Книжный каталог

Сказки для малышей Русские народные сказки

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Художественная литература Росмэн Русские сказки для малышей Художественная литература Росмэн Русские сказки для малышей 249 р. korablik.ru В магазин >>
Художественная литература Лабиринт Сказки, сказки, сказки... Русские народные сказки Художественная литература Лабиринт Сказки, сказки, сказки... Русские народные сказки 699 р. korablik.ru В магазин >>
Первые книги малыша Лабиринт Русские народные сказки для самых маленьких Первые книги малыша Лабиринт Русские народные сказки для самых маленьких 639 р. korablik.ru В магазин >>
Толстой Алексей Николаевич Русские народные сказки Толстой Алексей Николаевич Русские народные сказки 253 р. ozon.ru В магазин >>
Толстой Алексей Николаевич; Науменко Георгий Маркович Русские народные сказки для малышей Толстой Алексей Николаевич; Науменко Георгий Маркович Русские народные сказки для малышей 192 р. ozon.ru В магазин >>
Русские народные сказки для маленьких Русские народные сказки для маленьких 265 р. ozon.ru В магазин >>
Русские народные сказки Русские народные сказки 138 р. book24.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Русские народные сказки читать онлайн

Русские народные сказки

Порой нам, взрослым, живя в проблемах суетного мира, так не хватает времени, чтобы просто позаниматься с детьми. И очень жаль, что многие родители не читают детям сказки на ночь. А как это важно создать сказочную обстановку, раскрывая характер личности, его мечты, надежды и фантазии.

Если ребенок верит в волшебство, значит оптимистичнее он будет шагать по жизни.

Сказочный мир воспитывает малыша, развивает его внутренний мир и творческий потенциал, дает знания, формирует характер.

Любая сказка хорошо заканчивается. Испытания, которые выпали на долю героев, необходимы для того, чтобы они стали сильными, смелыми, мудрыми.

Герой, совершивший нехорошие поступи всегда получает по заслугам. Это закон жизни.

Жил старик со старухой; у них было пять овец, шестой жеребец, седьмая телка. Пришел к ним волк и стал петь песню:

На кустике дворец;

У него пять овец,

Старуха и говорит старику:

- Ох, какая песня-то славная! Старик, дай ему овечку.

Старик дал ему, волк съел и опять пришел с этой же песнию, и ходил с нею до тех пор, пока не поел овец, жеребца, телку и старуху. Остался один старик; волк пришел и к нему с этой песнию. Старик взял кочергу и ну ею возить волка. Волк убежал и с тех пор к старику ни ногой; а старик остался, горемычный, один горе мыкать.

Волк, перепёлка и дергун

Летела перепелка, села на меже и вздремнула. И схватил ее волк:

Стала перепелка просить:

— Не ешь меня, за это я тебе пригоню пять телят. А от меня тебе какая еда — четверть фунта со всем пухом!

— Обманешь, — говорит волк.

Перепелка ну уверять:

Волк рад. «Ах, — думает, — телят на целую неделю хватит». И отпустил перепелку. А сам лег и стал ждать.

Полетела перепелка, а на другой меже — дергун.

— Кум-куманек, не знаешь моего горя. Меня волк поймал.

— Как же ты спаслась?

— А обещала ему пригнать пять телят.

Вот дергун и стал кричать:

— Тпрусь. тпрусь. тпрусь.

— Пять телят, пять телят.

Ждал-ждал, да не дождался.

Выкопал мужик яму в лесу, прикрыл ее хворостом: не попадется ли какого зверя.

Бежала лесом лисица. Загляделась по верхам — бух в яму! Летел журавль. Спустился корму поискать, завязил ноги в хворосте; стал выбиваться — бух в яму!

И лисе горе, и журавлю горе. Не знают, что делать, как из ямы выбраться.

Лиса из угла в угол мечется — пыль по яме столбом; а журавль одну ногу поджал — и ни с места, и все перед собой землю клюет, все перед собой землю клюет. Думают оба, как бы беде помочь.

Лиса побегает, побегает да и скажет:

— У меня тысяча, тысяча, тысяча думушек!

Журавль поклюет, поклюет да и скажет:

— А у меня одна дума!

И опять примутся — лиса бегать, а журавль клевать. «Экой,— думает лиса,— глупый этот журавль! Что он все землю клюет? Того и не знает, что земля толстая и насквозь ее не проклюешь». А сама все кружит по яме да говорит:

— У меня тысяча, тысяча, тысяча думушек! А журавль все перед собой клюет да говорит:

— А у меня одна дума!

Пошел мужик посмотреть, не попалось ли кого в яму. Как заслышала лиса, что идут, принялась еще пуще из угла в угол метаться и все только и говорит:

— У меня тысяча, тысяча, тысяча думушек!

А журавль совсем смолк и клевать перестал. Глядит лиса — свалился он, ножки протянул и не дышит. Умер с перепугу, сердечный!

Приподнял мужик хворост, видит — попались в яму лиса да журавль: лиса юлит по яме, а журавль лежит, не шелохнется.

— Ах ты,— говорит мужик,— подлая лисица! Заела ты у меня этакую птицу!

Вытащил журавля за ноги из ямы, пощупал его — совсем еще теплый журавль, еще пуще стал лису бранить. А лиса-то бегает по яме, не знает, за какую думушку ей ухватиться: тысяча, тысяча, тысяча думушек!

— Погоди ж ты! — говорит мужик.— Я тебе помну бока за журавля! Положил птицу подле ямы — да к лисе.

Только что он отвернулся, журавль как расправит крылья да как закричит:

— У меня одна дума была! Только его и видели.

А лиса со своей тысячью, тысячью, тысячью думушек попала на воротник к шубе.

Зайцы и лягушки

Сошлись раз зайцы и стали плакаться на свою жизнь:

— И от людей, и от собак, и от орлов, и от прочих зверей погибаем. Уж лучше раз умереть, чем в страхе жить и мучиться, давайте утопимся!

И поскакали зайцы на озеро топиться. Лягушки услыхали зайцев и забултыхали в воду.

Один заяц и говорит:

— Стойте, ребята! Подождем топиться: вот лягушачье житье, видно, еще хуже нашего: они и нас боятся!

