Книжный каталог

Яковлева А. Посадочные огни

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Яковлева А. Посадочные огни Яковлева А. Посадочные огни 141 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Светотехника и светоизмерения Светотехника и светоизмерения 216 р. bookvoed.ru В магазин >>
Яковлева А. Тоннель желаний. Роман Яковлева А. Тоннель желаний. Роман 94 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Яковлева А. Научите меня стрелять Яковлева А. Научите меня стрелять 81 р. bookvoed.ru В магазин >>
Яковлева А. Прививка от уныния Яковлева А. Прививка от уныния 124 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Яковлева А. Экономическая статистика Яковлева А. Экономическая статистика 61 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Яковлева А. Шестое чувство. Роман Яковлева А. Шестое чувство. Роман 141 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Анна Яковлева Посадочные огни скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

Посадочные огни

В одно мгновение военный моряк Адам Рудобельский потерпел крушение и на службе, и в семейной жизни, в день увольнения застав жену в постели с любовником. Маргарите Галкиной тоже «посчастливилось» – она «вылетела из авиации», чему, кстати, поспособствовал Рудобельский, и стала жертвой мошенника – своего бывшего босса и по совместительству возлюбленного. Оба испытывают взаимную неприязнь и считают, что между ними нет ничего общего. Адам ищет свой маяк, а Марго – посадочную полосу. Не сразу они понимают, что и то и другое находится на территории любви…

Читатель! Мы искренне надеемся, что ты решил читать книгу "Посадочные огни" Яковлева Анна по зову своего сердца. В процессе чтения появляются отдельные домыслы и догадки, но связать все воедино невозможно, и лишь в конце все становится и на свои места. В тексте находим много комизмов случающихся с персонажами, но эти насмешки веселые и безобидные, близки к умилению, а не злорадству. Созданные образы открывают целые вселенные невероятно сложные, внутри которых свои законы, идеалы, трагедии. Очевидно, что проблемы, здесь затронутые, не потеряют своей актуальности ни во времени, ни в пространстве. Значительное внимание уделяется месту происходящих событий, что придает красочности и реалистичности происходящего. С помощью описания событий с разных сторон, множества точек зрения, автор постепенно развивает сюжет, что в свою очередь увлекает читателя не позволяя скучать. Это настоящее явление в литературе, которое не любишь, а восхищаешься всем естеством, оно не нравится, а приводит в неописуемый восторг. В главной идее столько чувства и замысел настолько глубокий, что каждый, соприкасающийся с ним становится ребенком этого мира. Обращают на себя внимание неординарные и необычные герои, эти персонажи заметно оживляют картину происходящего. Данная история - это своеобразная загадка, поставленная читателю, и обычной логикой ее не разгадать, до самой последней страницы. "Посадочные огни" Яковлева Анна читать бесплатно онлайн, благодаря умело запутанному сюжету и динамичным событиям, будет интересно не только поклонникам данного жанра.

Добавить отзыв о книге "Посадочные огни"

Источник:

readli.net

Читать Посадочные огни - Яковлева Анна - Страница 1

Яковлева А. Посадочные огни
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 972
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 458 138

Адам Рудобельский стоял в очереди к телефону-автомату. Очередь почти не двигалась, и Адам от нечего делать следил за табло на фасаде административного здания в стиле ложного классицизма. В бегущей строке проплывали по очереди число, время и температура воздуха.

Если верить пробегающим цифрам, все было не так уж плохо: 10 утра 28 августа, температура воздуха +21.

Данные бегущей строки и ощущения Адама не совпадали.

Во-первых, голова раскалывалась после вчерашнего пива с водкой, подтверждая печальную истину: нельзя вылечить душу, не погубив печень.

Во-вторых, Адам был убежден, что его время прошло, хотя по факту с недавних пор времени было непривычно много.

Употреблял Адам его бездарно: восемь месяцев культивировал вину за Юлькину неверность.

В том, что случилось, Адам Рудобельский винил только себя, потому что он – мужчина, значит, за все в ответе. Сильный отвечает за слабого, муж – за жену. Библейские истины.

