кн. «О природе костей», гл.9. Другое более позднее учение о двух главных сосудах с правой и левой стороны от печени и селезенки находится в книге «О священной болезни» и некоторых других; оно соответствует схеме Диогена Аполлонийского с теми же двумя сосудами, носящими другое название–полая вена и аорта. Третье правильное учение излагается в книге «О сердце», «О мясе» — сосуды происходят из сердца; его же держится Аристотель. Данные о некоторых периферических сосудах приводятся в «Эпидемиях», II и V. Гален оспаривает, что описание вен гл.11й принадлежит Полибию: так не мог писать, по его мнению, ни один врач. «Ни один из врачей, более или менее точно занимавшихся анатомией, не говорил, что от головы вниз по телу идут 8 вен, ни Диокл, ни Праксагор, ни Эразистрат, ни Плейстоник, ни Филотим, ни Мнезифей, ни Диевх, ни Хризипп, ни Антилен, или Мидий, или Еврифон, ни один врач из древних»… (XV, 135). Но следует помнить, что во времена Галена анатомия стояла на очень высокой ступени, и ему трудно было представить всю глубину анатомического невежества 600 лет назад.

[12] Разумеется vena cava.

[13] Ср. «Афоризмы» IV, 78, 76, 77.

[14] В «Эпидемиях» I, 3 отд., гл.11, дано другое учение о лихорадках.

Источник:

simposium.ru

О природе человека в городе Казань

В данном интернет каталоге вы имеете возможность найти О природе человека по доступной стоимости, сравнить цены, а также найти другие предложения в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка товара осуществляется в любой населённый пункт России, например: Казань, Улан-Удэ, Екатеринбург.