Бедный мужик шел по чистому полю, увидал под кустом зайца, обрадовался и говорит:

- Вот когда заживу домком-то! Возьму этого зайца, убью плетью да продам за четыре алтына.

На те деньги куплю свинушку. Она принесет мне двенадцать поросеночков. Поросятки вырастут, принесут еще по двенадцати.

Я всех приколю, амбар мяса накоплю. Мясо продам, а на денежки дом заведу да сам женюсь.

Жена-то родит мне двух сыновей: Ваську да Ваньку.

Детки станут пашню пахать, а я буду под окном сидеть да порядки наводить: "Эй вы, ребятки, крикну, Васька да Ванька! Шибко людей на работе не подгоняйте, сами бедно не живали!"

Да так-то громко крикнул мужик, что заяц испугался и убежал, а дом со всем богатством, с женой и детьми пропал.

Звери в яме

Жил себе старик со старушкой, и у них только и было именья, что один боров. Пошел боров в лес желуди есть. Навстречу ему идет волк.

- Боров, боров, куда ты идешь?

- В лес, желуди есть.

- Возьми меня с собою.

- Я бы взял, - говорит, - тебя с собою, да там яма есть глубока, широка, ты не перепрыгнешь.

- Ничего, - говорит, - перепрыгну.

Вот и пошли; шли, шли по лесу и пришли к этой яме.

- Ну, - говорит волк, - прыгай. Боров прыгнул - перепрыгнул. Волк прыгнул, да прямо в яму. Ну, потом боров наелся желудей и отправился домой.

На другой день опять идет боров в лес. Навстречу ему медведь.

- Боров, боров, куда ты идешь?

- В лес, желуди есть.

- Возьми, - говорит медведь, - меня с собою.

- Я бы взял тебя, да там яма глубока, широка, ты не перепрыгнешь.

- Небось, - говорит, - перепрыгну.

Подошли к этой яме. Боров прыгнул - перепрыгнул; медведь прыгнул - прямо в яму угодил. Боров наелся желудей, отправился домой.

На третий день боров опять пошел в лес желуди есть. Навстречу ему косой заяц.

- Здравствуй, косой заяц!

- В лес, желуди есть.

- Возьми меня с собою.

- Нет, косой, там яма есть широка, глубока, ты не перепрыгнешь.

- Вот, не перепрыгну, - как не перепрыгнуть!

Пошли и пришли к яме. Боров прыгнул - перепрыгнул. Заяц прыгнул - попал в яму. Ну, боров наелся желудей, отправился домой.

На четвертый день идет боров в лес желуди есть. Навстречу ему лисица; тоже просится, чтоб взял ее боров с собою.

- Нет, - говорит боров, - там яма есть глубока, широка, ты не перепрыгнешь!

- И-и, - говорит лисица, - перепрыгну! Ну, и она попалась в яму.

Вот их набралось там в яме четверо, и стали они горевать, как им еду добывать.

Зимовье зверей

- Куда, баран, идешь? - спросил бык.

- От зимы лета ищу, - говорит баран.

Вот пошли они вместе, попадается им навстречу свинья.

- Куда, свинья, идешь? - спросил бык.

- От зимы лета ищу, - отвечает свинья.

Пошли втроем дальше, навстречу им гусь.

- Куда, гусь, идешь? - спрашивает бык.

- От зимы лета ищу, - отвечает гусь.

Вот гусь и пошел за ними. Идут, а навстречу им петух.

- Куда, петух, идешь? - спросил бык.

- От зимы лета ищу, - отвечает петух.

Вот они идут путем-дорогою и разговаривают промеж себя:

- Как же, братцы-товарищи! Время подходит холодное, где тепла искать? Бык и сказывает:

- Ну, давайте избу строить, а то, чего доброго, и впрямь зимою замерзнем. Баран говорит:

- У меня шуба тепла - вишь какая шерсть! Я и так перезимую.

- А по мне хоть какие морозы - я не боюсь: зароюсь в землю и без избы прозимую.

- А я сяду в середину ели, одно крыло постелю, а другим оденусь, меня никакой холод не возьмет; я и так прозимую.

- А разве у меня нет своих крыльев? И я прозимую!

Бык видит - дело плохо, надо одному хлопотать.

- Ну, - говорит, - вы как хотите, а я стану избу строить.

Выстроил себе избушку и живет в ней. Вот пришла зима холодная, стали пробирать морозы; баран просится у быка:

- Пусти, брат, погреться.

- Нет, баран, у тебя шуба теплая; ты и так перезимуешь. Не пущу!

- А коли не пустишь, то я разбегусь и вышибу из твой избы бревно; тебе же будет холоднее.

Бык думал-думал: "Дай пущу, а то, пожалуй, и меня заморозит",- и пустил барана.

Вот и свинья прозябла, пришла к быку:

- Пусти, брат, погреться.

- Нет, не пущу! Ты в землю зароешься и так перезимуешь.

- А не пустишь, так я рылом все столбы подрою да твою избу сворочу.

Делать нечего, надо пустить. Пустил и свинью. Тут пришли к быку гусь и петух:

- Пусти, брат, к себе погреться.

- Нет, не пущу! У вас по два крыла: одно постелешь, другим оденешься; так и прозимуете!

- А не пустишь, - говорит гусь, - так я весь мох из твоих стен повыщипываю, тебе же холоднее будет.

- Не пустишь? - говорит петух. - Так я взлечу на чердак, всю землю с потолка сгребу, тебе же холоднее будет.

Что делать быку? Пустил жить к себе и гуся и петуха.

Вот живут они себе в избушке. Отогрелся в тепле петух и начал песенки распевать.

Услыхала лиса, что петух песенки распевает, захотелось ей петушиным мясом полакомиться, да как достать его? Лиса поднялась на хитрости, отправилась к медведю да волку и сказала:

- Ну, любезные куманьки! Я нашла для всех поживу: для тебя, медведь, - быка, для тебя волк, - барана, а для себя - петуха.

- Хорошо, кумушка! - говорит медведь и волк. - Мы твоих услуг никогда не забудем. Пойдем же приколем да поедим!