Если бы у них с Юлькой были дети, никакой змей Витька не сумел бы заползти в их постель. Эта мысль доводила Рудобельского до белого каления именно потому, что Юлька детей не хотела. Бывают такие женщины, одна на миллион, и вот надо ж такому случиться – одна из миллиона стала женой Адама! Выверт судьбы. Цыганское счастье.

Наконец очередь к телефону-автомату рассосалась, Адам снял трубку таксофона:

– Здравствуйте. Я по объявлению.

– Да! – Грудной, низкий, с привкусом шампанского, завораживающий женский голос прикоснулся к душе. Из будущего или из прошлого был этот голос?

Застигнутый врасплох, Адам пропустил реплику.

– Алло? Излагайте! – Голос искушал.

Адам взмок от напряжения (будь оно неладно, это пиво с водкой):

– Я могу посмотреть квартиру?

– Конечно! Когда вам удобно?

– Мне удобно прямо сейчас.

– Приезжайте. Адрес запишите.

– Я запомню, говорите.

– Постовая, дом 4, квартира 86, первый подъезд, восьмой этаж. Десятиэтажка из красного кирпича, вставки из желтого кирпича, слева от остановки, первый подъезд.

– Найду, – бросил в трубку Адам.

Звонок застал Маргариту Галкину перед компьютером. Она все еще не теряла надежды найти работу и рылась в недрах сайтов на тему «Job». Требовались администраторы в ночной клуб до 35 лет, менеджеры в клуб караоке, стрессоустойчивые и с опытом работы, требовались няни к младенцам, сиделки к больным – тоже с опытом работы и медицинским образованием, и домработницы. Домработницы шли нарасхват у владельцев особняков от 150 до 350 квадратных метров. Уборка, стирка, глажка, уход за зелеными друзьями, приготовление завтраков, обедов и ужинов для семьи из трех или четырех человек. И все за двадцать тысяч в месяц при одном выходном. Просто сказ про то, как поп работницу нанимал: погладила – спи-отдыхай, постирала – спи-отдыхай.

Домработницей Маргарита заделываться не торопилась: готовка никогда не приносила ей радости.

К тому же, если вдуматься, глажка чужого белья – это слишком интимно, отдает фетишизмом.

Да и в уходе за зелеными друзьями у Галкиной не было навыков и, что важнее, – призвания. Работа бортпроводницы не предполагала наличия никаких друзей, ни зеленых, ни четвероногих. Даже школьные, и те со временем рассосались.

Голос. Да, голос отвлек Галкину от невеселых мыслей.

Голос у мужчины был густым и теплым, как гречишный мед. В таком голосе можно увязнуть, утонуть, в него можно влипнуть. «Определенно секси», – решила Маргарита, и сердечная мышца сделала на несколько сокращений больше.

В необъяснимом волнении экс-стюардесса поднялась и подошла к зеркалу.

Копна рыжих волос перехвачена лентой, лицо без косметики. Ни одной морщины.

Свободная, крупной вязки туника и гетры. Остаться в них или переодеться? Галкина повертелась перед зеркалом: под туникой угадывался абрис стройных линий. Ногам позавидовала бы любая дива с рекламы колготок. Она все еще в обойме, все еще готова к войне полов. Вопреки, наперекор, несмотря на…

Маргарита припудрила нос, брызнула остатками Guerlain Mitsouko на запястья и затылок, следуя рекомендациям Катрин Денев.

Настойчивый звонок в прихожей развеял предромантический транс Маргариты.

Скользнув в прихожую, заглянула в глазок: высокий мужчина в белой рубашке с короткими рукавами стоял вполоборота к двери, будто собирался уйти. Маргарита повернула ключ, отворила дверь и с тупым удивлением уставилась на подбородок мужчины. Тут ее качнуло, да так, что она схватилась за косяк.

– Вы?! – Вопрос был задан скорее коварной судьбе, чем мужчине.

На лице гостя отразилась масса чувств: от недоумения до суеверного ужаса. Перед ним стояла та самая бортпроводница того самого рейса Магадан – Москва, на котором он навтыкал каким-то зэкам, после чего сразу по прилете в Домодедово-дурдомово его сдали в дежурную часть вместе с этими зэками. И все из-за этой рыжей бестии! Точно, он даже вспомнил ее запах – свежий и чувственно-дразнящий.