Лиса привела их к избушке. Медведь говорит волку.

- Иди ты вперед! А волк кричит:

- Нет, ты посильнее меня, иди ты вперед!

Ладно, пошел медведь; только что в двери - бык наклонил голову и припер его рогами к стенке. А баран разбежался да как бацнет медведя в бок - и сшиб его с ног. А свинья рвет и мечет в клочья. А гусь подлетел - глаза щиплет. А петух сидит на брусу и кричит:

- Подайте сюда, подайте сюда!

Волк с лисой услыхали крик да бежать!

Вот медведь рвался, рвался, насилу вырвался, догнал волка и рассказывает:

- Ну, что было мне. Этакого страху отродясь не видывал. Только что вошел я в избу, откуда ни возьмись, баба с ухватом на меня. Так к стене и прижала! Набежало народу пропасть: кто бьет, кто рвет, кто шилом в глаза колет. А еще один на брусу сидел да все кричал: "Подайте сюда, подайте сюда!" Ну, если б подали к нему, кажись бы, и смерть была!

Как лиса училась летать

Встретился с лисицей журавль:

— Что, лисица, умеешь ли летать?

— Садись на меня, научу.

Села лисица на журавля. Унес ее журавль высоко-высоко.

— Что, лисица, видишь ли землю?

— Едва вижу: с овчину земля кажется!

Журавль ее и стряхнул с себя.

Лисица упала на мягкое место, на сенную кучу.

— Ну как, умеешь, лисица, летать?

— Летать-то умею — садиться тяжело!

— Садись опять на меня, научу.

Села лиса на журавля. Выше прежнего унес он ее и стряхнул с себя.

Упала лисица на болото: на три сажени ушла в землю.

Так лисица и не научилась летать.

Лисица и говорит:

- Давайте-ка голос тянуть; кто не встянет - того и есть станем. Вот начали тянуть голос; один заяц отстал, а лисица всех перетянула. Взяли зайца, разорвали и съели. Проголодались и опять стали уговариваться голос тянуть: кто отстанет - чтоб того и есть.

- Если, - говорит лисица, - я отстану, то и меня есть, все равно! Начали тянуть; только волк отстал, не мог встянуть голос. Лисица с медведем взяли его, разорвали и съели.

Только лисица надула медведя: дала ему немного мяса, а остальное припрятала от него и ест себе потихоньку. Вот медведь начинает опять голодать и говорит:

- Кума, кума, где ты берешь себе еду?

- Экой ты, кум! Ты возьми-ка просунь себе лапу в ребра, зацепись за ребро - так и узнаешь, как есть.

Медведь так и сделал, зацепил себя лапой за ребро, да и околел. Лисица осталась одна. После этого, убрамши медведя, начала лисица голодать.

Над этой ямой стояло древо, на этом древе вил дрозд гнездо. Лисица сидела, сидела в яме, все на дрозда смотрела и говорит ему:

- Дрозд, дрозд, что ты делаешь?

- Для чего ты вьешь?

- Дрозд, накорми меня, если не накормишь - я твоих детей поем.

Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу ему накормить. Полетел

в село, принес ей курицу. Лисица курицу убрала и говорит опять:

- Дрозд, дрозд, ты меня накормил?

- Ну, напои ж меня.

Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу напоить. Полетел в село, принес ей воды. Напилась лисица и говорит:

- Дрозд, дрозд, ты меня накормил?

- Вытащи ж меня из ямы.

Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу вынимать. Вот начал он палки в яму метать; наметал так, что лисица выбралась по этим палкам на волю и возле самого древа легла - протянулась.

- Ну, - говорит, - накормил ты меня, дрозд?

- Вытащил ты меня из ямы?

- Ну, рассмеши ж меня теперь.

Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу рассмешить.

- Я,- говорит он, - полечу, а ты, лиса, иди за мною. Вот хорошо - полетел дрозд в село, сел на ворота к богатому мужику, а лисица легла под воротами. Дрозд и начал кричать:

- Бабка, бабка, принеси мне сала кусок! Бабка, бабка, принеси мне сала кусок!

Выскочили собаки и разорвали лисицу.

Я там была, мед-вино пила, по губам текло, в рот не попало. Дали мне синий кафтан; я пошла, а вороны летят да кричат:

- Синь кафтан, синь кафтан!

Я думала: "Скинь кафтан",- взяла да и скинула. Дали мне красный шлык. Вороны летят да кричат:

- Красный шлык, красный шлык!

Я думала, что "краденый шлык", скинула - и осталась ни с чем.

Коза-Дереза

Жили были дед да баба да внученька Маша. Не было у них ни коровки, ни свинки, никакой скотинки - одна коза. Коза, черные глаза, кривая нога, острые рога. Дед эту козу очень любил. Вот раз дед послал бабку козу пасти. Она пасла, пасла и домой погнала. А дед сел у ворот да и спрашивает:

- Коза моя, коза, чёрные глаза, кривая нога, острые рога, что ты ела, что пила?

- Я не ела, не пила, меня бабка не пасла. Как бежала через мосточек ухватила кленовый листочек, - вот и вся моя еда.

Рассердился дед на бабку, раскричался и послал внучку козу пасти. Та пасла, пасла и домой пригнала. А дед у ворот сидит и спрашивает:

- Коза моя, коза, чёрные глаза, кривая нога? острые рога, что ты ела, что пила? А коза в ответ:

- Я не ела, я не пила, меня внучка не пасла, как бежала через мосточек, ухватила кленовый листочек, - вот и вся моя еда.

Рассердился дед на внучку, раскричался, пошёл сам козу пасти. Пас, пас, досыта накормил и домой погнал. А сам вперёд побежал, сел у ворот да спрашивает:

- Коза моя , коза, чёрные глаза, кривая нога, острые рога, хорошо ли ела, хорошо ли пила?

- Я не пила, я не ела, а как бежала через мосточек ухватила кленовый листочек,- вот и вся моя еда!

Рассердился тут дед на обманщицу, схватил ремень, давай её по бокам лупить. Еле-еле коза вырвалась и побежала в лес.

В лес прибежала да и забралась в зайкину избушку, двери заперла, на печку залезла. А зайка в огороде капусту ел. Пришёл зайка домой - дверь заперта. Постучал зайка да и говорит:

- Кто мою избушку занимает, кто меня в дом не пускает?

А коза ему отвечает:

- Я коза-дереза пол бока луплена, за три гроша куплена, я как топну - топну ногами, заколю тебя рогами, хвостом замету.

Испугался зайчик, бросился бежать. Спрятался под кустик и плачет, лапкой слёзы вытирает.

Идет мимо серый волк, зубами щёлк.

-О чём ты заинька плачешь, о чём слёзы льёшь?

- Как мне, заиньке, не плакать, как мне серому, не горевать: построил я себе избушку на лесной опушке, а забралась в неё коза-дереза, меня домой не пускает.

- Не горюй, заинька, не горюй серенький, пойдём я её выгоню.

Подошёл серый волк к избушке да как закричит:

- Ступай, коза, с печи, освобождай зайкину избушку!

А коза ему и отвечает:

- Я коза-дереза, пол бока луплена, за три гроша куплена, как выпрыгну, как выскочу, забью ногами, заколю рогами - пойдут клочки по закоулочкам!

Испугался волк и убежал!

Сидит заинька под кустом, плачет, слезы лапкой утирает. Идёт медведь, толстая нога. Кругом деревья, кусты трещат.

- О чём, заинька, плачешь, о чём слёзы льёшь?

- Как мне, заиньке, не плакать, как мне серому, не горевать: построил я избушку на лесной опушке, а забралась ко мне коза-дереза, меня домой не пускает.

- Не горюй, заинька, я её выгоню.

Пошёл к избушке медведь да давай реветь:

- Пошла, коза, с печи, освобождай зайкину избушку!

Коза ему в ответ:

- Как выскочу, да как выпрыгну, как забью ногами, заколю рогами, - пойдут клочки по закоулочкам!

Испугался медведь и убежал.

Сидит зайка под кустом, пуще прежнего плачет, слёзки лапкой утирает. Кто мне зайчику серенькому поможет? Как мне козу-дерезу выгнать?

Идёт петушёк, красный гребешёк, в красных сапогах, на ногах шпоры, на плече коса.

- Что ты, заинька, так горько плачешь, что ты серенький, слёзы льёшь?

- Как мне не плакать, как не горевать, построил я избушку, на лесной опушке, забралась туда коза-дереза меня домой не пускает.

- Не горюй, заинька, я её выгоню.

- Я гнал - не выгнал, волк гнал - не выгнал, медведь гнал - не выгнал, где тебе,

- Пойдём посмотрим, может и выгонем!

Пришёл Петя к избушке да как закричит:

- Иду, иду скоро, на ногах шпоры, несу острую косу, козе голову снесу! Ку-ка-ре-ку!

Испугалась коза да как хлопнется с печи! С печи на стол, со стола на пол, да в дверь, да в лес бегом! Только её и видели.

А заинька снова стал жить в своей избушке, на лесной опушке. Морковку жуёт, вам поклон шлёт.

Вот и сказке конец, а кто слушал, молодец.

Кот и Лиса

Жил-был мужик. У этого мужика был кот, только такой баловник, что беда! Надоел он до смерти. Вот мужик думал, думал, взял кота, посадил в мешок и понес в лес. Принес и бросил его в лесу - пускай пропадает.

Кот ходил, ходил и набрел на избушку. Залез на чердак и полеживает себе. А захочется есть - пойдет в лес, птичек, мышей наловит, наестся досыта - опять на чердак, и горя ему мало!

Вот пошел кот гулять, а навстречу ему лиса. Увидала кота и дивится: "Сколько лет живу в лесу, такого зверя не видывала!"

Поклонилась лиса коту и спрашивает:

- Скажись, добрый молодец, кто ты таков? Как ты сюда зашел и как тебя по имени величать? А кот вскинул шерсть и отвечает:

- Зовут меня Котофей Иванович, я из сибирских лесов прислан к вам воеводой.

- Ах, Котофей Иванович! - говорит лиса. - Не знала я про тебя, не ведала. Ну, пойдем же ко мне в гости.

Кот пошел к лисице. Она привела его в свою нору и стала потчевать разной дичинкой, а сама все спрашивает:

- Котофей Иванович, женат ты или холост?

- И я, лисица, - девица. Возьми меня замуж!

Кот согласился, и начался у них пир да веселье.

На другой день отправилась лиса добывать припасов, а кот остался дома.

Бегала, бегала лиса и поймала утку. Несет домой, а навстречу ей волк:

- Стой, лиса! Отдай утку!

- Ну, я сам отниму.

- А я скажу Котофею Ивановичу, он тебя смерти предаст!

- А кто такой Котофей Иванович?

- Разве ты не слыхал? К нам из сибирских лесов прислан воеводой Котофей Иванович! Я раньше была лисица-девица, а теперь нашего воеводы жена.

- Нет, не слыхал, Лизавета Ивановна. А как бы мне на него посмотреть?

- У! Котофей Иванович у меня такой сердитый: кто ему не по нраву придется, сейчас съест! Ты приготовь барана да принеси ему на поклон: барана-то положи на видное место, а сам схоронись, чтобы кот тебя не увидал, а то, брат, тебе туго придется!

Волк побежал за бараном, а лиса - домой.

Идет лиса, и повстречался ей медведь:

- Стой, лиса, кому утку несешь? Отдай мне!

- Ступай-ка ты, медведь, подобру-поздорову, а то скажу Котофею Ивановичу, он тебя смерти предаст!

- А кто такой Котофей Иванович?

- А который прислан к нам из сибирских лесов воеводою. Я раньше была лисица-девица, а теперь нашего воеводы - Котофея Ивановича - жена.

- А нельзя ли посмотреть его, Лизавета Ивановна?

- У! Котофей Иванович у меня такой сердитый: кто ему не приглянется, сейчас съест. Ты ступай, приготовь быка да принеси ему на поклон. Да смотри, быка-то положи на видное место, а сам схоронись, чтобы Котофей Иванович тебя не увидел, а то тебе туго придется!