В эту минуту рыжая бестия попыталась захлопнуть дверь перед носом Адама! Ну уж нет – Адам подставил ногу:

– Вы что себе позволяете? – Неукротимая копна волос встала дыбом, синие глаза метали молнии. Вокруг рыжей искрило, не хватало только таблички с черепом, скрещенными костями и надписью «Не влезай – убьет».

– Да не бойтесь вы меня! – взмолился Рудобельский – ему позарез нужна была хата в этом районе.

– Кто это вас боится? – Хозяйка квартиры моментально преобразилась. – Никто и не боится. – Галкина демонстративно, широким жестом распахнула дверь и повысила голос, приглашая всех соседей в свидетели: – И не вздумайте дебоширить! В квартире рядом живет полковник милиции. Сейчас он дома.

Это был чистой воды блеф – в квартире рядом жила ветхозаветная старушка, смахивающая на Фанни Каплан, и такая же близорукая.

– Адам, – представился Рудобельский.

– Ева, – хмыкнула рыжая и добавила с детской обидой: – Откуда вы взялись на мою голову?

– По объявлению, – напомнил Рудобельский, заметив про себя, что женщина по имени Ева по-другому выглядеть не может.

– Да не сейчас! Тогда!

Поставив локти на подоконник, Галкина смотрела в гостиничное окно.

За окном зверем выл шквальный ветер (по метеосводке, порывами до тридцати метров в секунду), стеной валил снег, занося взлетно-поса-дочную полосу вместе со снегоуборочной техникой, – бр-р-р!

Маргарита уткнулась лбом в обледеневший по краям двойной стеклопакет, стараясь разглядеть зачехленные крылатые машины по краю поля. Ветер хлопал чехлами, прицельно забивал тяжелым рыхлым снегом иллюминаторы, как глазницы покойнику.

Над аэропортом третьи сутки бушевал тихоокеанский циклон. Видимость заканчивалась на расстоянии вытянутой руки.

Третьи сутки аэропорт был закрыт, вылеты задерживались, и экипажи, изнывая от безделья, отлеживали бока на бугристых матрацах в местной гостинице, не поддающейся классификации по международным стандартам.

В зале ожидания творилось нечто невообразимое – великое переселение племен и народов. Маргарита не бывала в лагерях беженцев, но представляла их именно так: багаж вместо спальных мест, газеты вместо постельных принадлежностей и спящие, свернувшиеся клубком тела на подоконниках, на ступеньках и в закутках под лестницей. Под лестницей вообще было вип – место.

Столовая и кафе, не рассчитанные на такую прорву народа, не справлялись, комната матери и ребенка размещала только малышей, мамашам в койко-местах отказывали, милость оказали кормящим – им позволили оставаться при грудничках.

Отделение милиции аэропорта превысило плановые показатели по числу задержанных нарушителей порядка.

Пассажиры, вымотанные тремя сутками ожидания и антисанитарией, сублимировали агрессию – злились не на администрацию аэропорта и не на стихию, злились друг на друга. Мужья – на бестолковых, отупевших жен, которым все время чего-нибудь хотелось: то горячей воды, то супчика, то таблетку от головной боли. Жены вымещали злость на мужьях, которые ухитрялись при закрытых барах и ресторане, с пустыми карманами набраться по самые брови.

Источник:

www.litmir.me

Читать онлайн Посадочные огни автора Яковлева Анна - RuLit - Страница 1

Читать онлайн "Посадочные огни" автора Яковлева Анна - RuLit - Страница 1

Анна Яковлева Посадочные огни

Адам Рудобельский стоял в очереди к телефону-автомату. Очередь почти не двигалась, и Адам от нечего делать следил за табло на фасаде административного здания в стиле ложного классицизма. В бегущей строке проплывали по очереди число, время и температура воздуха.

Если верить пробегающим цифрам, все было не так уж плохо: 10 утра 28 августа, температура воздуха +21.

Данные бегущей строки и ощущения Адама не совпадали.

Во-первых, голова раскалывалась после вчерашнего пива с водкой, подтверждая печальную истину: нельзя вылечить душу, не погубив печень.

Во-вторых, Адам был убежден, что его время прошло, хотя по факту с недавних пор времени было непривычно много.

Употреблял Адам его бездарно: восемь месяцев культивировал вину за Юлькину неверность.