Медведь пошел за быком, а лиса - домой.

Вот принес волк барана, ободрал шкуру и стоит раздумывает. Смотрит - и медведь лезет с быком.

- Здравствуй, Михайло Иванович!

- Здравствуй, брат Левон! Что, не видал лисицы с мужем?

- Нет, Михайло Иванович, сам их дожидаю.

- А ты сходи-ка к ним, позови, - говорит медведь волку.

- Нет, не пойду, Михайло Иванович. Я неповоротлив, ты лучше иди.

- Нет, не пойду, брат Левон. Я мохнат, косолап, куда мне!

Вдруг - откуда ни возьмись - бежит заяц. Волк и медведь как закричат на него:

- Поди сюда, косой!

Заяц так и присел, уши поджал.

- Ты, заяц, поворотлив и на ногу скор: сбегай к лисе, скажи ей, что медведь Михайло Иванович с братом Левоном Ивановичем давно уже готовы, ждут тебя-де с мужем, с Котофеем Ивановичем, хотят поклониться бараном да быком.

Заяц пустился к лисе во всю прыть. А медведь и волк стали думать, где бы им спрятаться.

- Я полезу на сосну. А волк ему говорит:

- А я куда денусь? Ведь я на дерево не взберусь. Схорони меня куда-нибудь.

Медведь спрятал волка в кустах, завалил сухими листьями, а сам влез на сосну, на самую макушку, и поглядывает, не идет ли Котофей Иванович с лисой.

Заяц меж тем прибежал к лисицыной норе:

- Медведь Михайло Иванович с волком Левоном Ивановичем прислали сказать, что они давно ждут тебя с мужем, хотят поклониться вам быком да бараном.

- Ступай, косой, сейчас будем.

Вот и пошли кот с лисою. Медведь увидел их и говорит волку:

- Какой же воевода-то Котофей Иванович маленький!

Кот сейчас же кинулся на быка, шерсть взъерошил, начал рвать мясо и зубами и лапами, а сам мурчит, будто сердится:

Медведь опять говорит волку:

- Невелик, да прожорлив! Нам четверым не съесть, а ему одному мало. Пожалуй, он и до нас доберется!

Захотелось и волку посмотреть на Котофея Ивановича, да сквозь листья не видать. И начал волк потихоньку разгребать листья. Кот услыхал, что листья шевелятся, подумал, что это мышь, да как кинется - и прямо волку в морду вцепился когтями.

Волк перепугался, вскочил и давай утекать. А кот сам испугался и полез на дерево, где сидел медведь.

"Ну, - думает медведь, - увидел он меня!"

Слезать-то было некогда, вот медведь как шмякнется с дерева оземь, все печенки отбил, вскочил - да наутек.

А лисица вслед кричит:

- Бегите, бегите, как бы он вас не задрал.

С той поры все звери стали кота бояться. А кот с лисой запаслись на всю зиму мясом и стали жить да поживать. И теперь живут.

Кочеток и курочка

Жили курочка с кочетком.

Пришли они в лес по орехи.

Кочеток залез на орешню орехи рвать, а курочке велел на земле подбирать.

Кочеток кидает, а курочка подбирает.

Вот кинул кочеток орешек и попал курочке в глазок.

Курочка пошла — плачет.

Едут мимо бояре и спрашивают:

— Курочка, курочка! Что ты плачешь?

— Мне кочеток вышиб глазок.

— Кочеток, кочеток! На что ты курочке вышиб глазок?

— Мне орешня портки разорвала.

— Орешня, орешня! На что ты кочетку портки разорвала?

— Меня козы подглодали.

— Козы, козы! На что вы орешню подглодали?

— Нас пастухи не берегут.

— Пастухи, пастухи! На что вы коз не бережете?

— Нас хозяйка блинами не кормит.

— Хозяйка, хозяйка! На что ты пастухов блинами не кормишь?

— А у меня свинья опару пролила.

— Свинья, свинья! На что ты у хозяйки опару пролила?

— У меня волк поросеночка унес.

— Волк, волк! На что ты у свиньи поросеночка унес?

Лиса и дрозд

Жил себе старик со старушкой, и у них только и было именья, что один боров. Пошел боров в лес желуди есть. Навстречу ему идет волк.

- Боров, боров, куда ты идешь?

- В лес, желуди есть.

- Возьми меня с собою.

- Я бы взял, — говорит, — тебя с собою, да там яма есть глубока, широка, ты не перепрыгнешь.

- Ничего, — говорит, — перепрыгну.

Вот и пошли; шли-шли по лесу и пришли к этой яме.

- Ну, — говорит волк, — прыгай.

Боров прыгнул — перепрыгнул. Волк прыгнул, да прямо в яму. Ну, потом боров наелся желудей и отправился домой.

На другой день опять идет боров в лес. Навстречу ему медведь.

- Боров, боров, куда ты идешь?

- В лес, желуди есть.

- Возьми, — говорит медведь, — меня с собою.

- Я бы взял тебя, да там яма глубока, широка, ты не перепрыгнешь.

- Небось, — говорит, — перепрыгну.

Подошли к этой яме. Боров прыгнул — перепрыгнул; медведь прыгнул — прямо в яму угодил. Боров наелся желудей, отправился домой.

На третий день боров опять пошел в лес желуди есть. Навстречу ему косой заяц.

- Здравствуй, косой заяц!

- В лес, желуди есть.

- Возьми меня с собою.

- Нет, косой, там яма есть широка, глубока, ты не перепрыгнешь.

- Вот не перепрыгну, как не перепрыгнуть!

Пошли и пришли к яме. Боров прыгнул — перепрыгнул. Заяц прыгнул — попал в яму. Ну, боров наелся желудей, отправился домой.

На четвертый день идет боров в лес желуди есть. Навстречу ему лисица; тоже просится, чтоб взял ее боров с собою.

- Нет, — говорит боров, — там яма есть глубока, широка, ты не перепрыгнешь.

- И-и, — говорит лисица, — перепрыгну!

Ну, и она попалась в яму. Вот их набралось там в яме четверо, и стали они горевать, как им еду добывать.