В том, что случилось, Адам Рудобельский винил только себя, потому что он – мужчина, значит, за все в ответе. Сильный отвечает за слабого, муж – за жену. Библейские истины.

Если бы у них с Юлькой были дети, никакой змей Витька не сумел бы заползти в их постель. Эта мысль доводила Рудобельского до белого каления именно потому, что Юлька детей не хотела. Бывают такие женщины, одна на миллион, и вот надо ж такому случиться – одна из миллиона стала женой Адама! Выверт судьбы. Цыганское счастье.

Наконец очередь к телефону-автомату рассосалась, Адам снял трубку таксофона:

– Здравствуйте. Я по объявлению.

– Да! – Грудной, низкий, с привкусом шампанского, завораживающий женский голос прикоснулся к душе. Из будущего или из прошлого был этот голос?

Застигнутый врасплох, Адам пропустил реплику.

– Алло? Излагайте! – Голос искушал.

Адам взмок от напряжения (будь оно неладно, это пиво с водкой):

– Я могу посмотреть квартиру?

– Конечно! Когда вам удобно?

– Мне удобно прямо сейчас.

– Приезжайте. Адрес запишите.

– Я запомню, говорите.

– Постовая, дом 4, квартира 86, первый подъезд, восьмой этаж. Десятиэтажка из красного кирпича, вставки из желтого кирпича, слева от остановки, первый подъезд.

– Найду, – бросил в трубку Адам.

Звонок застал Маргариту Галкину перед компьютером. Она все еще не теряла надежды найти работу и рылась в недрах сайтов на тему «Job». Требовались администраторы в ночной клуб до 35 лет, менеджеры в клуб караоке, стрессоустойчивые и с опытом работы, требовались няни к младенцам, сиделки к больным – тоже с опытом работы и медицинским образованием, и домработницы. Домработницы шли нарасхват у владельцев особняков от 150 до 350 квадратных метров. Уборка, стирка, глажка, уход за зелеными друзьями, приготовление завтраков, обедов и ужинов для семьи из трех или четырех человек. И все за двадцать тысяч в месяц при одном выходном. Просто сказ про то, как поп работницу нанимал: погладила – спи-отдыхай, постирала – спи-отдыхай.

Домработницей Маргарита заделываться не торопилась: готовка никогда не приносила ей радости.

К тому же, если вдуматься, глажка чужого белья – это слишком интимно, отдает фетишизмом.

Да и в уходе за зелеными друзьями у Галкиной не было навыков и, что важнее, – призвания. Работа бортпроводницы не предполагала наличия никаких друзей, ни зеленых, ни четвероногих. Даже школьные, и те со временем рассосались.

Голос. Да, голос отвлек Галкину от невеселых мыслей.

Голос у мужчины был густым и теплым, как гречишный мед. В таком голосе можно увязнуть, утонуть, в него можно влипнуть. «Определенно секси», – решила Маргарита, и сердечная мышца сделала на несколько сокращений больше.

В необъяснимом волнении экс-стюардесса поднялась и подошла к зеркалу.

Копна рыжих волос перехвачена лентой, лицо без косметики. Ни одной морщины.

Свободная, крупной вязки туника и гетры. Остаться в них или переодеться? Галкина повертелась перед зеркалом: под туникой угадывался абрис стройных линий. Ногам позавидовала бы любая дива с рекламы колготок. Она все еще в обойме, все еще готова к войне полов. Вопреки, наперекор, несмотря на…

Маргарита припудрила нос, брызнула остатками Guerlain Mitsouko на запястья и затылок, следуя рекомендациям Катрин Денев.

Настойчивый звонок в прихожей развеял предромантический транс Маргариты.

Скользнув в прихожую, заглянула в глазок: высокий мужчина в белой рубашке с короткими рукавами стоял вполоборота к двери, будто собирался уйти. Маргарита повернула ключ, отворила дверь и с тупым удивлением уставилась на подбородок мужчины. Тут ее качнуло, да так, что она схватилась за косяк.

– Вы?! – Вопрос был задан скорее коварной судьбе, чем мужчине.

На лице гостя отразилась масса чувств: от недоумения до суеверного ужаса. Перед ним стояла та самая бортпроводница того самого рейса Магадан – Москва, на котором он навтыкал каким-то зэкам, после чего сразу по прилете в Домодедово-дурдомово его сдали в дежурную часть вместе с этими зэками. И все из-за этой рыжей бестии! Точно, он даже вспомнил ее запах – свежий и чувственно-дразнящий.

Источник:

www.rulit.me

Анна Яковлева - Посадочные огни - чтение книги онлайн

Яковлева А. Посадочные огни

заботу о моряке.

Только Маргарита Галкина никому не нужна. Никому не нужны ее забота, еще молодое тело, неприкаянные губы и все остальное, пребывающее в состоянии анабиоза.

«Наверное, все дело в магическом слове «жена». Держит не хуже обручального кольца», – с грустью подумала Марго и даже потерла безымянный палец – кольца не было. Откуда взяться кольцу, если нет мужа?

Семейная жизнь Маргариты длилась чуть больше года.

Валерка изящно ухаживал за самой красивой бортпроводницей авиаотряда, не предпринимая никаких попыток соблазнить ее. Кандидат в мужья не был жмотом, треплом и юбочником. К тому же совсем не употреблял спиртного и не хватал Галкину за коленки, как большинство мужиков в авиаотряде. Мужчина проявлял фантазию, заказывал доставку цветов, приглашал на пасхальные концерты, водил на авторское кино, провожал Галкину домой, целовал у подъезда (в губы, долго, серьезно и проникновенно) и прощался. Галкина сходила с ума от загадочной сдержанности поклонника.

Через пару месяцев таких затяжных поцелуев Маргарита готова была убить жениха за петтинг в преклонном возрасте – Маргарите было двадцать пять, Валерию – к сорока.

Переспали они незадолго до свадьбы.

Валерка повез Марго на дачу. По дороге невеста трепетала и млела от желания, жених виновато улыбался и бормотал что-то о чувствах.

На даче все продолжилось: Валерий шептал на ушко Галкиной, как он сильно ее хочет, но дело не двигалось.

Маргарита видела, что Валерий нервничает, объясняла это длительным воздержанием и взяла на себя роль соблазнительницы. Роль далась ей легко, учитывая сексуальный голод. Жених уступил напору Марго. После двух-трех фрикций все было кончено.

То есть если нормальному среднестатистическому мужчине для эякуляции достаточно двух с половиной минут, то Валерий уложился за минуту. Шел на рекорд.

– Я очень тебя хотел, – услышала Галкина жалкое оправдание.

Все повторилось на следующий раз, и на следующий. Дело пошло лучше, когда Валерий выпил пива. Очень скоро выяснилось, что потенция мужа странным образом зависит от градуса спиртных напитков: чем крепче алкоголь, тем фееричнее секс.

Вспоминая мужа через десяток лет, Маргарита с удивлением признавала, что лучшего любовника, чем поддатый Валерка, у нее не было. Загадочный механизм эрекции мужа так и остался для Марго загадкой. К сожалению, все время приходилось выбирать между трезвым импотентом и пьяным половым гигантом. Галкина выбрала третий вариант – развод: уж очень хотелось ребенка от трезвого мужчины.

Маргарита сунула окоченелые руки в чужие карманы. Между пальцами что-то зашуршало. На ощупь – деньги. На вид тоже, оказалось, деньги. Вот и отлично, она возьмет их у постояльца в долг, чтобы вернуться в Марфинку.

Во дворе дома висел удручающий запах гари, в котором выделялся тягучий, сладкий привкус жженого сахара. «Последний привет от фруктовой бражки, – догадалась Галкина. – Без фонаря я ничего не найду, придется идти к Резникам».

– Зря ты, Рит, с Зинкой связалась, – посочувствовал Григорий, протягивая Маргарите фонарь, – она давно рвалась дома завести эту бодягу, если б я позволил, прикинь, всю семью оставила бы на улице. Тебя проводить?

– Не надо, спасибо, – не приняла помощь Маргарита, – я сама.

Тонкий луч фонаря обшарил черные, выгоревшие до кирпича стены, обугленный потолок, расплавленный линолеум. Что уже говорить о шторах, дорожках и прочих бытовых мелочах, очертания которых угадывались под жирным налетом копоти.