Лисица и говорит:

- Давайте-ка голос тянуть; кто не встянет — того и есть станем.

Вот начала тянуть голос; один заяц отстал, а лисица всех перетянула. Взяли зайца, разорвали и съели. Проголодались и опять стали уговариваться голос тянуть; кто отстанет — чтоб того и есть.

- Если, — говорит лисица, — я отстану, то и меня есть, все равно!

Начали тянуть; только волк отстал, не мог встянуть голос. Лисица с медведем взяли его, разорвали и съели.

Только лисица надула медведя: дала ему немного мяса, а остальное припрятала от него ест себе потихоньку. Вот медведь начинает опять голодать и говорит:

- Кума, кума, где ты берешь себе еду?

- Экой ты, кум! Ты возьми-ка просунь себе лапу в ребра, зацепись за ребро — так и узнаешь, как есть.

Медведь так и сделал, зацепил себя лапой за ребро, да и околел. Лисица осталась одна. После этого, убрамши медведя, начала лисица голодать.

Над этой ямой стояло древо, на этом древе вил дрозд гнездо. Лисица сидела, сидела в яме, все на дрозда смотрела и говорит ему:

- Дрозд, дрозд, что ты делаешь?

- Для чего ты вьешь?

- Дрозд, накорми меня, если не накормишь — я твоих детей поем.

Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу ему накормить. Полетел в село, принес ей курицу. Лисица курицу убрала и говорит опять:

- Дрозд, дрозд, ты меня накормил?

- Ну, напои ж меня.

Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу напоить. Полетел в село, принес ей воды. Напилась лисица и говорит:

- Дрозд, дрозд, ты меня накормил?

- Вытащи ж меня из ямы.

Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу вынимать. Вот начал он палки в яму метать; наметал так, что лисица выбралась по этим палкам на волю и возле самого древа легла — протянулась.

- Ну, — говорит, — накормил ты меня, дрозд?

- Вытащил ты меня из ямы?

- Ну, рассмеши ж меня теперь.

Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу рассмешить.

- Я, — говорит он, — полечу, а ты, лиса, иди за мною.

Вот хорошо — полетел дрозд в село, сел на ворота к богатому мужику, а лисица легла под воротами. Дрозд и начал кричать:

- Бабка, бабка, принеси мне сала кусок! Бабка, бабка, принеси мне сала кусок!

Выскочили собаки и разорвали лисицу.

Я там была, мед-вино пила, по губам текло, в рот не попало. Дали мне синий кафтан; я пошла, а вороны летят да кричат:

- Синь кафтан, синь кафтан!

Взяла да и скинула. Дали мне красный шлык. Вороны летят да кричат:

- Красный шлык, красный шлык!

Я думала, что - краденый шлык, скинула — и осталась ни с чем.

Лиса - странница

Плохо жилось лисе, вот и надумала она сделаться странницей — идти на богомолье.

Срядилась и пошла. Попался ей навстречу медведь, спрашивает:

— Куда, лиса, идешь?

— Богу молиться. Пошли со мной. Сама иду и тебя поведу.

Шли-шли, навстречу им волк:

— Куда, лиса, идешь, куда медведя ведешь?

— Богу молиться. Пошли с нами. Сама иду и вас поведу.

Шли-шли, навстречу — заяц:

— Куда, лиса, идешь, куда медведя с волком ведешь?

— На богомолье. Пошли со мной. Сама иду и тебя поведу.

Шли-шли, шли-шли — на дороге яма. Как перейти?

Лиса положила жердочку и говорит медведю:

— У тебя ноги толстенькие, лапы широконькие: пойдешь — не упадешь!

Медведь пошел. Как ступил, так и бухнулся в яму, убился насмерть.

Лиса говорит волку:

— Ты, куманек-волченок, иди. У тебя лапки хорошенькие, когти остренькие — ты удержишься.

Вот волк и пошел — и бухнулся в яму, тоже убился.

Лиса говорит зайцу:

— Ты, зайчик-боботунчик, иди. У тебя ножки тоненькие, сам легонький. Скорёхонько пробежишь по жердочке.

Заяц пошел — и бух в яму, убился.

А лиса залезла в яму и всех съела.

Вот тебе и богомолье!

Лиса и лапоть

Шла лиса по дорожке и нашла лапоть, пришла к мужику и просится:

- Хозяин, пусти меня ночевать.

- Негде, лисонька! Тесно!

- Да много ли нужно мне места!

Я сама лягу на лавку, а хвост спрячу под лавку.

Пустил её ночевать. Лиса и говорит:

- Положи мой лапоть к вашим курочкам.

Положил хозяин лапоть в курятник, а лисонька ночью встала и выбросила свой лапоть в окно.

Поутру встаёт она и спрашивает где мой лапоть?

А хозяева говорят:

- Лисонька, ведь он пропал!

- Ну, тогда отдайте мне за него курочку.

Взяла лиса курочку, приходит в другой дом и просит, чтобы её нустили переночевать. а курочку посадили к хозяйским гусям.

Ночью лиса припрятала курочку, а утром получила гуся. Идет довольная что всех обманула. Шла она так. шла. Увидела новый дом, и просится переночевать, да говорит, что бы гуся посадили к барашкам. Опять схитрила, взяла за гуся барашка и пошла ещё в один дом.

Осталась ночевать и просит посадить её барашка к бычкам. Ночью лисонька украла и барашка, а поутру требует, чтобы ей отдали бычка. Всех - курочку, гуся. барашка и бычка - лиса спрятала. Взяла шкуру, набила соломой - получился бычок. Лиса поставила его на дороге.

Идет медведь с волком. а лиса и говорит:

- Идите возьмите сани, да поедем кататься.

Вот они украли сани и хомут, впрягли бычка, все сели в сани. Лиса стала править и кричит:

- Бычок, соломенный бочок. Сани чужие, хомут не свой, погоняй не стой!

Она прыгнула из саней и закричала:

-Оставайтесь, дураки! - А сама ушла. Медведь с волком обрадовались добыче и давай рвать бычка: рвали, рвали, видят, что одна шкура да солома, покачали головами и разошлись в разные стороны.