Маргарита оценила ущерб и вспомнила пророческие строчки: «Где стол был яств, там гроб стоит». Чувствовала ведь, что добром не кончится эта самогонная вакханалия. Марго сдавила голову руками, не пуская отчаянные мысли.

Хлопнула калитка, захрустел снег под ногами.

– Рит, ты где? – позвала Зинаида.

– В спальне, Зин, спасибо за окна. – В спальне, единственной не пострадавшей от огня комнате, окно было затянуто пленкой.

– А, это Гришка. – Луч фонаря на мгновение ослепил Марго. – Я в подпол полезла за компотом, а оно как рванет! На меня банки с консервацией так и повалились с полок! Я понять ничего не могу, вылезаю, а кухня полыхает, – рассказывала Зина Галкиной, ожидая сочувствия. Не дождалась.

– Надо было в церковь в воскресенье сходить, – думая о чем-то своем, едва слышно произнесла Маргарита.

– Так ведь столько клиентов было, – с обидой напомнила Зинаида, – отойти на минуту не дали.

– Надо было десятину отнести отцу Николаю, – с упрямой настойчивостью продолжила Галкина.

Равнодушие Марго задело Зинаиду: во время взрыва она была в доме и чуть не взлетела на воздух вместе с газовым баллоном. Чудо, что жива осталась! Если бы не русская печь, ставшая преградой для взрывной волны, и не подвал – от Зинаиды осталась бы одна головешка!

Маргарита потерла виски и опять принялась за свое:

– Отца Николая обманули… И вообще… Куда мне теперь?

– Так, давай, Рит, ко мне, – брякнула Зинка и похолодела: что она делает? Своими руками рушит тихую семейную жизнь! А если Ритка примет предложение и переберется к ним? Тогда ей Резника возле себя точно не удержать…

К счастью, Ритка предложение не приняла:

– Куда – к тебе? У тебя своих полная хата. Нет, Зин, я тебе больше не партнер. Поеду, побуду дома, пока постоялец в больнице. Вон уже и сумку собрала.

У Зинаиды отлегло от сердца.

– Ну, как знаешь, – с намеком на обиду ответила она.

Галкина, спотыкаясь, дошла до кухни, откинула крышку подпола, посветила фонариком – поискала картонку с деньгами. Картонки на месте не было. Неприятный холодок змейкой прополз по душе, Галкина хмыкнула: продувная Зинка под шумок заграбастала всю выручку за два месяца каторги?

– Зина, где деньги? – опустившись на покрытый сажей пол у открытого лаза, с плохо скрытым подозрением спросила Галкина. Прозвучало почти как у Высоцкого: «Где деньги, Зин?» «Идиотизм», – успела подумать Марго.

В следующую секунду на Маргариту напал смех: смех набирал обороты, рвался из груди, валил с ног. Галкина не могла остановиться, скулы свело, из глаз лились слезы. Смеялась с таким отчаянием – самой страшно стало. Это была истерика.

– Да не волнуйся ты так, Рит, деньги дома. Я ж как лучше… Сейчас слетаю. Не тут же их было оставлять.

Зинаида вернулась с коробкой, Галкина, у которой смех сменился такими же внезапными слезами, успокоилась, пересчитала прибыль от проекта, поделила на две кучки. Смерила взглядом, взвешивая стоимость денежной массы в бытовом, так сказать, эквиваленте. Стоило ехать за этим в Марфинку! Стоило переступать через себя и не спать ночами, чтобы все так закончилось? Родовое гнездо обратилось в пепелище. К мировому экономическому кризису прибавился кризис скромной личности Маргариты Михайловны Галкиной – безработной тетки бальзаковского возраста.

Кому от этого холодно или жарко? Сколько таких, как она? Сотни тысяч? Миллионы? И никому нет дела: им – до нее, а ей, Галкиной, – до них, таких же неприкаянных песчинок. Мир состоит из одиночек.

Зинаида тщательно разобрала купюры, перевернула вверх лицом, повернула купонными полями в одну сторону, сложила одна к одной – образцовый порядок. Посмотрела на часы:

– Рит, – Зинка смотрела на Галкину с мольбой, – а можно я оставлю себе аппарат?