Вот так хитрая лиса всех обманула. А тут мимо бежали собаки, увидели лису да за ней, и такую трёпку ей задали что бы неповадно было обманывать других. Отобрали и курочку, и гуся, барашка и бычка. А лиса так в лес и убежала с потрёпанным хвостом, Так ей и надо!. Не обманывай других.

Лисичка-сестричка и волк

Жил себе дед да баба. Дед говорит бабе:

- Ты, баба, пеки пироги, а я поеду за рыбой.

Наловил рыбы и везет домой целый воз. Вот едет он и видит: лисичка свернулась калачиком и лежит на дороге.

Дед слез с воза, подошел к лисичке, а она не ворохнется, лежит себе, как мертвая.

- Вот будет подарок жене, - сказал дед, взял лисичку и положил на воз, а сам пошел впереди.

А лисичка улучила время и стала выбрасывать полегоньку из воза все по рыбке да по рыбке, все по рыбке да по рыбке. Повыбросала всю рыбу и сама ушла.

- Ну, старуха, - говорит дед, - какой воротник привез я тебе на шубу.

- Там, на возу, - и рыба и воротник.

Подошла баба к возу: ни воротника, ни рыбы, и начала ругать мужа:

- Ах ты. Такой-сякой! Ты еще вздумал обманывать! Тут дед смекнул, что лисичка-то была не мертвая; погоревал, погоревал, да делать-то нечего.

А лисичка собрала всю разбросанную по дороге рыбу в кучку, села и ест себе. Навстречу ей идет волк:

- Налови сам, да и ешь.

- Эка, ведь я же наловила; ты, куманек, ступай на реку, опусти хвост в прорубь - рыба сама на хвост нацепляется, да смотри, сиди подольше, а то не наловишь.

Волк пошел на реку, опустил хвост в прорубь; дело-то было зимою. Уж он сидел, сидел, целую ночь просидел, хвост его и приморозило; попробовал было приподняться: не тут-то было.

"Эка, сколько рыбы привалило, и не вытащишь!" - думает он.

Смотрит, а бабы идут за водой и кричат, завидя серого:

- Волк, волк! Бейте его! Бейте его!

Прибежали и начали колотить волка - кто коромыслом, кто ведром, чем кто попало. Волк прыгал, прыгал, оторвал себе хвост и пустился без оглядки бежать.

"Хорошо же, - думает, - уж я тебе отплачу, кумушка!" А лисичка-сестричка, покушамши рыбки, захотела попробовать, не удастся ли еще что-нибудь стянуть; забралась в одну избу, где бабы пекли блины, да попала головой в кадку с тестом, вымазалась и бежит. А волк ей навстречу:

- Так-то учишь ты? Меня всего исколотили!

- Эх, куманек, - говорит лисичка-сестричка, - у тебя хоть кровь выступила, а у меня мозг, меня больней твоего прибили; я насилу плетусь.

- И то правда, - говорит волк, - где тебе, кумушка, уж идти; садись на меня, я тебя довезу.

Лисичка села ему на спину, он ее и понес. Вот лисичка-сестричка сидит, да потихоньку и говорит:

- Битый небитого везет, битый небитого везет.

- Что ты, кумушка, говоришь?

- Я, куманек, говорю: битый битого везет.

- Так, кумушка, так.

Медведь и лиса

Жили-были медведь и лиса.

У медведя в избе на чердаке была припасена кадушка меду.

Лиса про то сведала. Как бы ей до меду добраться?

Прибежала лиса к медведю, села под окошечко:

— Кум, ты не знаешь моего горечка!

— Что, кума, у тебя за горечко?

— Изба моя худая, углы провалились, я и печь не топила. Пусти к себе ночевать.

— Поди, кума переночуй.

Вот легли они спать на печке. Лиса лежит да хвостом вертит. Как ей до меду добраться? Медведь заснул, а лиса — тук-тук хвостом.

— Кума, кто там стучит?

— А это за мной пришли, на повой зовут.

Вот лиса ушла. А сама влезла на чердак и почала кадушку с медом. Наелась, воротилась и опять легла.

— Кума, а кума, — спрашивает медведь, — как назвали-то?

— Это имечко хорошее.

На другую ночь легли спать, лиса — тук-тук хвостом:

— Кум, а кум, меня опять на повой зовут.

Лиса влезла на чердак и до половины мед-то и поела. Опять воротилась и легла.

— Кума, а кума, как назвали-то?

— Это имечко хорошее.

На третью ночь лиса — тук-тук хвостом:

— Меня опять на повой зовут.

— Кума, а кума, — говорит медведь, — ты недолго ходи, а то я блины хочу печь.

— Ну, это я скоро обернусь.

А сама — на чердак и докончила кадушку с медом, все выскребла. Воротилась, а медведь уже встал.

— Кума, а кума, как назвали-то?

— Это имечко и того лучше. Ну, теперь давай блины печь.

Медведь напек блинов, а лиса спрашивает:

— Мед-то у тебя, кум, где?

Полез медведь на чердак, а меду-то в кадушке нет — пустая.

— Кто его съел? — спрашивает. — Это ты, кума, больше некому!

— Нет, кум, я мед в глаза не видала. Да ты сам его съел, а на меня говоришь!

Медведь думал, думал.

— Ну, — говорит, — давай пытать, кто съел. Ляжем на солнышке вверх брюхом. У кого мед вытопится — тот, значит, и съел.

Легли они на солнышке. Медведь уснул. А лисе не спится. Глядь-поглядь — на животе у нее и показался медок. Она нуко скорее перемазывать его медведю на живот.

— Кум, а кум! Это что? Вот кто мед-то съел!

Медведь — делать нечего — повинился.

О щуке зубастой

В ночь на Иванов день родилась щука в Шексне, да такая зубастая, что боже упаси.

Лещи, окуни, ерши собрались глазеть на нее и дивовались такому чуду:

- Экая щука уродилась зубастая!

И стала она расти не по дням - по часам: что ни день, то на вершок прибавится.

И стала щука в Шексне похаживать да лещей, окуней полавливать: издали увидит леща и хватит его - леща как не бывало, только косточки на зубах хрустят.

Экая оказия случилась на Шексне!