Маргарита услышала в этом вопросе подтверждение собственным мыслям: Зинаида была рядом – и далеко.

– Если это сделает тебя счастливее – конечно, бери.

– Ой, Рит, спасибо. Сейчас знаешь сколько дерут за сварку? Да и просить некого… – Зинаида еще распиналась, но Марго ее уже не слышала.

Галкина последний раз оглядела уничтоженный пожаром приют скитальца и бродяги, каковой на самом деле являлась. Может, не по призванию, а по обстоятельствам, но разве это меняет дело? Нет ей покоя, будто кто-то прочитал над маленькой Маргаритой Галкиной псалмокатару[2]: «Да будет она все лета жизни ея скитаться по свету, аки вечный жид», – или что-нибудь в этом духе.

Судьбу не переспоришь. Опять она одна, опять без работы. Только теперь домик в Марфинке не пригоден для жилья, и ей совсем некуда деваться. За что бы Маргарита ни взялась – все идет прахом. Когда этот високосный год устанет строить козни?

Податься в проводницы на железную дорогу, что ли? Под стук колес провести остаток жизни? Она представила себя в купе вагона: пакеты постельного белья, сахар кусочками, чай в пакетиках, ровно выглаженные не то большие салфетки, не то маленькие скатерти, стаканы в подстаканниках – дань царской традиции. Билеты… Пассажиры… Станционные огни… И она, Маргарита, в форме проводницы железной дороги с флажком в руках провожает станцию…

Все почти как в самолете, только вместо леденцов проводница Галкина будет разносить чай под «Марш славянки»: «Не желаете?» Пиджак опять придется ушивать…

Почему ей это в голову раньше не пришло? «Потому что рожденный летать ползать не станет», – ответил кто-то в голове голосом Левы Звенигородского. «Станет, станет», – вступила в спор со Звенигородским Галкина.

Ведь люди должны меняться, подстраиваться под обстоятельства.

Разве она этого не сделала? Не подстроилась? Ей казалось, что агентство недвижимости – это самый короткий, прямой путь к своему, отдельному жилью. Путь к свободе. Кто ж думал, что Соединенные Штаты такой фортель выкинут! Знай Маргарита о кризисе, сразу бы пробивалась на железную дорогу.

Тогда удалось бы избежать Артюшкина, Рузанну из Мариуполя, банкира Стасика Буйневича, Федора, оборотистую Зинку Резник и еще кучу ненужного, случайного, транзитного народа. Моряка, например.

«Случайностей не бывает, – опровергла Галкина сама себя, – все случается для чего-то, и все эти люди встретились мне для чего-то. Знать бы еще, для чего».

– На последнюю электричку успеваешь, – оторвал от размышлений Маргариту Зинкин голос.

– Да, – кивнула Марго и повеселела.

Ветер стих, мелкие снежинки в раздумье ложились на землю, навевая сон. Подморозило. Сумку, чтоб не потерять в темноте, привязали к саням. Под скрип снега и лай деревенских собак, перебрасываясь ничего не значащими скупыми фразами, приехали на станцию как раз к поезду. Зинаида помогла поднять багаж на подножку, стиснула Марго в крепких объятиях и заплакала слезами радости. Поверить не могла, что и семью сохранила, и дружбу, и самогонный аппарат.

Электричка, коротко свистнув, тронулась.

– Нас бьют – мы крепчаем! – крикнула Зина, помахала варежкой уплывающей Марго и потянула по опустевшему перрону сани.

Маргарита выложила пакеты с соком и апельсины на грязно-белую больничную тумбочку.

– Дары данайцев? – покосился Рудобельский.

Заросший суточной щетиной, Адам с забинтованными руками лежал под капельницей и вырабатывал ироничный взгляд на мир.

Галкина не повелась. Если бы она дозвонилась Артюшкину, то с радостью свалила бы на Белоснежку почетную обязанность навещать и ухаживать за раненым. Дозвониться не получилось: телефон Артюшкина был «временно

Источник:

litread.info

Яковлева А. Посадочные огни в городе Томск

В данном интернет каталоге вы можете найти Яковлева А. Посадочные огни по доступной цене, сравнить цены, а также изучить иные предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка товара осуществляется в любой населённый пункт России, например: Томск, Калининград, Оренбург.