Что делать лещам да окуням? Тошно приходится: щука всех приест, прикорнает.

Собралась вся мелкая рыбица, и стали думу думать: как перевести щуку зубастую да такую тороватую.

Пришел Ерш Ершович и так наскоро проговорил:

- Полно думу думать да голову ломать, а вот послушайте, что я буду баять. Тошно нам всем теперь в Шексне, переберемтесь-ка лучше в мелкие речки жить - в Сизму, Коному да Славенку, там нас никто не тронет, будем жить припеваючи.

И поднялись все ерши, лещи, окуни из Шексны в мелкие речки - Сизму, Коному да Славенку.

По дороге как шли, хитрый рыбарь многих из ихней братьи изловил на удочку и сварил ушицу.

С тех пор в Шексне совсем мало стало мелкой рыбицы. Много наделала хлопот щука зубастая, да после и сама несдобровала.

Как не стало мелкой рыбицы, пошла щука хватать червяков и попалась сама на крючок. Рыбарь сварил из нее уху, хлебал да хвалил: такая уха была жирная.

Я там был, вместе уху хлебал, по усам текло, да в рот не попало.

Орел и ворона

Жила-была на Руси ворона, с няньками, с мамками, с малыми детками, с ближними соседками. Прилетели гуси-лебеди, нанесли яичек; а ворона стала их забижать, стала у них яички таскать.

Случилось лететь мимо сычу; видит он, что ворона больших птиц забижает, и полетел к сизому орлу. Прилетел и просит:

- Батюшка сизый орел! Дай нам праведный суд на шельму ворону.

Сизый орел послал за вороной легкого посла воробья. Воробей тотчас полетел, захватил ворону; она было упираться, воробей давай ее пинками и привел-таки к сизому орлу.

Орел стал судить.

- Ах ты шельма ворона, шаловая голова, непотребный нос, г. хвост! Про тебя говорят, что ты на чужое добро рот разеваешь, у больших птиц яички таскаешь.

- Напраслина, батюшка сизый орел, напраслина!

- Про тебя же сказывают: выйдет мужичок сеять, а ты выскочишь со всем своим содомом и ну разгребать.

- Напраслина, батюшка сизый орел, напраслина!

- Да еще сказывают: станут бабы жать, нажнут и покладут снопы на поле, а ты выскочишь со всем содомом и опять-таки ну разгребать да ворошить.

- Напраслина, батюшка сизый орел, напраслина!

Осудили ворону в острог посадить.

Петушок и бобовое зернышко

Жили-были петушок да курочка. Рылся петушок и вырыл бобок.

- Ко-ко-ко, курочка, ешь бобовое зернышко!

- Ко-ко-ко, петушок, ешь сам!

Съел петушок зернышко и подавился. Позвал курочку:

- Сходи, курочка, к речке, попроси водицы напиться.

Побежала курочка к речке:

- Речка, речка, дай мне водицы: петушок подавился бобовым зернышком! Речка говорит:

- Сходи к липке, попроси листок, тогда дам водицы.

Побежала курочка к липке:

- Липка, липка, дай мне листок! Отнесу листок речке - речка даст водицы петушку напиться: петушок подавился бобовым зернышком.

- Сходи к девушке, попроси нитку. Побежала курочка:

- Девушка, девушка, дай нитку! Отнесу нитку липке - липка даст листок, отнесу листок речке - речка даст водицы петушку напиться: петушок подавился бобовым зернышком.

- Сходи к гребенщикам, попроси гребень, тогда дам нитку.

Курочка прибежала к гребенщикам:

- Гребенщики, гребенщики, дайте мне гребень! Отнесу гребень девушке - девушка даст нитку, отнесу нитку липке - липка даст листок, отнесу листок речке - речка даст водицы петушку напиться: петушок подавился бобовым зернышком.

- Сходи к калашникам, пусть дадут нам калачей. Побежала курочка к калашникам:

- Калашники, калашники, дайте калачей! Калачи отнесу гребенщикам - гребенщики дадут гребень, отнесу гребень девушке - девушка даст нитку, нитку отнесу липке - липка даст листок, листок отнесу речке - речка даст водицы петушку напиться: петушок подавился бобовым зернышком.

- Сходи к дровосекам, пусть нам дров дадут. Пошла курочка к дровосекам:

- Дровосеки, дровосеки, дайте дров! Отнесу дрова калашникам - калашники дадут калачей, калачи отнесу гребенщикам - гребенщики дадут гребень, гребень отнесу девушке - девушка даст нитку, нитку отнесу липке - липка даст листок, листок отнесу речке - речка даст водицы петушку напиться: петушок подавился бобовым зернышком.

Дровосеки дали курочке дров.

Отнесла курочка дрова калашникам - калашники дали ей калачей, калачи отдала гребенщикам - гребенщики дали ей гребень, отнесла гребень девушке - девушка дала ей нитку, нитку отнесла липке - липка дала листок, отнесла листок речке - речка дала водицы.

Петушок напился, и проскочило зернышко.

Свинья и волк

Была старая свинья, не ходила никуда днем со двора; ночь пришла — свинья со двора сошла. Хозяйскую полосу миновала, в соседскую попадала; цветочки срывала, соломку бросала. Откуль взялся старый старичище, серый волчище, поднял хвостище, свинье челом отдал:

- Здравствуй, милая жена, супоросная свинья! Зачем шляешься и скитаешься? Здесь волк поедает овец.

Приходит свинье конец.

- Не ешь меня, волчинька, не ешь меня, серенький! Я тебе приведу стадо поросят.

- Не хочу мясца иного, хочу мясца свиного.

Взял волк свинку за белую спинку, за черную щетинку; понес волк свинку за пень, за колоду, за белую березу, стал свиные косточки глодать, свиных родителей поминать.

Источник:

www.tikitoki.ru

Сказки для малышей Русские народные сказки в городе Тюмень

В данном интернет каталоге вы всегда сможете найти Сказки для малышей Русские народные сказки по разумной цене, сравнить цены, а также найти похожие книги в категории Детская литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара выполняется в любой населённый пункт России, например: Тюмень, Новосибирск, Саратов.